Акварун: сайт интегрального человековедения. Астрология, психология, целительство, педагогика, мантика.

Глава пятая
От Христа к Будде

•  Великий поворот в человеческой эволюции  •  Начало эры Рыб  •
•  Более широкая перспектива  •  100 год до н.э. — отправная точка?  •

Великий поворот в человеческой эволюции

Итак, мы подошли к точке (рассуждения), в которой неплохо бы напомнить о главной цели этой книги. Человечество, очевидно, переживает период всемирного кризиса, вызванного развитием нового типа сознания в Западном мире. Достаточно взглянуть на ряд социальных, политических, экономических и культурно-религиозных событий в течение прошлых двух — пяти столетий. Развитие экспериментального, аналитического и строго научного типа интеллектуальных взглядов, под давлением особых обстоятельств европейской культуры в период ренессанса, привело к огромным достижениям в технологии. Такие взгляды, в свою очередь, изменили образ жизни западного человека, отношения между социальными классами, условия труда, жизнь семьи, культурные и религиозные верования любой страны, в которую белый человек приходил с «благородной» целью проявить своё доминирующее и преобразующее влияние. Сегодня всё человечество охвачено вихрем интенсивных, ускоряющихся изменений. Электронная революция и использование ядерной энергии, быстро аккумулирующийся эффект загрязнения воздуха, воды и почвы нашей планеты промышленностью, а также психологические и социальные последствия современной медицины, автоматизации и охватывающих земной шар средств коммуникации, привели нас в неизбежную точку кризиса. Такой кризис может оказать самое радикальное и, возможно, катастрофическое влияние на человеческую эволюцию.
Вопрос вопросов сегодня: «куда движется человечество?»
И вот, две основные возможности сразу приходят на ум. Мы можем столкнуться с ускоренным развитием, которое приведёт к более технологичному, и всё более компьютеризированному и автоматизированному глобальному обществу. И оно, наверное, имело бы место под некоторым централизованным управлением, порождённым фантастической сложности организацией отношений групп и экономически-социального управления на пространстве всего земного шара, запруженного миллиардами людей очень разного культурного происхождения, языков и догматических верований. С другой стороны, может случиться так, что мы уже стоим на пороге международной революции. Первая цель её состоит в том, чтобы сделать наши современные учреждения и образ жизни настолько «недействующими», что всё будет приводиться в состояние глобального хаоса с одной только надеждой, что из этого хаоса появится в принципе новая и лучшая цивилизация. Возможно, сегодня не существует других альтернатив, а лишь эти две возможности могут принять формы, сильно отличающиеся от предполагаемых обычно.
Следовательно, должно быть ясно, что, если астрологические циклы имеют какую-либо ценность вообще на уровне человечества в целом, они должны показать нам, что мы находимся теперь на пороге решающего перехода. Астрологи говорят о новой эре, эре Водолея. Очевидно одно: если мы уже в ней, или близко к началу этой новой эры, настоящий всемирный кризис должен совпасть более или менее точно с её началом. Если нет такого совпадения, то это означает: 1), что настоящий мировой кризис не столь важен, как мы подумали (не важнее, скажем, революционного периода до и после 1789 г.); или означает 2), что всё это станет более актуальным в течение последующих двух (или трёх) столетий; или же 3), что прецессионная эра не касается критических изменений в человеческом обществе и в сознании человека. (Это могло бы означать, что иные астрологические циклы являются истинными индикаторами всемирных человеческих переворотов).
Гипотеза номер 1) не кажется надёжной, поскольку, согласно нашим знаниям, человечество никогда прежде не вовлекалось целиком в радикальную борьбу, способную обречь его на (почти) окончательное исчезновение рода человеческого. Никогда прежде оно не имело изменений в самом фундаментальном подходе к обществу, религии, человеку, Богу, вселенной, — столь же всеобъемлющем, как и продуманном для преобразования жизни всех человеческих существ. Гипотеза номер 2) может быть правильной, но в таком случае, показанная перспектива совершенно непривлекательна, и надежды многих людей на предстоящую эру, которая вот-вот начнётся, как на более конструктивную и духовную, — драматически бессмысленны. Третья гипотеза 3) также может быть обоснованна. Могло случиться, что наряду с большим сидерическим годом, иные космические циклы начинаются теперь и, как таковые, насыщают это время ключевыми событиями (характерно необходимыми в начале прецессионной Эры), затягивая, тем самым, переход между двумя основными фазами человеческой эволюции.
В этой связи я хочу напомнить о 500-летнем цикле соединений Плутона и Нептуна, обсуждавшемся в предыдущей главе, и о 10 000-летнем цикле, упомянутом в главе перед этим. Добавим также, что могут существовать большие циклы, связанные с изменениями формы орбиты Земли или с определёнными фазами внутри цикла (по-видимому) в 200 миллионов лет, соответствующего обращению Солнца вокруг галактики. Это может иметь тенденцию ускорять эволюционные процессы во всём живущем и мыслящем в пределах нашей солнечной системы или любой подобной системы.
