Акварун: сайт интегрального человековедения. Астрология, психология, целительство, педагогика, мантика.

Очерк психопатологии власти

или «чудеса» вождя-сектанта

Православный взгляд из Москвы на президентские выборы в Белоруссии

© Всеволод Воскресенский, Москва, 12 сентября 2001 года.
Соблазняют лишь тех, кто уже соблазнился.
М.Тиру д`Аргувиль
Накануне выборов 9 сентября один мой добрый знакомый из простого любопытства забрел на участок досрочного голосования. То, что он увидел там, его не просто позабавило или удивило. Он неожиданно для самого себя оказался потрясен до глубины души. Участок был полон психически больных людей.
Одни радостно бросались в объятия совершенно незнакомых им членов избирательной комиссии, сливаясь с ними в экстазе восторженно восстановленного братского единства. Другие как-то надрывно весело наяривали на гармошке незамысловатые мелодии, вдохновенно вопя хвалебные частушки в защиту действующего президента и на чем свет стоит понося не известных им представителей оппозиции, которых они никогда и видом не видывали. Третьи целовали избирательный бюллетень, крестились сами, крестили его и заодно истово перекрещивали избирательную урну, возможно, для того, чтобы она принимала в свое чрево одни только «правильно» заполненные бюллетени.
Короче говоря, с внешне нормальными людьми творилось что-то совершенно непонятное. Точнее, мой знакомый, весьма широко образованный человек, начисто позабыл когда-то читанные им творения Гюстава Лебона и Сержа Московичи. Ему казалось, что «Восстание масс» было написано Ортега-и-Гассетом о каких-то далеких невежественных людях. А люди эти неожиданно оказались рядом. И достучаться до их сознания было не проще, чем убедить обкурившегося наркомана в необходимости отказаться от очередной затяжки. Все было ужасно и всерьез — мой друг оказался наблюдателем острого проявления типичного массового политического психоза, имя которому — батькофилия. Этой психической заразой, имеющей глубокие духовные корни, заразилась значительная часть населения Республики. Об этом и пойдет речь в нашем очерке из области клинической социопсихологии.

Часть 1. Прикладной фрейдизм: белорусский опыт

С помощью нехитрых обещаний и посулов, приятных на слух, но совершенно лживых и фантастических в своей сути, нынешний президент ловко захватил власть в стране, граждане которой устали от осознания необходимости жить своим собственным умом. Широкие массы не слишком разбирающихся в политике трудящихся и пенсионеров, привыкшие руководствоваться при голосовании чем угодно, но только не собственным разумом, охотно выдали мандат на власть тому, кто менее всего собирался выполнять свои предвыборные обещания.
Однако этой победы лукавому манипулятору показалось мало — он решил получить мандат на всевластие. Раздув истерическую кампанию преследования своих оппонентов и очернения всех и вся, кто хоть сколько-нибудь не соглашался с его всемудростью и величием исторической роли, он получил от разгоряченной его антизападными камланиями черни мандат на фактическое всевластие. Даже если сами результаты референдума 1996 и были подтасованы, с ними на время все как бы согласились, тем самым подтвердив их временную достоверность. Но известно, что нет ничего более постоянного, чем временное. Он умудрился за счет этого незаметного компромисса фактически сделать своими подельниками всех участников политического процесса, которые, втайне надеясь на его порядочность, рассчитывали на честную победу в будущем, но естественно просчитались, так как он всегда играл краплеными картами.
Однако предметом нашего рассмотрения является не он, удививший даже видавших виды политиков масштабами продуцируемой лжи и бессовестностью предательств по отношению к своим соратникам. До него все знали, что политика — это сплошная неискренность, подлоги и шельмование, но не в такой же степени, какую продемонстрировал он всего за 7 лет виртуозных политических мошенничеств.
