Акварун: сайт интегрального человековедения. Астрология, психология, целительство, педагогика, мантика.

Часть I

Глава первая
Три века кризиса

Весьма очевидным является тот исторический факт, что человечество никогда ещё не знало периода столь быстрых, интенсивных и радикальных изменений, как в наше столетие (на основе двух предыдущих). Наиболее похожий период преобразований в прошлом, без сомнения, приходится на первые столетия до нашей эры и ближайшие к ним века нашей эры. Но стоит заметить, что этот период относился, главным образом, к средиземноморскому миру, от которого мы и унаследовали ныне существующую европейско-американскую культуру. Впрочем, в те же самые времена, в Индии также происходили базовые изменения — такие важные, как появление новой формы буддизма (буддизм Махаяны), которая, впоследствии, быстро распространилась в Тибете, Китае, и несколько позднее, в Японии. Однако кризис, который мы переживаем сегодня, глобален. Каждый континент и любое человеческое общество затронуто им и обнаруживает себя в состоянии переворота.
Этому факту следует придать должное значение. Если мы верим в упорядоченную вселенную и неотъемлемо структурированный процесс человеческого развития, — этот исторический факт должен играть важнейшую роль в понимании паттерна циклов, влияющих на развитие не только человечества, но и всей Земли, уже только по той причине, что сегодня во власти человека разрушить, по-видимому, большую часть жизни на этой планете (как, впрочем, и совершить глобальное самоубийство). Никто не может отмахнуться от этого факта. Мы должны предпринять любую возможную попытку (пробную и неполную, каковой она может показаться людям, рождённым пять или десять столетий спустя) исследовать значения фактов, располагая их во времени. И это означает искать соответствующие и разъясняющие подсказки везде, где мы можем их найти; даже если это трудно (или просто невероятно) — отыскать ключ, который понятен и имеет отношение к любому мужчине или женщине в наш с вами век, век путаницы и плохо усвоенных данных, не интегрированных интеллектуальных дисциплин.
Астрологически ориентированный человек имеет превосходную подсказку относительно открытия трёх (предположительно) неизвестных ранее планет в нашей солнечной системе: в 18-ом столетии — Урана, в 19-ом столетии — Нептуна, и в 20-ом — Плутона. Причину открытия этих планет легко объяснить тем, что человек создал и усовершенствовал новые инструменты (телескопы и чувствительные фотографические пластины), а также новые интеллектуальные методы (алгебра, исчисление и т.д.). И то и другое понадобилось, чтобы установить присутствие этих отдалённых планет, и (впервые) наблюдать множество малых астрономических тел в нашей солнечной системе (в основном астероидов). Но, объясняя их открытие таким способом, мы понижаем значение (этого факта) с космического уровня до ментального.
Открытие Урана, Нептуна и Плутона упоминается здесь не как причина текущего мирового кризиса, но как символ его значения. Привлекает внимание то обстоятельство, что всеохватывающие, коренные изменения 18-го столетия носили по-настоящему «уранический» характер, по крайней мере, в нашей Западной культуре, которая в то время составляла авангард эволюционного развития. Соответственно период 19-ого столетия (особенно близко к моменту открытия Нептуна) является характерно «нептунианским»; и так же верно связывать характер текущего века с Плутоном.
Но откуда нам известно — что означают термины: «уранический», «нептунианский», «плутонианский»? Есть два способа ответить на этот вопрос. Большинство астрологов указали бы на наблюдения, которые показывают, что эти недавно обнаруженные планеты воздействуют на людей или местные национальные события определённым образом; и поэтому у каждой из этих планет, можно сказать, есть характерная «природа» и «влияние» на человеческие дела, и это может быть легко доказано множеством фактов. И любому, кто серьёзно изучал астрологию в течение нескольких лет — трудно это отрицать.
Однако, мой ответ в том, что солнечная система в целом — организованная система, в которой расстояние планеты от Солнца обусловливает её характер. Это расстояние определяет длину «периода» планеты (то есть время периодического обращения вокруг Солнца); и солнечную систему можно рассматривать как огромные часы с множеством стрелок, перемещающихся с различной скоростью и, таким образом, образующих циклы сильно различающихся величин.