Однако как уже было заявлено, каждая прецессионная эра, а выражаясь иначе, каждый «месяц» большого сидерического года длится, можно сказать, почти 2160 лет (весь год — около 25 868-ми лет). То есть, звёзды прибавляют в год приблизительно 50 минут астрономической долготы, или (для округления) — 1 градус в течение 72-х лет. Теперь, если мы сможем показать, что каждые 2160 лет происходит очень важный кризис преобразования, затрагивающий, по крайней мере, авангард человечества, то мы сможем придать больше вероятности концепции, в которой череда эпох действительно является существенным индикатором хода времени (the timing) как оно есть, а значит и процессов истории, во всяком случае, на определённой ступени изменений. Если мы можем показать, что внутренний паттерн этой эры (поддающийся определению в терминах астрологии) соответствует структурному развёртыванию специфической фазы в человеческом развитии, которая уже началась, или вот-вот начнётся, — то соответствие поможет доказать нам ценность использования таких космических часов с целью определения точного положения человечества сегодня. Если мы знаем где находимся, в терминах долгосрочного человеческого развития сознания и способности устанавливать устойчивые формы социально-культурной организации, мы достигаем точки преимущества, с которой можно оценивать объективно — а не в терминах наших личных или коллективных страхов и надежд — значение происходящего мирового кризиса. Цель этой книги, я повторяю снова, получить объективную перспективу мировой ситуации. И конечно же, такая цель рождена ни в коей мере не желанием пересматривать старый астрологический материал, дабы предоставить некоторую дополнительную информацию для изучающих астрологию; в цель книги не входит наставление друзей или учеников для запоминания и повторения.

Начало эры Рыб

На различных основаниях выдвигались разные даты начала развернувшейся «эры Рыб». Самой ранней из них, я полагаю, является дата, выдвинутая Дэвидом Дэвисоном в книге «Великая Пирамида: Её Божественное Сообщение». Эта дата приходится на 317-й год до н.э. — и закончиться эра Рыб должна в 1844-м году нашей эры, охватывая промежуток в 2162 года. В «Энциклопедии Астрологии» Николаса де Вуара (Нью-Йорк 1947 г.) есть несколько статей, написанных Чарльзом А. Джейном, который в течение нескольких лет издавал замечательный журнал «В Поиске». В этих статьях приводятся многочисленные астрономические данные, относящиеся к прецессии точек равноденствия (особенно на страницах 307-309); данные, которые редко (если вообще когда-либо) упоминались астрологами.
Часть данных имеет дело с «неизменяемой плоскостью» солнечной системы; другая часть очень хорошо показывает различия циклов кругового движения полюсов Земли, и прецессии точек равноденствия. Это различие возникает из-за множества факторов, слишком технических, чтобы приводить их в этом томе, но которые ведут к довольно важным изменениям в определении точной длительности прецессионного цикла — от 25 413 до 25 976 лет. Е. Блаватская в своей «Тайной доктрине» (так же как в других книгах девятнадцатого столетия) приводит 25 868-летний период, и это, по-моему, относится к длительности настоящего прецессионного цикла. Чарльз Джейн заявляет, что цикл полюсов длится 25 694,8 лет. Он утверждает, что новый полярный цикл начался приблизительно в 25 — 28-м годах нашей эры.
Джеральд Мэсси, человек глубоко изучивший древнееврейскую и египетскую культуры, даёт 255 г. до н.э. как дату начала так называемой эры Рыб. Астролог Тиренс даёт 125 г. до н.э.; Пол Консел — нулевой год нашей эры; Сирил Фэгэн — отец движения сидералистов в современной астрологии — 213 г. нашей эры. Согласно Гэвину Артуру, эта дата должна соответствовать 496 г. нашей эры; предположительная дата, данная Максом Генделем соответствует времени крещения Кловиса, короля франков, после разгрома римлян в сражении при Суасоне — 486-й год. Эти события ознаменовывают начало распространения христианства в германо-французской Европе. Кельтская Ирландия была обращена в христианство приблизительно за пятьдесят лет до этого; и Рим был в значительной степени разрушен Аларихом в 410-м году нашей эры.
Датировку пятого столетия нашей эры можно принять за дату начала Эры Рыб с большой натяжкой, поскольку наш сидерический Зодиак созвездий и тропический Зодиак (знаков) едва ли совпадали; но она указывает на нечто существенное на историческом уровне, — то есть на окончательное крушение Римской империи. Фактически, едва ли можно говорить о Западной Империи как о реальной силе с середины пятого столетия. История древнего Рима продлилась приблизительно тысячу лет; и эта тысяча лет оказалась временем большинства радикальных изменений в сознании Человека и в концепции общественной организации как в Европе, так и в Азии.