Подошло время выборов 2001, отменить которые уже было невозможно. К этому сроку он научился править по вполне фашистским традициям — никакой выборной демократии в стране нет, смена лидера невозможна, и даже претензия на участие в таковой является поводом для физического устранения оппонента; наконец, вся страна живет по законам, издаваемым одним-единственным лицом и справедливым только с его собственной точки зрения. Классический вариант почти бескровного захвата власти, с которым, как ни странно, согласилось большинство населения уже в 1999, когда истек срок его конституционных полномочий.
Однако, придя к порогу выборов 2001, он не вывел войска на улицы, подобно тому, как то было бы сделано рядовым фашиствующим диктатором в любой банановой республике. Он решил возбудить в черни очередной приступ безудержной любви к самому себе, чтобы толпа на своих плечах вознесла его вновь на столь желанный трон. И все произошло так, как планировали его придворные пиарщики — люди, раздавленные бесправием, униженные нищетой и фактически лишенные хоть какого-то будущего для себя и для своих детей, вновь бросились ему на грудь с инфернальными визгами: «Защити, батька, обереги, батька!»
Я вспоминаю годы застоя. Тогда ничто не было разрешено, однако люди от этого не уповали на коммунистических вождей как на спасителей отечества. Они отдавали себе отчет, что живут в условиях оккупации, что захватчики очень сильны и организованы, а вооруженной борьбой мало чего добьешься. Но люди хотя бы отдавали себе отчет, что ими правят лжецы, воры и убийцы. Здесь же мы имеем дело с обратным отношением, хотя природа власти не изменилась ни на йоту. Людям хочется любить правителя. Люди стремятся выразить ему свою признательность, хотя все поводы для таковой на поверку оказываются иллюзорными, а то и вовсе унижающими человеческое достоинство. Люди спешат огласить свою приверженность избранному батькой курсу, не желая осознавать идиотизма происходящего. Они боятся потерять батьку, они готовы терпеть любые невзгоды и лишения, лишь бы им было на кого молиться!
Я понимаю, что за десятилетия репрессивного коммунистического правления страх перед правоохранительными органами и убежденность в их аморализме и вседозволенности глубоко въелась в сам генотип многих наших соотечественников. Я понимаю, что многим людям действительно многого не надо — они готовы довольствоваться пресловутыми чарками да шкварками, не имея ни малейшего представления о том, что можно жить по-настоящему и как уже живут люди в соседних странах. Он разучились искать что-либо хорошее, так как это небезопасно и требует известных усилий, и настойчиво повторяют дебильное «от добра добра не ищут», забывая о естественных законах развития жизни и именуя добром все то, в чем сегодня все они по горло сидят.
Да, у людей самым обычным образом повреждено восприятие реалий жизни и деформировано нормальное отношение к политикам — как в избираемым на ответственные должности слугам народа, которые обязаны добросовестно исполнять наказы избирателей и честно служить на своих постах благу и процветанию граждан. Неужели правы утверждающие, что демократия — слишком ответственная вещь, чтобы доверять ее простым людям? Дело, по-видимому, не в самой демократии, а в тех избирателях, которых сегодня в республике оказалось большинство; искренно и убежденно голосующих за действующего президента все же больше, чем готовых противостоять его беспределу. И пока демографическая ситуация не изменится, пока не зазвучит голос проснувшейся молодежи, пока люди всем миром не расхотят жить в постылом рабстве, увы. Приходится констатировать, режим будет иметь свою опору в известной доле избирателей, которой на выборах 2001 реально больше, чем общее число противников действующего президента.
Однако что заставляет сторонников Лукашенко истово голосовать в его поддержку? Какие психологические механизмы влекут людей в бездонную яму слепого доверия глумливому диктатору? Чем их заманивает в своих речах лицемерный крысолов? Ведь то, что произошло благодаря разгулу черного антидемократического пиара в массовом сознании, можно сравнить лишь с эффектом выброса мусора из глубин бессознательного, аналогичному результатам чистки гальюна с помощью дрожжей. Наблюдения за обсуждениями достоинств и преимуществ Лукашенко как претендента на главный пост в стране показывают, что в республике бушует эпидемия психологической энтропии. Нередко аргументация в пользу этого почти недееспособного, но весьма речистого претендента, становится вовсе психотической, нелогичной, иррациональной, взвинченной и агрессивной: «Мы своего батьку никому не отдадим! Мы нашего батьку будет защищать ценой своей крови! Без нашего батьки и всем нам не жизнь!»