Однако этим ответ не исчерпывается. Астрология, если пристально присмотреться к её способности интерпретировать или показывать значение, проявляется как символический язык, в котором структура большего целого (такого, как солнечная система) в пространстве и времени связана со структурным развитием меньших целых (индивидуальный человек или человечество-как-целое). Астрология — это практическое применение целостного философского подхода к существованию. Согласно этой философии, каждое экзистенциальное целое содержится в пределах большего целого, которое, в свою очередь, является целым, содержащимся в пределах иного, большего целого. Организованная система экзистенциальных действий является одновременно и вместилищем меньших целых, и одной из составляющих большей системы. Молекула содержит атомы, но является одной из многих составляющих клетки. Человек содержит миллиарды клеток, и человеческая общность (а, на самом деле, планета Земля) содержит в себе миллиарды людей.
Это самый фундаментальный принцип, определяющий две сферы, или две области деятельности в любом организованном целом. У любого целого, на которое мы когда-либо обращали внимание, есть, можно сказать, более или менее заметное ядро, поскольку первоначально это целое появляется из некоторого «семени», или формируется из динамического центра (например, пустоты, вокруг которой образуется круговое движение). Большая часть организованной системы обычно подчиняется центростремительной силе (гравитации) такого ядра, или объединяющей интегральной силе. Но есть также, по крайней мере, в потенциальном и скрытом состоянии, периферическая часть целого, которая будучи затронута, в надлежащий момент становится всё более и более подвержена напряжению большего целого, которое полностью заключает в себе и содержит систему меньшую.
Прежде всего, деятельностью человека управляет центральная власть жизненной энергии внутри него, которую мы можем назвать его самостью — специфическим ритмом его собственного биопсихического организма, всегда стремящегося поддержать, сохранить и воспроизвести себя самого. Но обычно человек не живёт в одиночку. Изначально (в древности) он являлся членом племени, которое составляло очень чётко выраженное психическое целое так же, как биологическое и этническое, заселявшее обычно определённую географическую область. В случае кочевых скотоводческих групп, — эта область бывала довольно обширна. В качестве соплеменника, человеком управляет некая преданность; он подчиняется табу и обычаям, которые определяют основной ритм жизни сообщества-как-целого. Член племени — меньшее биопсихическое целое, подвергнутое структурным и квазиинстинктивным формам деятельности; а некоторые формы могут полностью овладевать его собственным ритмом и (даже) его стремлением к самосохранению и безопасности.
Племенные сообщества интегрируются в империи или современные нации; и почти неизбежно настаёт время, когда индивидуумы будут рассматривать себя как «меньшее целое», непосредственно связанное с «большим целым», человечеством, — и более того, со всей планетарной областью действий, которую мы называем Землёй — одним «домом» для всех людей на этом уровне разума. Напряжение «человечества» сегодня действительно затрагивает множество индивидуумов с большой силой, и они посвящают свою жизнь «гуманитарным» целям (на том или ином уровне) и готовы жертвовать собой ради формирования «глобального» общества, структурированного моральными принципами, основанными на ограничении.
Сегодня, рассматривая нашу солнечную систему, мы достигли астрономических познаний, позволяющих нам видеть эту солнечную систему как одну из множества таких систем (или прочих звёздных организаций), содержащихся в пределах нашей огромной галактики. В терминах астрологической символики (если не какой-либо иной, но пока мы ей не обладаем) скажем, следуя заявленной цепи рассуждений, что планеты нашей солнечной системы можно разделять на две группы. Планеты внутренние, включая Сатурн, находятся полностью под влиянием гравитационной силы Солнца. Но три планеты, обнаруженные недавно — Уран, Нептун и Плутон, — всё ещё подчиняясь солнечному натяжению, являются теми фокусирующими точками, через которые влияние большего космического целого, галактики, набирает силу.