Согласно Е. Блаватской, «завершение архаической эпохи произошло в 608-м году до н.э.» (смотри «Тайная доктрина»). Не ясно на чём основывается эта дата, но интересно отметить, что 2500 лет спустя, Бахаулла — тот, кого бахаисты во всём мире считают Божественным Проявлением, сопровождающим новую эру, — умер в мае 1892 года, сразу после последнего соединения Нептуна и Плутона. Е. Блаватская умерла 8 мая 1891 года, а 1898-й год отметил конец первых 5000 лет Кали Юги, согласно традициям Индии — важный поворотный момент в большом 10 000-летнем цикле, который уже обсуждался в предыдущей главе.
Шестое столетие до н.э. было, несомненно, самым существенным поворотным моментом в человеческой цивилизации. В это время пришёл Гаутама Будда и принёс человечеству новую ментальность (некоторые традиции признают его рождённым в 563 г. до н.э. — другие заявляют, что он умер в 543 г. до н.э. в возрасте 80-ти лет). Это было время Пифагора и Солона в Греции, Лао Цзи и Конфуция в Китае, и Зороастра в Персии. Вавилонский захват евреев начался в 586-м году до н.э.. Древний Египет закончил свою длинную историю и стал персидской провинцией.
Пятьсот лет спустя, Рим стал доминирующей силой в Средиземноморском мире после разрушения Карфагена и присоединения Александрии, последнего центра эллинистической культуры; ещё через пять столетий и Римская империя разрушилась, как пустая раковина, поддерживающая форму только за счёт армии и эффективного администрирования своих провинций. Прославление этой римской цивилизации, которое было традиционным в европейских и американских учебных заведениях, было воистину замечательным явлением. Это произошло, без сомнения, благодаря факту, что наша Западная культура унаследовала два образа: от Рима — образ Цезаря, как один из своих основных образов или мифов (в самом глубоком смысле слова), и другой образ — образ Христа, избавителя и спасителя душ.
Образ Цезаря — образ централизованной формы социально-политической организации, поддерживаемой сильной военной и административной структурами, способными управлять огромной массой рабов. Сегодня мы бы назвали такую форму правления «фашизмом», но , разумеется, в самом широком смысле слова. Против образа Цезаря стоит образ Христа. Административному порядку Рима противостоял Мистический Порядок Христианства, и последний одолел первого. Но одолев, и разрушив изнутри силу римского общества, папское христианство повторно воплотило большую часть характерного для Римской империи идеала «мировой администрации», отчасти в духовных, отчасти в политических паттернах средневекового католического порядка. Сравнительное величие Готической культуры религиозно объединённой Европы часто умаляется современной цивилизацией, так как она основывалась (во времена раннего Ренессанса) на осуждении и развенчании средневекового мира. Поэтому здесь нас интересует хронология развития нашей Западной цивилизации. Но чтобы выбрать действительно решающие даты, с которых начинались основные фазы такого развития, мы должны понять природу сил, действующих под покровом конфликтов государств и личностей.
Чтобы достичь такого понимания, мы должны уйти во времена до Цезаря и Христа, в прошлое, и попытаться схватить эволюционное значение ментальной революции, которая началась с великих мудрецов и ведущих мыслителей шестого столетия до н.э.. За Иисусом Христом стоит Гаутама Будда. Вызов Иисуса административному порядку Рима укоренён в вызове Гаутамы к кастовой системе Индии, — и более того ко всему, что кристаллизовалось как обязательная кастовая система, ко всему образу жизни и коллективному способу чувствования и мышления, который характеризует виталистическую эпоху человеческого общества.
Эта виталистическая эпоха была основана на принципе умножения семени — будь это семя растения, животного или человека. «Плодитесь и размножайтесь», великий закон богов сельскохозяйственных (и зачарованных плодородием и двойственностью пола) племенных обществ. И католическая церковь даже теперь находит почти невозможным покончить с подчинением этому древнему виталистическому менталитету, обусловленному принципом бедности и «борьбы за жизнь» с определённой, отчасти пророческой (био) логикой, полагая, что мы можем оказаться перед лицом всемирной катастрофы того или иного рода. С другой стороны, — то, что Будда и Христос принесли человечеству, и это было заявлено двумя разными способами, соответственно для двух различных типов расово-культурного менталитета, как неизбежное видение человечества, освобождённого от земной неволи, и вне классификаций, таких естественных и нужных для функционирования административного порядка (в крупном масштабе); а также вне виталистических убеждений, сексуальных принуждений и самого позыва к созданию искусственного комфорта и изобилия, вытесняющего смысл.