Чума, мор, радиационный выброс, последствия ядерной бомбардировки, экологическая катастрофа — такого рода аналогии приходят на ум, когда хочется кратко описать происходящее в людских сознаниях. Мы имеем дело с анти-чудом, порожденным дружным союзом Лукашенко и голосующей за него черни. Мы даже не представляем себе, насколько выражение «анти-чудо» буквально точно по своей сути отражает происходящее. Я вовсе не желаю мистифицировать фигуру этого сентиментального воришки, но те силы и влияния, которые широким потоком изливаются через его «чэстные» взгляды да речи, иначе как откровенно инфернальными назвать трудно.
Я вынужден согласиться с оппозиционными журналистами, называющими Лукашенко главным виновником разразившейся на Белоруссии Хиросимы духовного растления. Духовный разврат моих сограждан доходит до такого напряжения, что они спешат утратить даже первичные биологические инстинкты — инстинкт самосохранения и инстинкт продолжения рода. Ведь даже школьнику сегодня понятно, что руководимая всеведающим батькой экономика лишает шансов на выживание не только их родителей, но и их самих. Приходится или бежать из нашего социалистического рая в более благополучные для выживания и развития страны, или соглашаться на верную смерть — если не физическую, то нравственно-психологическую наверняка.
Несмотря на то, что я пойду на участок отдавать свой избирательный голос, я уверен в том, что кандидат от демократической оппозиции проиграет. И не потому, что за него будет голосовать меньшинство, возможно, даже наоборот. А потому, что энергетика совокупной массы сторонников Лукашенко столь велика, что они фактически санкционируют как любую подтасовку результатов выборов, так и полицейские акции на случай массовых волнений демократически настроенной молодежи, которые, на мой взгляд, крайне маловероятны. Энергетически чернь в этот раз окажется сильнее — ведь новое поколение пытается ей доказать не только то, что защищаемый ею кандидат лживее, невежественнее и бессовестнее, но и то, что ее система ценностей оказалась не просто нежизнеспособной, но патогенной для страны.
Дело тут вовсе не в падении уровня производства и развале экономики, которые, по мнению рационально ориентированных аналитиков, склонят чашу весов в пользу демократического кандидата. Разговоры о первичности питания и вторичности сознания тут ни при чем. Главное «чудо», сотворенное Лукашенко, заключается в той деформации общественного сознания, которое произвел Лукашенко не без помощи самих его приверженцев. Значительная часть белорусских избирателей сегодня пребывают в состоянии перманентного психоза, поддерживая болезнетворные формулы и образы действия друг в друге и усердно убеждая себя в собственной правоте, а значит и в миссиональной избранности «чэстного» кандидата. И психоз этот был индуцирован, развит и упрочен действиями команды Лукашенко, в которой более всего расстарались журналисты-растлители и авторы текстов, написанных для ведущих главных политических программ БТ.
Итак, благодаря катализации сторонниками режима и его медийными кликушами архаичных образов психики, восстание которых сближает сторонников Лукашенко с первобытными людьми, мы имеем дело с особой — клинической — политологией, которая одна только и возможна сегодня в Белоруссии. Лидер и масса мистически связаны напрямую, даже без обычной в такого рода случаях развития тоталитарных движений иерархии «служителей культа личности», опосредующей их отношения. Для того, чтобы описать поведение электората Лукашенко, необходимо использовать психиатрическую терминологию, а то и вовсе этологическую, разработанную для оценки поведения животных. Оговорюсь, что никакого личного неприятия к приверженцам «народного трибуна» я не испытываю, напротив, меня одолевает сострадание и сочувствие. Иначе и грешно относиться к людям, попавшим в ловушку талантливого сектанта. Они лишены собственной воли, они зомбированы, одурманены, запрограммированы на следование внелогичной приверженности единственному избраннику.