Каждая организованная система активности подчиняется двум противоположным силам: центробежной силе, исходящей от центра системы, и центростремительной, которая представляет собой побуждение иметь отношение (во времени) и подчиняться активности «большего целого». В нашей солнечной системе есть предел, внутри которого, направленное к Солнцу центростремительное натяжение является наибольшим, — он представлен орбитой Сатурна, и сама планета символически окружена кольцом. Сатурн, в традиции астрологии, обозначает принцип ограничения и «формы» в узком, изолированном смысле. Он относится к принципу стабильности и безопасности, к логике и к эго, которое отделяя людей, в тоже время утверждает их «имя» и их неотделимую социальную идентичность, — подобно скелету, который ограничивая, обусловливает структурный характер тела. С другой стороны, планеты за пределами Сатурна символизируют силы в человеческой природе (некоторые сказали бы вне её), которые побуждают достигать понимания помимо точно определённых, рациональных, ограничивающих способов мышления, чувств и поведения.
Я говорил об Уране, Нептуне и Плутоне, выражаясь фигурально, как о «послах Галактики» в нашей солнечной системе. Как таковые, они присутствуют здесь, чтобы продемонстрировать всему существующему в пределах границ Сатурна выход «из» — во «вне». Они представляют собой универсальные силы, которые всегда имеют тенденцию создавать из меньших целых агентов, работающих на большее целое. В религиозных терминах они, можно сказать, символизируют триединое божество, скрытое в каждом человеке — божество, которое в определённое время роста (и кризиса) в жизни людей может бросать вызов натяжению светила и планет, солнечной властью связанных; и в конечном счёте, может стать господствующим влиянием в жизни человека. Он сам себя посвящает так называемым «духовным» задачам. Такое посвящение заставляет мужчину или женщину следовать маргинальным курсом социального и культурного поведения, поскольку его или её ум и чувства реполяризуются и переориентируются от солнца к галактике, от эго к человечности и, в недалёком будущем, к более близкой идентификации с Тем что структурировало, и теперь ведёт развитие Земли и Человека.
Студент, изучающий многое из того, что стало известным к настоящему моменту, весьма неуклюже говорит сегодня о «Пути» в терминах «эзотерической философии» или старых религиозных традиций, мистицизма. Заявление о жажде и готовности «вступить на Путь» означает (в астрологическом символизме) определённую реакцию на энергии, ведущие человека к состоянию резонанса (и, в конечном счёте, к идентификации) с более широкими ритмами огромного космического Целого, галактики — общности звёзд. Уран, Нептун и Плутон представляют в таком символизме три основных фазы процесса реполяризации и универсализации сознания. Мы можем визуализировать их как стоянки на Пути человека к великой «Инициации». В результате он становится более чем человеком, и (в религиозных терминах) может стать богоподобен.
То, что подразумевается под понятием Пути, является постоянным ускорением человеческой эволюции. Это «крутой и узкий» Путь. Часто его противопоставляют «скоростной магистрали жизни», которая широка и открыта, и на которой массы человеческих существ медленно перемешиваются, преимущественно вслепую, будучи в плотной близости, подталкиваемые мощными структурными силами, действующими внутри человека в виде инстинктивного принуждения. Индивидуум на Пути, как предполагается, достигает за относительно короткое время изменений, на которые человечеству обычно требуются многие тысячелетия. Однако, могут быть такие времена, в течении которых всё человечество взбудораживается экстраординарным ферментом роста, и в потоке таких динамичных времён, относительно большое количество людей, чувствующих сильный внутренний импульс приступить к этому опасному процессу ускоренного развития, — получают возможность (каждый — свою) ощутимо приблизиться к совершенности. Если их число достаточно велико, они могут поляризовывать своим неугомонным поиском и напряжённым желанием (и своим отчаянием) «схождение» над-планетарных сил. Тех самых сил, которые мы можем интерпретировать в религиозных терминах как эманации «Бога», или понимать как полномочия, данные галактикой. В такие времена энергии фокусируются неким образом на человечестве (и возможно, на планете-как-целом).