Будда учил побеждать природу и витальные силы, ведущие человека кругом бесконечного повторения желаний, фрустраций, боли и новых желаний, причём, побеждать посредством ментальных процессов растущего сознания. Метод Иисуса — метод полного подчинения желанию Бога через укрепление основных чувств, — любви, надежды и веры. Кришна — великий индуистский герой — также учил полному подчинению человека божественному желанию; но его обучение, очевидно, было сосредоточено на действии. Будда подчёркивал преобразование сознания, а Иисус преобразование чувств, сильнейшим из которых является «любовь».
Согласно индуистской хронологии, — которую, конечно, западные ориенталисты не принимают, основываясь вероятно на ложных или поверхностных концепциях, — 25 столетий отделяют Кришну от Будды, и ещё 25 столетий перенесут нас в поворотный момент двадцатого века, лейтмотивом которого когда-нибудь назовут «активность». И мы находим сегодня великую индуистскую личность, Шри Ауробиндо, подчёркивающего потребность в полном преобразовании человеческой природы, даже на уровне физического тела — то есть, в преобразовании материи, в том числе и (на коллективном все-человеческом уровне) общества в целом. Но Шри Ауробиндо, в некотором смысле, комбинирует умственный подход Гаутамы Будды и чувственный подход Иисуса, для основы полного преобразования, которое будет достигнуто через синтез всех основных типов йоги: религиозной, умственной и деятельной. Шри Ауробиндо нашёл вдохновение в Бхагавад Гите, в обучении Кришной своего ученика Арджуны на поле битвы, когда должна была решаться судьба Индии; и теперь влияние Ауробиндо распространяется далеко от ашрама в Пондичери, где он жил более 40 лет. Вскоре оно должно распространиться далее от нового города, Ауровиля, в котором базируется сообщество в 50 000 человек, преданных созданию будущего человечества, которое, как ожидается, будет жить и работать.
Великие мыслители, пророки и просветлённые мудрецы шестого столетия до нашей эры начинали строить фундамент, — то есть сеять семя нового человечества, разрушая привязанность человека к местным условиям (географическим и «племенным-расовым-культурным»). Они были пророками универсалистского порядка существования — существования вне границ и социально-политических категорий. Но они могли обращаться только к «индивидуальностям», людям, способным, готовым и согласным сделать решающий шаг самоосвобождения и самоактуализации как истинные индивидуумы. Они группировались (во многих случаях) самостоятельно в монашеские сообщества на периферии утверждённого общественного строя, или (как мы скажем сегодня) «истэблишмента». Буддистские монастыри и более широкие сообщества были образованы в Азии; Пифагор положил начало известному (и печально кончившему) сообществу учеников в Кротоне, в греческой колонии Южной Италии.
Какие бы внешние формы ни принимало внешне эволюционное движение в шестом столетии до нашей эры, основным фактом остаётся то, что в этот период началась определённая новая «мутация» в планетарном сознании человечества как целого. Мы могли бы сказать: Сознание планетарного Человека укреплялось в семени. Увы, отрицательные тенденции скоро проявились повсюду. В Индии Буддизм стал вырождаться в (своего рода) духовный эгоизм — поиск «освобождения» в полной изоляции от остальной части человечества — или стал вульгаризовываться, потому что представители низших каст стали попадать в его число. В Греции, чрезвычайный индивидуализм, граничащий с анархией и интеллектуализмом ради самого интеллектуализма, выхолостил новое сознание, стерев его реальное значение. Греческие государства состязались друг с другом в подобострастии к македонскому тоталитаризму, и к всё более утверждающейся силе Рима.
Рим был необходим, чтобы объединить разрушающиеся средиземноморские культуры в огромную неоднородную империю, которая ввела в материальный и административный фокус зрения духовный идеал великих мудрецов шестого столетия (до нашей эры). Но, увы, этот путь интеграции был искажён в самой основе чрезмерным чувством культурно-социальной гордости и массовым порабощением завоёванных народов. В рабстве не было, конечно, ничего нового; но поскольку рабский труд был необходим для расширения Рима и его административного устройства, он стал раковой опухолью, которая должна была уничтожить Римскую империю изнутри.
Христианская вера и её апостолы были не единственными факторами, разрушавшими римское общество изнутри. Большое разнообразие ближневосточных культов, распространившихся по империи, а также в рядах армии, вселяло в римлян опьяняющее тоскование по мировому превосходству самого «неримского» вида. И Рим, наконец, разрушился при нападениях народов с Севера, которые «сдерживались» в течение нескольких столетий огромной военной машиной. И всё же, павшая империя одарила человечество некоторыми основными социальными концепциями, которые в целом вписываются в сложную реализацию всемирного административного порядка (использование термина «всемирный» оправдано, поскольку он имеет отношение к концепции «мира» в любое специфическое историческое время). Сегодня, и русская, и американская схемы социально-экономической политической организации охватывают потенциально всю землю, и даже Луну; это — наш современный «мир». Авторы научной фантастики изображают «Галактическую Федерацию», где также представляется «мир»; мир, управляемый централизованной властью по причине его огромной сложности и разнообразия.