Это даже не любовный психоз, описанный в арабской сказке о Лейле и Меджнуне. Это верность той ставке, которая действительно больше, чем жизнь. Люди отождествили истинность собственной жизни с истинностью своего «духовного» выбора, который на самом деле они сделали под очарованием откровенной лжи. Они накрепко связали себя со своим избранником, и теперь панически боятся от него отступиться, так как это, по их мнению, лишит смысла их собственную жизнь, их собственную систему ценностей. В самом буквальном смысле отречение от Лукашенко для них подобно смерти, хотя на самом деле как раз в пространство смерти они и угодили, сохраняя приверженность этому популисту. На самом деле именно в заключении с ним соглашения о взаимной преданности, которое они будут выполнять до конца своей жизни, а он не будет выполнять никогда, состоял факт их духовной болезни. Ибо запрет на кумиротворение является фундаментальной аксиомой духовной жизни.
Все это столпотворение античудес и неземная любовь несчастных обманутых людей к своему губителю как раз более чем понятны с психоаналитической точки зрения. Понятно, хотя не очень приятно и уж тем более не просто. Сентиментальный воришка из глухой провинции на деле оказался сильнее, чем многим показался сразу. Но сила его не врожденная, а присвоенная. Подобно сказочному чудовищу, он напитался силой поверивших его посулам масс, и отныне творит что вздумается, во всем апеллируя к их поддержке и заведомому согласию. Его питает сила масс людей, по тем или иным причинам отказавшихся жить.
Да-да, речь идет именно о массовом суициде, логически встроенном в формулу клинической политологии Белоруссии. Мало кто сомневается в управленческой несостоятельности Лукашенко или в его сомнительных человеческих качествах. Но его сторонники согласны идти с ним до конца, точнее, они поскорее стремятся к тому самому концу, по иллюзорному покою и мнимому благополучию которого они так истосковались. Их не воспитывали жить самостоятельно и думать собственной головой — они попали в реальность, где каждый всецело отвечает сам за себя, где нет места нытью и скулению. Но в этой нормальной, естественной реальности взаимных обязательств и взаимного же обмена они жить не желают, потому что уже поздно переучиваться, да и никто никогда не учил их усваивать новое самостоятельно. Вот они и избрали себе кумира, от которого пахнет сладковатым тленом.
Нелогично связывать происходящее в Белоруссии с качествами и особенностями единственного человека. Он просто явился эффективным катализатором психопатологии обыденной жизни. Он спровоцировал выплеск глубинных страхов и глубинных же упований, которые доселе мирно таились в душах людей и не тревожили их по ночам. Он всколыхнул все то нутряное, чему надлежало мирно покоиться на дне душевной жизни до тех, пока творческая работа и дружелюбные отношения не исцелили бы людские организмы. Пришел тот, кто взорвал складывавшееся равновесие между реальной жизнью и подспудными чаяниями о рае. Он нарушил закон, запрещающий соблазнять «малых сих», и химерическое упование на заступника-спасителя словно лесной пожар охватило массовое сознание, уничтожив последние надежды на трезвомыслие и объективное восприятие действительных фактов жизни.
Он провозгласил себя мифологическим героем-освободителем, спасающим народ от засилья негодяев и насильников, и люди радостно откликнулись, так как не хотели признавать, что никаких мерзавцев и негодяев в общем-то нет, а виной происходящему чаще всего оказываются их собственные необразованность, нетерпимость и лень. Подобно бесноватому канцлеру Германии, он освободил людей от ответственности за собственное душевное состояние и самоконтроль, взамен они подарили ему одно — личную приверженность. Согласитесь, для наших сограждан обмен оказался выгодной сделкой, но нарушать ее они уже ни права, ни возможности не имеют. Недаром народная мудрость определяет всякий любовный и договорной процесс как парный в известной формуле «не всхочет — не вскочит».