Если Уран, Нептун и Плутон, по крайней мере символически, являются агентами Галактики, то их можно рассматривать как «преобразователей» интенсивно высвобождающихся космических энергий в приемлемой для людей форме, даже, если за таким высвобождением неизбежно следуют перевороты. Очевидно, что эти «преобразователи» присутствовали в солнечной системе в течение миллионов лет, но они представляли собой главным образом скрытые возможности, которые востребовались настолько, насколько человеческое сознание становилось заинтересованным в них. Если они были «открыты» и стали неотъемлемой частью нашего сознательного отношения ко вселенной в течение последних двух столетий, то (следуя этой линии рассуждений) это произошло потому, что они постепенно давали о себе знать, усиливая активность и пробуждая тем самым, по крайней мере в интеллектуальной элите человечества, способность становиться сознательным в своём существовании, благодаря росту ментальных способностей.
Именно по этой причине можно сказать, что человечество-как-целое получило вызов и подошло вплотную к Пути ускоренного развития. Этот Путь смог бы привести к некой глобальной Инициации, при условии, что массы людей в состоянии резонировать и отвечать утвердительно и смело на поток галактических (или божественных) энергий; но окажутся ли массы в состоянии? Это вопрос риторический.
Знание того, что благоприятная возможность существует, и понимание того, что она собой означает, должно быть широко распространено по всему миру; путь такого посвящения (или полного человеческого преображения) должен осуществляться сознательно. Это — действительно «Сознательный Путь» развития. Он требует хорошо развитого и структурированного состояния ума, способного, прежде всего, возвыситься над эмоциональными реакциями на события и найти безопасность и силу в сознательной сонастройке с циклами и структурными факторами, — и прежде всего в глубокой реализации индивидуальной судьбы (в моём определении этого термина).
Следовательно, очень важным является понимание того, что могут представлять собой планеты Уран, Нептун и Плутон в оперативном, космическом и динамическом смысле; и наряду с этим: что они обозначают на символическом языке астрологии. И здесь мы сталкиваемся с поразительным, уже упоминавшимся фактом: то, что указывают эти планеты (натальными аспектами и транзитами), когда они особенно акцентированы в карте рождения индивидуума, — может быть очень схоже с основным характером соответствующих столетий, в течение которых эти планеты становились сознаваемыми факторами в коллективном разуме Человека. Действительно, понимание этого очень помогает астрологически осведомлённому уму в его попытке понять значение 18-ого, 19-ого и 20-ого столетий как периодов истории, наполненных трансформирующими событиями, и связать их соответственно с Ураном, Нептуном и Плутоном. Даже если рассматривать их только как символы структурных особенностей, эти планеты проливают более существенный свет на то, что случилось с нашей Западной цивилизацией начиная с 1700-го года. Они помогают нам определить наше место в огромном планетарном общечеловеческом процессе преобразования, в котором мы вынуждены волей-неволей участвовать (с положительной или отрицательной долей участия); простираясь ли в грядущие галактические пространства или отступая в страхе и инерции к сфере, ограниченной сатурнианскими структурами — социально-культурными и личными.
Антагонистами всех энергий радикальных преобразований, фокусируемых через Уран, Нептун и Плутон, являются, с одной стороны, пара наибольших планет солнечной системы, Юпитер и Сатурн, — и пара ближайших к Земле планет (Марс и Венера) с другой. Юпитер и Сатурн представляют собой социальный и религиозный уровень человеческого существования и всё, что имеет отношение к общественным институтам и власти, которая доступна людям. Юпитер, психологически говоря, направляет к реализации, социальному чувству — «объединяющему, когда мы побеждаем, но изолирующему, когда проигрываем» в борьбе за выживание и увеличение комфорта. На более глубоком уровне — к религиозному чувству (которое является продолжением чувства социального), направленному к единству. Сатурн, как мы уже заметили, обеспечивает чувство безопасности, которое рождается из официально признанного участия в устойчивой системе организации, которая гарантирует вам исключительное право на ваше имя, ваше место и статус, ваше имущество. Сатурн, поэтому, всегда выступает против побуждения к радикальному самопреобразованию или социально-культурным изменениям, которые опрокидывают статус-кво на любом уровне, бросают вызов истэблишменту и его специфическому, ограничивающему типу общественного порядка.