Концепции «гражданства», «личности» (в юридическом смысле) или местной администрации были действительно творениями римского сознания. Когда они использовались прежде, они имели другое значение, даже в Греции. Эти юридические концепции глубоко сродни римскому движителю административной эффективности и римской гордости — гордости «правящей расы», которую унаследовала англосаксонская культура. Христианство же привнесло сюда духовное измерение. Идея Христа, что каждый человек есть сын Бога, что небеса (формирующая сила, которая делает из каждого человека микрокосм целой вселенной) суть внутри человека, что один окончательный и всё-преобразовывающий «закон» заключён в универсальной Любви, и что он, на уровне духа, пребывает в согласии с основными римскими концепциями, даже при том, что провозглашаемые (Христом) идеалы находятся в оппозиции к внешним проявлениям мира Цезаря.
В очень реальном смысле, христианский духовный индивидуализм нуждался в римских концепциях, как в земных, конкретных, социальных основаниях действия. Иисус просил, чтобы его ученики не боролись с Истэблишментом, символизируемым образом Цезаря. Он просил быть «прохожими» для того, чтобы идти за Отцом, следовать за ним даже к своему телесному концу, на крест. Еврейский мир, в котором Он родился, был разделён в то время между приверженцами насильственных действий и сторонниками того, что сегодня мы называем «пассивным сопротивлением» и «силой любви» (цветочная сила хиппи, — эти первые христиане без Христа). Как современна эта странная ситуация! Разве это не наталкивает нас на мысль, что эти две эпохи в каком-то смысле перекликаются?
Напомню об утверждении Арнольда Тойнби, изложенном в его монументальном «Исследовании Истории». Трудность возникает в вопросе точного времени. Современный мир пребывает в кризисе как в Европе, так и в Америке. В любом случае, не является ли это параллелью к тому, что происходило в заключительные столетия греко-латинской цивилизации? Новое «Христианство» уже появилось, но пока ещё не приобрело слишком известную форму (может быть это Бахаизм?). Мы уже находимся в фазе «хлеба и зрелищ» Римской империи или, как раз, в периоде перед возникновением в полном смысле глобальной империи? Не стало ли реальностью, что Вашингтон и Москва — Западная и Восточная полярности нашего современного технократического мира — стоят перед двумя миллиардами недокормленных и слаборазвитых людей и держат их в страхе, потрясая своими атомными бомбами? Или такие попытки синхронизма и исторических аналогий вводят нас в заблуждение?
Именно здесь астрология может присоединиться и заявить, что существует 2160-летний цикл, и что факт его существования может дать, по крайней мере, предварительный ответ нашей проблеме. Этот ответ должен оставаться предварительным, то есть незавершённым по той причине, что существует возможность (я повторяю) слияния нескольких циклов, — как маленьких, так и очень больших, — начинающихся в наше время (или близко к нашему времени); такое слияние может ускорять определённые процессы. Взаимодействие циклов Плутона и Нептуна (приблизительно в 493 года) и экваториального цикла в 25 868 лет, могут ускорять с 1892-го года (соединение Плутона и Нептуна) темп событий во время переходного периода между эрой Рыб и эрой Водолея. Прежде всего, есть возможность, — для меня это высокая вероятность — что время, в которое совпал сидерический и тропический Зодиак, отметило начало не только одной из двенадцати прецессионных эр, но и начало полного цикла в 25 868 лет, нового большого сидерического года. Если это так, значение циклической картины сильно изменяется. События 2000-летней давности, — а также события двадцатого столетия, и следующего, — приобретают более широкое значение.

Более широкая перспектива

Конечно, наше историческое знание ограничено и столь ненадёжно, когда дело касается отдалённого прошлого, что нам трудно мыслить в терминах циклических единиц, каждая из которых длится почти 26 000 лет. Однако, очень интересно отметить, что возраст наскальных рисунков, обнаруженных буквально несколько лет назад в Центральной Франции, Испании, Африке был оценен приблизительно в 25 000 лет до н.э. Доисторическое датирование всегда подлежит исправлениям, но весьма возможно, что эти замечательные признаки развитой культуры (хотя и «примитивной» — мы можем полагать, что это так) принадлежат завершению прецессионной эры, длившейся примерно с 52 000 лет до 26 000 лет до н.э. или, возможно, относятся к начальным стадиям цикла, который впоследствии имел своей кульминацией исторический период Египта Великих Пирамид. Эти уцелевшие сооружения, возможно, являются остатками более отдалённой атланто-египетской цивилизации (приблизительно 30 000 лет до н.э).