Всякому практикующему психологу известна повсеместно распространенная генетическая предрасположенность любого из живущих к покорному восприятию родительских фигур (Матери и Отца). Всякий человек нестерпимо жадно ожидает восприятия таковых и внутренне бесится, когда их не находит; именно это и является основной психологической предпосылкой к становлению любых культов. Мастера суггестии ловко пользуются этим неизбывным человеческим инстинктом стремления к защите и обереганию ближнего: для того, чтобы защитить людей от деструктивного влияния тоталитарных сект, необходимо им самим стать этими самыми воистину родительскими фигурами.
Главное открытие Фрейда заключалось не в обнаружении роли сексуального поведения в жизни человека, но в обнажении того, о чем, согласно его же учению, каждый постарается молчать: определяющая психическую стратегию личности роль раннего детского возраста! Именно в этом до сих пор Фрейд оказывается отрицаем и порицаем потенциальными клиентами психоаналитического консультария, будь даже они маститые психотерапевты или мастера педагогических наук. Именно открытие роли раннего детского возраста в становлении личности ребенка раздражает тех, кто привык рассматривать человека частично и неуважительно.
Фрейд сделал великое открытие, которое на языке современных совков формулируется до боли просто: «Все мы родом из детства». «Современная цивилизация человеку быть ребенком запрещает, она словно кинжалом отрезает от триединого человека, сочетающего в себе эмоциональное, рациональное и нормативное, ипостась Дитя. Забывая при этом, что лишает каждого из нас основания. Открыв это, Фрейд был обречен на уничтожающий остракизм» (Карл Витакер).
Специалисты в области сектоведения утверждают, что при любом обращении в культ (индоктринация) необходимым образом производится принудительное регрессирование субъекта к более ранним стадиям личностного развития. Различными приемами достигается его разуверование в собственной индивидуальной состоятельности. Тем самым создается иллюзорная зависимость от псевдородителей (фигуры почитаемого божества, руководителя культовой группы, самого культового коллектива). Для того, чтобы подвергнуть человека принудительному индоктринированию, его необходимо вернуть в состояние психотической пластичности, характерного для раннего детского возраста. Тем самым он не только лишается освоенных им за годы жизни социализирующих навыков, но и оказывается открытым для восприятия качественно отличных от присущих большинству граждан идей и принципов.
Недавно моя теща столкнулась с фактом спонтанного (?) мифотворчества, игривого по форме, но очень настораживающего по содержанию. Ее сотрудницы отправились в актовый зал заводского клуба на встречу с Матушкой. «Господи, с какой такой Матушкой?» — спросила изумленная женщина. «Ну, как так, все же понятно. Если президент — наш Батька, то его законная жена — наша Матушка», — спокойно объяснили ей. Кошмар заключается в том, что люди даже не догадываются о кощунственном характере подобного рода наименований. Батюшками да матушками испокон веков принято было именовать одних лишь земных родителей человека, и в качестве проявления особого почтения — духовных лиц, причем без тени иронии и сарказма. В описанной же ситуации мало того, что верховного чиновника госаппарата именуют Отцом родным, так еще и его жену, не имеющую ни малейшего отношения к политической деятельности, именуют Матушкой. Самое же комичное заключается в том, что упоминание это приводится в достаточно ироничном ключе.
Вот так обращаются люди с дорогими сердцу понятиями, смысл которых выветрился за десятилетия безверия и антихристианской жизни. Нуждаясь в религиозном отношении хоть к кому-то и не имея сил отправиться в ближайшую церковь, чтобы встретить в ней истинно великие Образы, они спешат объявить отцом родным любого проходимца, который попросит их об этом, слегка польстив и наобещав с три короба. Обидно, что вся эта ложь, идущая и от правителя-самозванца и от обманутых им заплутавших в собственных представлениях людей, шита белыми нитками. Однако даже очевидность всех этих обманов и самообманов не пробуждает людей, не мобилизует их волю к жизни, не активирует присущий даже собакам и кроликам инстинкт самосохранения.