Марс и Венера, будучи планетами с обеих сторон орбиты Земли, обозначают то, что является самым личным и интимным в жизни людей — их нравы. Эти факторы обычно развиваются в пределах социально-культурных структур, представленных Юпитером и Сатурном и, всё же, могут выходить из подчинения сообществу и проявляться на сугубо индивидуальной основе. Они могут, в конечном счёте, реполяризоваться и трансформироваться под воздействием опыта, который принадлежит к области транс-сатурнианских планет. Но, если уж человек терпит неудачу в своей попытке следования на Пути преобразования, — то энергии, представленные Ураном, Нептуном, и особенно Плутоном становятся для него разрушительными и анархическими. Венера может направить к полному извращению человеческих ценностей, а Марс, в равной степени, к извращённой и садистской жажде насилия.
Если теперь мы рассмотрим европейскую историю в течение прошлых столетий, мы сможем утвердительно сказать, что в классическом столетии Людовика XIV («государство это я» — то есть прославление эго) присутствуют все характеристики Сатурна, социальные и культурные. Версаль — прекрасный символ изысканного, аристократического и крайне формалистического общества. Людовика XIV-го называли le Roi soleil (Король-Солнце), но Сатурн и Солнце связаны как окружность и центр. Ураническое 18-ое столетие боролось против понятий «королевства божественного права», союза церкви и государства (Юпитер и Сатурн, спаянные в одно) и против социальных привилегий, церковного догматизма и мирового устройства Декарта. Масонство (с его идеалом товарищества и братства душ) возглавляло эту борьбу; французские энциклопедисты боролись неустанной критикой Средневекового менталитета; а также следует отметить революционные движения в Америке и во Франции.
Под давлением этих уранических влияний, и в поиске принципа порядка более универсального, чем порядок классической эры, нептунианское чувство появилось уже к концу 18-ого столетия в прославлении «человеческой природы» Жан-Жаком Руссо, в твёрдом убеждении новых учёных и философов, в преобладании «естественного права» над специфической системой «разоблачённой» религии и этики. Эта тенденция, развившаяся в романтизм, привела к идее человеколюбия, к французскому религиозному социализму, коммунистическому манифесту, и к первому опыту организации, основанной на «Божественном Проявлении» безусловно глобального «Мирового Порядка», — движению Бахаи. Это большое религиозное движение, начальная фаза развития которого началась в 1844-м году, в Персии. Возникновение движения связано с посланием выдающейся личности, Бабы (казнённого вскоре сатурнианским мусульманским духовенством). Это движение приобрело ещё большее значение при его преемнике, Бахаулле, которого несколько миллионов сторонников его веры, организованные в общины повсеместно, на каждом континенте, признают как Посланника Бога и Законодателя Новой Эпохи — ожидаемой сегодня повсюду «Эры Водолея».
Промышленная революция, основанная на силе пара (и позже — нефти), также является нептунианским явлением. Она растворила ураническую власть (над умами), заставлявшую разрушать и прорываться. Всё же, у каждого действия универсализующих сил имеется ответная реакция; и она, в свою очередь, имеет тенденцию кристаллизовать (под инерционным сопротивлением) изменения привилегий, утверждённых Сатурном. Универсализующие нептунианские силы увязли прежде, чем распространиться по всему земному шару. Они проявились иначе: как ведущая вперёд сила наций, расширяющих своё влияние на глобусе посредством колониализма; и поскольку аристократы старого европейского образца возвратили себе значительную власть после наполеоновских войн, им удалось загнать в угол новые энергии, высвобожденные промышленной революцией. На противоположном полюсе общества появился новый класс людей, пролетариат, и он стал полем для нептунианских сил, которые обладают свойством понижать и ослаблять каждую дифференцированную структуру до своего рода текучего и бесформенного хаоса.
Нептун есть универсальное растворяющее вещество Алхимиков. Он — глубокий туман, поднимающийся с тающих айсбергов и накрывающий побережье. Он имеет отношение ко всем видам «навигации» по огромным пространствам космоса или океана, (а также в наши дни) пространства атмосферы и стратосферы. Эта навигация связывает кажущиеся отдельными континенты и политически дифференцированные нации, строя громадную и расширяющуюся сеть коммуникаций. Нептун служит путеводной нитью той силе, на основе которой может быть построено будущее глобальное общество. Он вызывает также эффект «плавильного котла», который индусы называли «смешением каст».