Естественно, мы не имеем никакого определённого способа доказать «с научной точки зрения» законность такого датирования, или существования великой цивилизации на земле, погружённой теперь в океан. Я могу только представить в качестве гипотезы идею, что первое столетие до н.э. отметило начало нового прецессионного цикла в 26 000 лет; и то, что я называл в другой книге «импульсом Христа» (смотри «Огонь из камня: переформулирование основных образов иудео-христианской традиции», 1952-1962), должно рассматриваться как фундаментальный эволюционный двигатель, характеризующий этот новый цикл (то есть от 100 г. до н.э. — до 25 700-х годов нашей эры).
Мне кажется, что началась новая фаза в развитии человека, и эта фаза базируется по существу на возможной реализации индивидуальности каждым человеком как единственной и уникальной личностью, как микрокосмом и потенциальным «сыном Бога». Выдающиеся мудрецы периода упанишад в Индии, и даже Гаутама Будда, рассматривали индивидуального человека не как микромир, а скорее как более или менее иллюзорное образование, сознание которого глубоко вовлечено в иллюзию разобщённости; и цель духовной жизни была представлена как реабсорбция этой временной формы сознания, затемнённого «невежеством», в одну бесконечную Реальность, Брахму. Наша западная христианская культура, со своей стороны, превознесла теоретически и идеалистически «ценность и достоинство индивидуального человека», но учтём, что практически сделано было очень немного для того, чтобы применить идеал к социальной жизни. Теперь этот идеал должен стать практической и социальной действительностью; и конечно же, это великий и славный идеал демократии. Но само слово «демократия» может скрывать множество упущений так же, как и преступлений. И мы сталкиваемся лицом к лицу с возможностью, что ближайшие десятилетия явятся временем полного предательства этого идеала в стране, которая совершала наиболее серьёзную попытку создать из него практический образ жизни.
Если моя гипотеза верна, то основную «мутацию» на уровне человеческого разума, философии и религии, в шестом столетии до н.э. нужно рассматривать как мутацию в пределах «семени», — период последней прецессионной эры, закончившейся приблизительно в 100-м году до н.э.. Символически говоря, Будда является семенем; Христос — эмбрионом. Прорастание — это распятие семени на кресте. Семя побуждаемо силой солнечных лучей по той причине, что уже начинается весна. Поскольку происходит процесс прорастания, ядро семени посылает крошечный корешок вниз, в почву, чтобы ассимилировать химические вещества, содержащиеся в перегное (разложенные остатки прошлой растительности); тогда эмбриону так или иначе удаётся прорваться через давление верхнего слоя почвы к солнечному свету.
Проросший эмбрион не единственный продукт «распятия на кресте» семени. Есть также «корешок», и это то, что кормит новый росток, реорганизуя материалы прошлого в усвояемые пищевые продукты. Должен быть административный порядок; и типичный образ этого порядка в (подходящей уже к концу) эре Рыб — безусловно, образ Цезаря. Цезарь поляризует Христа, подобно тому, как корень поляризует цветущий стебель. Но это, возможно, не неизбежный вид поляризации. Образ Цезаря может принадлежать именно этой, кончающейся 2160-летней эре, которая всегда говорила о Христе, тосковала по нему, молилась ему, возможно, страдала за Христа, — но оказалась не в состоянии построить христоцентрическое общество.
Мы не должны удивляться этому факту, если понимаем, что Импульс Христа и тот идеал, который он несёт, являются первоначальным «Логосом» цикла, длинною в 26 000 лет. Таким образом, мы находимся в конце первого из двенадцати подциклов. Если весь процесс только начинается, как же мы можем ожидать, что он уже достиг состояния совершенного проявления своего первоначального Импульса и архитипического Идеала!
Когда мы думаем о большом сидерическом годе в целом, и о его двенадцати последовательных фазах или периодах разворачивания, то целая эпоха, которую мифологически мы называем эрой Рыб, оказывается просто фазой один (1) гигантского планетарного и человеческого процесса эволюции. Эта первая фаза началась приблизительно в 100-м году до н.э.; а фаза два (2) (эра Водолея) начнётся где-то в середине следующего столетия. Фаза три (3) (эра Козерога), приблизительно 2160 лет спустя, и т.д. Рассматривая вопрос таким образом, мы замечаем, что обратная последовательность знаков нас запутывает, так как в астрологии мы привыкли думать о Рыбах как о конце цикла Зодиака, — тогда как в более обширном контексте, эра Рыб — начало большого сидерического года! Конечно, мифологически ориентированный астролог будет говорить о символе Рыб в раннем Христианстве. Но конкурент Христианства, религия Митры, которая была широко распространена во времена Римской империи, особенно среди солдат, символу Рыб предпочитала значение крови Быка, а Христос символизировался как жертвенный Агнец; так что мы находим множество символов Зодиака перемешанными в ранних столетиях христианской эры. Нужно быть очень осторожным, используя символы; и нужно ещё раз убедиться, что каждый из нас, выбирая «доказательства» в пользу своей концепции, помнит о существовании целого ряда других.