Люди послушно следуют за крысоловом, благодаря их поддержке и впрямь уверовавшего в свою историческую исключительность. Кстати сказать, его миссия и в самом деле весьма знаменательна, однако если бы он осознал ее во всей ее неприглядности, то наверняка руки бы на себя наложил. Но нет, общереспубликанская мыльная опера ужасов продолжается, и претендент на звание регионального антихриста продолжает творить свои пустые и глупые дела, прикрывая льстивыми речами и гневно хуля мнимых врагов народа, на деле оказывающихся лишь его собственными врагами. Как тут не вспомнить притчу о смоковнице, не приносящей плодов. Как тут не вспомнить о предупреждении Спасителя, который настойчиво предупреждал о необходимости судить «воров да разбойников» не по словам, но по делам их. Показательно даже то, что на деле «всенародно избранному» не жаль ни людей, ни земли нашей, ни ее будущего. Все поставлено на потребу единственной страсти — стоять в центре оргии самопочитания и превозноситься похвалами обманутых неразумцев.
Белоруссия всегда была связана с войнами, страх перед которыми не мог не поселиться в глубинах коллективного бессознательного народа. Речь идет не об избегании вооруженной борьбы и не о пасовании перед опасностью. Просто генотип содержит памятование об ужасах боли и унижений, связанных с войной, а потому люди стараются всеми силами избежать очередного столкновения с хаосом. Возможно, метафора покажется жесткой, но мне кажется, что правители России в буквальном смысле слова заткнули Белоруссией окно в Европу. Чтобы не сильно дуло ветром перемен. Чтобы не спешить навстречу собственному будущему.
Позиция, вполне заслуживающая понимания. Но заложницей этого привычного взгляда стала республика, население которой оказалось неприспособленным к самостоятельной борьбе за свободу, подобно населению тех же прибалтийских республик. В результате этой поспешной геополитической операции и возник феномен Лукашенко, устраивающий кого угодно и в России, и в жаждущей стабильности Европе, но только не сам белорусский народ, вынужденный возвращаться в архаическое социалистическое прошлое, не имея ресурсов выживания, а значит обреченный на вялое вымирание. Нашу землю в каком-то смысле политики окружающих стран списали, как пораженную Чернобылем. Похоже, что то же самое поспешили сделать и с нашим народом, поддерживая режим Лукашенко.
И Европу, и Россию устраивает наша кладбищенская стабильность — транзитные трассы в полном порядке, трубопроводы обслуживаются, надежность связки «Европа-Россия», в прочности которой равно заинтересованы обе стороны, гарантирована. При чем тут культурное развитие населения, подъем экономики и совершенствование производства? Белорусы терпеливые — пускай еще лет двадцать потерпят, пока мы обустроим наши собственные страны. А они и впрямь терпят, потому что доля терпеливых в общей формуле населения оказалась на удивление значительной. Так что никаким оппозиционерам ничего путного не светит, ну разве что трудоустроиться трибунами на заокеанские гранты.
Руководители и России, и той же единой Европы не понимают, что Белоруссия мало-помалу следует не по пути подражания СССР, но направляется к соответствию образцам, явленным в Германии накануне второй мировой войны. Старательно педалируемая славянская идея уж очень попахивает апелляцией к этноцентрическим стереотипам. Действующий президент и руками размахивает как Шикльгрубер, и детишек поглаживает по головке, как Великий Кормчий, и высказывается по поводу любых внешнеполитических проблем как горячо любимый кубинским плебсом бессмертный Фидель. Ведущие главных политических телепередач на Белоруссии давно уже заткнули за пояс незабвенного Геббельса, а наш черноязыкий Сергей Доренко времен последних парламентских выборов в России вообще может отдыхать, будучи обойденным белорусскими мастерами слова. Главный правозащитник страны Евгений Новиков открыто призывает с экранов телевизоров к арестам зарубежных наблюдателей, а политобозреватели возбуждают самые милые сердцу оголтелых фашо стереотипы гомофобии и жидомасонского заговора. Наш верховный главнокомандующий и форму примерил, и парады обожает. Все как у завзятого фюрера всеми обиженной и мнящей себя достойной лучшей жизни страны.