Как мы теперь видим, в 1891-92-ом годах Нептун и Плутон соединились (транзитно) в первых градусах зодиакального знака Близнецов — знака интеллекта и ментальной коммуникации. Плутонианский фактор начал постепенно пробиваться из коллективного подсознания человечества к общественному осознанию (1930-й год). Первая мировая война, с её статичным противостоянием в мокрых и грязных полях сражений во Франции, с её ядовитым газом, — была нептунианским видом войны. Словно некое колдовство втягивало (страны) в «войну, которая закончит все войны», — Нептун тесно связан с чарами. Его чарующая сила, в различных её проявлениях, это соблазн, побуждающий людей с пылкой верой пускаться в неизведанное и совершать шаги, которые они никогда бы не предприняли, если б могли знать рационально и объективно, что ждёт впереди. Любовь — тоже волшебство, напускаемое жизнью на мальчика и девочку при встрече, заставляя их забыть, по крайней мере на время, эгоцентрическое мышление и собственные планы. И есть также чары, которые покрывают и прославляют тяжёлое и выматывающее бремя материнских обязанностей, а также чары религиозной преданности всё-превосходящему Богу, живущему далеко за облаками человеческой слабости, — и эти чары могут вести людей к аскетизму или мученичеству.
Поскольку Плутон стал наблюдаем, и вошёл в область сознания человечества, фашизм и нацизм стали восходить до уровня мирового значения, и электронная (или технологическая) революция, заявленная открытием рентгеновского излучения, радия и квантовой теории после соединения Нептуна и Плутона, начала затрагивать постоянно увеличивающуюся часть нашего современного общества. Уран разрушает сатурнианское прошлое властью вспышки нового видения; и это высвобождает «семена идей», которые рано или поздно прорастают сначала в умах нескольких пионеров, а позже обуславливают интеллектуальные процессы, идущие в авангарде человечества. Нептун ослабляет и, по возможности, растворяет то, что разрушил Уран, включая чувство безопасности человека и его лояльности к устаревающим общественным институтам. Плутон как бы распыляет то, что осталось нетронутым, сводя всё прошлое к некоему размытому состоянию.
Однако, то нечто, что обнаруживается в этом почти недифференцированном состоянии, сначала отчаянно жаждет некоторого подобия единства, которое оно имело обыкновение знать. В результате чего эта масса обладает тенденцией соединяться в различные виды вихрей, сформированных силой некоторого количества энергии, подобной энергии урагана. Лидер, понимаемый как «Фюрер», — появляется в ответ на подсознательную тоску массового ума по основательности; но основательность, которая приходит (от тоталитарной партии или банды в современных трущобах), обманывает и всегда оборачивается насилием (физическим или психологическим) и часто оборачивается катастрофой. Плутон может быть символом смерти, но главным образом смерти того, что не желает отмирать, и он неотступно преследует слабые, пустые умы людей и коллективы, вынуждая их искать мучительное удовлетворение в нечеловеческой жадности и похоти, в преступлении или совместном психическом и экономическом вампиризме.
Плутон, в том числе в своей положительной ипостаси, является принципом переупорядочивания и возрождения, присущего всем семенам. Плутон — ворота в бессмертие; он означает способность человека или специальной группы (библейский «остаток») сохранять свою идентичность — по крайней мере, на уровне ума, — в то время как всё остальное разрушается под неустанным давлением конечности цикла. Плутон символизирует универсальное братство человека в семени; но для тех миллионов людей, которые отказываются или фактически не могут сознательно интегрироваться в этом «семени», возможная альтернатива — это опыт всечеловеческого единства через смешивание крови в грязи чудовищных сражений, смешивание пепла в громадных вихрях (которые могут пронестись, скрывая солнце, разрушая и уродуя большую часть жизни на земле), порождаемых применением широко распространившейся угрозы ядерного холокоста.