Когда эра Рыб понимается как фаза (1) большого сидерического года, значение всей картины, содержащейся обычно в сознании астролога, действительно меняется. Первая фаза любого цикла, можно сказать, напоминает погоду в начале весны или, например, души людей, рождённых сразу после новолуния; это очень субъективная и часто запутанная стадия роста, во время которой сознание имеет тенденцию быть одержимым великими идеалами и потенциальными возможностями, которые оно ещё не в состоянии объективно понимать. Направленное назад натяжение прошлого в этот период почти столь же сильно, как и грядущая сила будущего. Это период конфликтов; и Иисус знал это, когда говорил своим ученикам, что он пришёл не для того, чтобы принести мир, но меч; знал, что пришедши, Он принёс на землю огонь; так, везде, где он появляется, возникает конфликт между близкими людьми, между отцами и сыновьями. Христос — эмбрион — нежное, хрупкое, беззащитное растение, стремящееся к свету; и первая фаза большого года, которой будет управлять Христос (внутри индивидуального человека) ясно указывает не только на индивидуальные успехи, но и на массовые социальные провалы, войны и трагедии.
Что мы можем сказать в свете всего вышеизложенного о грядущей фазе (2) (эре Водолея) в цикле, — вторая фаза всегда относится к воплощению первоначального импульса или идеала. Даже символ Водолея — Человек, несущий чашу, из которой изливаются астрономические воды, — должен показать нам, что в этой ближайшей эре на карту будет поставлено высвобождение космических энергий на Землю при контроле человечества. Символ явно заявляет, что эти энергии должны сначала быть получены, затем сжаты в своего рода хранилище (или движителе), из которого они могут быть высвобождены вниз, дабы сделать плодородной ту почву, на которой мы стоим. Поэтому мне думается, что ключевым словом ближайшей эры должно стать слово управление; но теперь на кон поставлено управление не такими энергиями, которые высвобождаются Западным человеком путём разрушения материальных сущностей (включая атомы), а скорее контролируемое использование энергий духовного порядка, которые так или иначе человек в себе несёт. Людям придётся брать ответственность и за высвобождение таких энергий, и за последствия, которые они производят, — то есть именно то, что отказываются делать наши интеллектуалы-учёные.

100 год до н.э. — отправная точка?

Теперь необходимо вернуться к трудной задаче, — мы попытаемся установить важную дату-момент начала большого сидерического года и его фазы (1), эры Рыб. Из того, что было сказано об Импульсе Христа, можно было бы ожидать, что новый цикл должен начинаться с началом земной жизни Иисуса. Но существует известная полемика относительно точной даты рождения Иисуса, и даже насчёт того кем он был и что фактически сделал. Также существует сбивающий с толку факт относительно фразы «начало цикла», — это всегда неоднозначно. Когда человек начинает жить? В момент оплодотворения яйцеклетки спермой или в момент первого дыхания?
Когда мы изучим настоящий исторический период (он длится с XVIII по XXI век), вероятно, станет ясно, что я упоминал «период аватаров» и подразумевал течение событий трёх или даже четырёх столетий. Цикл начинается последовательно на различных уровнях. Импульс Христа, очевидно, придётся связывать не только с жизнью человека, Иисуса. Вероятно, импульс действовал и до его рождения. Когда начинается процесс прорастания? Безусловно, не в тот момент, когда мы наблюдаем маленький зародыш, едва прорывающийся через земную поверхность к солнечному свету.
Иисус может действительно представлять аспект Сына, творческое нисхождение новой божественной силы, фактическое воплощение нового качества существования, прототипа и образца. Но перед этой конкретизацией Импульса Христа в человеческую личность, должна действительно произойти существенная творческая встряска на уровне планетарного мышления; и тут может действовать аспект Отца. Отец, о котором постоянно говорил Иисус, проявлялся «скрыто» в течение столетия или более того, перед появлением Сына среди людей. Эта идея могла бы многое объяснить относительно происходящего в нашем мире сегодня.
Из недавно обнаруженных записей Эссеев стало известно, что они ссылались на великого «Учителя Справедливости», жившего, должно быть, до 100 г. до н.э.. Есть также еврейская и гностическая традиции, изученные Дж. Р. С. Мидом, согласно которым Иисус родился в 144-м году до н.э.; и как я уже говорил прежде, звезда Регул очевидно вошла в знак Льва (то есть достигла 120-го градуса долготы) около 137-го года до н.э.; и астроном Гиппархус, составивший полную карту небес и зодиакальных созвездий, жил примерно в то же самое время. В течение долгого времени я предполагал, что эта звезда была астрономическим «Руководящим Духом» фазы (1) большого сидерического года. Выражение «Лев Иудейского царства» может также иметь некоторое значение в этой связи, поскольку Регул («маленький король»), как предполагают, является звездой, указывающей на сердце астрономического Льва.