Как-то студенты на одном из КВН-овских выступлений от имени президента Белоруссии метко пошутили: «Мы ж не выпендриваемся. Не на что». Сказано это было с горьким сожалением. Но ведь на самом-то деле выпендривается что есть сил. Послушать его речи, так весь мир сошел с ума и должен учиться у Белоруссии и демократии, и управлению экономикой, и организации образования. Позиция такого поучателя близка наглости тщедушного уличного хулиганчика, за спиной которого угрюмо нависает матерый пахан, готовый в любую минуту вступиться, если «маленького» кто посмеет обидеть.
Игнорируя международное разделение власти, основанное на вполне объективном критерии — сравнительном потенциале культурного, военного и экономического потенциала различных стран, наш президент учит весь мир, как следует жить, фактически дискредитируя защищающую его ради стабильности трубопроводов Россию. Руководители России и Европы не понимают одного: источник энтропии, угрожающий им самим, находится не в том или ином популисте, а в населении самих этих стран. Немцы до прихода Гитлера тоже считались добропорядочной нацией. Однако тот без особого труда вернул их в первобытное мифологическое состояние хаоса и героики, в котором они и отправились на войну со всем миром.
Я пекусь не о Белоруссии, хотя положение братьев-славян в братской стране мне далеко не безразлично. Там живут мои родственники, и мне небезразлично их будущее. Не придется ли мне принимать их у себя в Москве в качестве беженцев? Но я волнуюсь о судьбе России. Ведь энтропия заразна! Правители соседних с Белоруссией государств попросту недооценивают масштаб этой опасности! России захотела решить одну из проблем собственной безопасности за счет укрепления режима белорусского диктатора, забыв о собственном населении, которое все больше внимает речам нашего трибуна, все больше в него влюбляется, все больше ему благоволит. Кто знает, чем может закончиться хождение лидера-сектанта во власть, если ему вздумается переехать в одну из губерний Российской Федерации и вступить в диалог с россиянами.
Народы-то у нас и впрямь родственные. А свою эффективность катализатор серости уже продемонстрировал, охмурив население целой европейской страны в считанные годы. Так что опыт работы с массами, жаждущими легкого освобождения от груза накопившихся проблем, у него есть, есть и колоссальный потенциал роста. Не завершатся ли лабораторные испытания нового стиля руководства на просторах России? Страшно подумать, чем все это может закончиться! И не следует думать, что подобный вариант развития событий в принципе невозможен. Сколько оптимистических заверений звучало в Европе перед приходом Гитлера и чего стоила беззаботная беспечность европейских аналитиков, не сумевших предвидеть воцарение пророчествующего языческого сектанта в Германии.
Белорусские сторонники Лукашенко идут на выборы, храня истовую верность своему кумиру, поддерживая друг друга, не давая проникнуть слабости сомнения. Сохраняя гипнотическую атмосферу круговой поруки, они панически боятся обнаружить собственную неправоту, они заглушают голос своих сомнений громкими песнями в поддержку президента и радостными выкриками на демонстрациях. Они всеми силами стараются отыскать подтверждения успешности правления крысолова, а потому безусловно доверяют передачам БТ, которые сотканы из одних подтасовок, обманов и умолчаний, но тем не менее находят в лице сторонников режима благодарных слушателей. Еще бы — ведь БТ выполняет психотерапевтическую роль, точнее, играет роль дудки крысолова, все глубже усыпляя обманутых людей и поддерживая их паранояльно избирательное восприятие, открытое лишь для подтверждений правоты их идола.
Извините, но это уже не пиар, это уже узаконенное вождем конвейерное применение психотехнологий зомбирования, проще говоря оболванивания избирателей, более характерное не для государственной практики управления масс медиа, а для внутренней политики тоталитарной секты.