Обнаружит ли человек — возможно, в начале ХХI-ого столетия — другую планету за орбитой Плутона? Существование такой планеты считали вероятным некоторые астрономы; и некоторые астрологи, в Америке и Европе, не только вычислили общую орбиту, которую она может иметь, но говорили и о нескольких более отдалённых планетах. Их существование вполне вероятно; но моё ощущение в следующем: только одна планета должна быть позднее обнаружена за Плутоном; и много лет назад я высказал эту гипотезу, назвав планету Прозерпина (Голландские астрологи использовали вместо этого греческое название Персефона). Если она существует, то она являлась бы естественным и логичным символом реального возрождения после трёхчастного кризиса на Пути трансформации. Она показала бы основу нового типа человеческого существования, в котором дуализм жизни и смерти был бы преодолён сознанием, способным испытать циклически и то и другое без потери идентичности, — испытать состояние, относящееся к большому мифу богини Прозерпины, которая треть своего существования обитает с Плутоном в «потустороннем мире», и две трети на поверхности Земли, как символ вновь рождаемой листвы (вегетации). Прозерпина тогда представляла бы ум посвящённого, который, подобно Лазарю из Евангелия, знал смерть и был возрождён силой божественного Существа, его «Мастера» или гуру.
Независимо от такой возможности, мы теперь имеем дело с тремя планетами за Сатурном, которые на самом деле должны расцениваться как одно, то есть как триада, — хотя бы по той причине, что длительности периодов их обращения вокруг Солнца связаны самым тесным образом. Период Нептуна вдвое, а период Плутона в три раза больше периода Урана. Такое 1-2-3 соотношение между циклами следующих друг за другом планет уникально в нашей солнечной системе; и любому факту, который отмечен подобным образом, должно предаваться особое значение при рассмотрении любой целостной формы и, следовательно, в любой символической системе.
Таким образом, корреляция между Ураном, Нептуном, Плутоном и тремя основными столетними фазами процесса полной перестройки человечества, сменявшими друг друга в моменты официального открытия этих планет, становится ещё более значащей. Это подводит нас к предположению, что эти три планеты составляют реальную «триаду» аспектов единого процесса преобразования глубочайших смыслов человеческого существования. Мы видим такой процесс на примере работы этих аспектов в индивидуумах, поскольку изучаем транс-сатурнианские планеты и их транзиты в индивидуальных картах рождения; и там мы вполне определённо видим, каким образом такие процессы работают на протяжении жизни современных людей. В прошлом эти процессы считались «оккультными», и они содержали величайшую тайну и внушающие страх испытания. Но с тех пор как Уран, Нептун и Плутон как они есть, вышли из бессознательных глубин внутреннего человеческого существа и вошли в сознание, по крайней мере, эволюционного авангарда человечества, — Мистерии прошлого перестают быть скрытыми.
В те времена, когда человеческий менталитет формировался под влиянием жёстких паттернов социально-культурных систем совместной организации, (астрономически) доминирующую роль играли юпитерианские религии и сатурнианские обряды и догмы. Всё, что могло выходить за пределы и вести к универсиализации почитаемых традиций, публично преподносилось как дьявольское, и тайно сообщалось только некоторым «праведным из праведных», избранным и строго проверенным кандидатам для инициации. Но сейчас, когда транс-сатурнианские планеты вошли в сознание человечества в результате радикальных кризисов сознания, которым подвергается современный человек, — самая фундаментальная биопсихическая приверженность прежним традициям растворяется в бессмысленности, а то, что прежде было скрыто — занимает всё большее место. Сама современная жизнь является проверкой, потому что эта жизнь бросает нам вызов, заставляя нас принимать критические решения, которые в прошлом могли принимать только некоторые избранные и обученные люди.
Мы можем действительно обоснованно предположить, что человечество находится в середине процесса широкой «мутации» — фундаментального изменения сознания; и тот факт, что Уран, Нептун и Плутон вошли в область сознания людей, я верю, является очевидным и убедительным символом распространения этого процесса на большую часть человечества. Это не значит, что процесс обречён на успех, и не значит, что на мутацию не повлияют многие регрессивные и разрушительные результаты. Случится ли это?; и насколько будет преобладать общий успех над неизбежными неудачами? Насколько человечество изменится (вероятно, очень сокращённое числом), и когда оно подойдёт к концу глобального кризиса — это вопросы, на которые никакие определённые ответы не могут быть даны сегодня. Я же не берусь предсказывать, — но только объяснять.
вверх