Приблизительно в сотые годы до нашей эры развивалась махаяна, одно из направлений буддизма. В нём превозносится идеал боддхисатвы, который отказывается от нирваны и совершенного блаженства из безграничного сострадания ко всем живущим земным существам, предпочитая любым другим факторам в человеке «Любовь». Действительно, акцентуацию на универсализующей силе (агапэ) Любви можно рассматривать как лейтмотив первой фазы большого сидерического года. Основным же движителем всего цикла в 26 000 лет является Универсализация. Лейтмотив предыдущего цикла, наиболее вероятно, — Культивирование (будь то уровень сельского хозяйства и животноводства или уровень человеческой «культуры», то есть контроля жизненных убеждений и преодоления инстинктов через ритуалы и произведения искусства).
Движитель универсализации во времена Цезаря и его преемников в Риме действовал на уровне укоренения административного порядка; без эффективной администрации и глубокого чувства «общественного порядка» не может существовать никакое универсальное общество. С Иисусом этот движитель имел трансцендентную и идеалистическую природу. Динамический и беспокойный характер христианско-европейского (а теперь и американского) развития — выражение этого движителя универсалистского знания. В стремлении завоевать то, что постоянно ускользает, нам недостаточно иметь опыт универсально действующих «законов» или некоторую единственную теорию, формулу, которая могла бы универсально применяться и решать все основные проблемы.
Полагаю, что универсалистский подход постепенно начал работать в сознании людей (составляющих авангард человечества) в течение первого столетия до нашей эры. Заметим здесь, что мысли великих мудрецов шестого столетия до нашей эры подготовили для этого почву. Под этим углом зрения точные даты не являются очень существенными, и всё же, как мы увидим в следующей главе, если начать отсчёт приблизительно с 100-го года до н.э., а весь цикл эры Рыб (2160 лет) разделить (согласно известной астрологической практике) на декады и градусы, найти середину цикла, — то станет очевидным появление нового паттерна развития, который соответствует сложившимся историческим фактам и объясняет значение поворотных моментов в ходе самой истории.
Разделив 2160-летний период на три «декады» [20], мы получим три подпериода по 720 лет; и если мы начнём отсчёт эры Рыб с 96-го года до н.э., окончание первого подпериода совпадёт с рождением Ислама (Хиджра, 623-й год нашей эры), окончание второго — с 1343-м годом. Это время столетней войны между Францией и Англией, которая привела к появлению фигуры Жанны д’Арк и рождению концепции «нации» (до тех пор не востребованной). Чёрная чума разоряла Европу; готическая эра заканчивалась, и начиналось духовное (или оккультное) движение возрождения, которое в Европе мы можем связать с движением Розенкрейцера, а в Азии с реформой Тибетского Буддизма Цзонкхапа. Гуманизм был следующей стадией, а также и великие путешествия, которые опоясали земной шар и привели к выходу Америки на всемирную арену, к началу современной науки и ренессансу.
Эти две даты в середине столетий — седьмого и четырнадцатого — делят весь исторический процесс нашей (рыбьей) западно-христианской цивилизации на три существенных стадии. Во время первого периода мы видим конфронтацию в старом римском христианском образе жизни, а именно между двумя великими образами — Цезаря и Христа. Во время второго периода, — между Христианством и Исламом, конфронтацию, которая доминировала над всей культурой средних веков в Европе. Она привела к Крестовым походам и всему, что они породили прямо или косвенно. Третий период является временем последней основной конфронтации эры Рыб, противопоставляющей гуманизм и дух современной науки христианству, расколотому реформацией (сама по себе, реформация была выражением возникающего индивидуализма и рационализма).
Мне кажется, что никакая другая дата начала эры Рыб не предложила бы такого чёткого и абсолютно очевидного разделения исторического процесса, по крайней мере, по отношению к христианскому миру и европейской цивилизации. Однако естественно, что персональные мнения могут очень различаться в вопросе о том, что считать самыми существенными поворотными точками в истории цивилизации. За исключением человека синтезирующего видения, подобного Арнольду Тойнби, современные историки (и даже более того, все наши учебники) заняты поиском едва различимых деталей и записей, связывающих поверхностные факты текущей социальной или личной жизни. Для того чтобы понять ритмический процесс цивилизации и развития планеты, необходима способность представлять себе весь процесс развёртывания человеческой эволюции в его последовательных фазах. Это должно развить то, что я назвал «эоническим» сознанием, сонастроенным со значительными ритмами Земли, континентов, человечества в целом. Это — «холистический» подход к существованию; и главная ценность астрологии, когда она должным образом понята и используется, состоит в том, что она может стать особой техникой для развития целостного сознания человека.


[20] Прим. перев.: на три «декады» по 10 градусов, — принято условно разделять поле зодиакального Знака в 30°. (назад к тексту)
вверх