Многие аналитики ссылались на пресловутую харизматичность Лукашенко, придавая ей чуть ли не объективно-физический статус некоей благодатной осененности, генетической призванности и конституциональной одаренности. Достаточно перечитать классиков массовой психологии, чтобы понять обескураживающе простую истину — никакой «чудесности» в готовности согласных обманываться людей нет. Никакой «особости» в мастерски состряпанной лжи нет. Просто искусство социального влияния в настоящее время развилось настолько, что из не умеющего думать гражданина могут сделать механическую куклу за 2-3 телесеанса массового гипноза, которыми знамениты мои белорусские коллеги Александр Зимовский или Евгений Новиков.
Внерелигиозная харизматичность — это феномен архаичного сознания, атрибут досознательной стадии развития общественной психики, понятие из области клинической социопсихологии. Священники обладают харизмой по праву, пользуясь Благодатью, присущей Церкви как обители истины и красоты. Но внерелигиозные харизматики появляются лишь в критические периоды развития сообществ и спешат возглавить массы, пребывающие в состоянии глубокого эмоционального хаоса и полностью потерявшие нормальную, естественную ориентацию в происходящем.
Известны три типа харизматических лидеров — вождь революции, криминальный авторитет и лидер секты. В каждом из этих случаев поддавшиеся влиянию центрального персонажа люди пребывают в состоянии, далеком от здорового. Революционные толпы вообще не знают, куда идти и что делать. Сообщество преступников раздираемо противоречиями между естественным голосом совести, присущим каждому человеку от рождения, и угрозой наказания за все уже совершенные преступления. Наконец, члены сект отказываются от решения жизненных проблем ценой труда и разумения, и примыкают к тому, кто обещает им райские привилегии в обмен на одно только поклонение. Так или иначе, харизматики, даже находясь вне традиционных конфессиональных институтов, эксплуатируют именно религиозные чувства людей, которые присущи всем без исключения, но не так уж часто ориентируются в верном направлении, указуемом стройной системой семейного и конфессионального воспитания.
Харизма — понятие религиозное. Поэтому поклонение Лукашенко никак нельзя рассматривать как обычную приверженность позициям и суждениям нравящегося политического лидера. Фактически на наших глазах он прошел все три стадии развития личной харизмы. С 1994 по 1996 год он был лидером общенародной революции в борьбе против коррупционеров и их приспешников. С 1997 по 2001 год он являлся обычным лидером преступного сообщества, лишившись всяких прав на власть и удерживая ее сугубо силовым путем, в том числе и ценой прямых убийств неугодных или конкурентов. В 2001 году накануне выборов он вынужден был испробовать последнее оружие харизматика — он стал лидером секты, членами которой оказались все его политические сторонники.
Другого объяснения психотическим проявлениям любви к народному президенту, уже весь мир поразившему своими предательствами и бессовестной ложью, лично я не нахожу. Секта она и есть секта, и без рассмотрения политической ситуации в Белоруссии как результата развития сектантского сообщества в обстановке никак не разобраться, а значит не понять, что же именно произошло на наших глазах за последние годы и как следует действовать для выхода из сложившегося духовного кризиса.

Часть 2. Секта под названием Беларусь:
соблазнение идолопоклонников

В середине ХХ века русский философ Иван Ильин пророчески предвидел те ужасающие беды, которыми неминуемо должна была завершиться эпоха коммунистических вождей: «Оболваненные массы, лишенные разумной идеологии, манипулируемые с помощью демократических институций, откроют эпоху плебейского цезаризма». Не берусь судить, что творится в сопредельных посткоммунистических странах, но наше белорусское анти-чудо вполне определенно ассоциируется с цезаризмом.
Цезарь — это идол безверующих, икона для безбожников, апостол плебса. Наши соотечественники, число которых примерно равно количеству противников Лукашенко, молятся на своего избранника, приписывают ему все успехи и заслуги загодя, заочно и упреждающе, согласны претерпеть любую нужду и насилие, лишь бы сохранить преданность тому, кого они по доброй воле сочли за спасителя народа. Нарушая обет верности, в глубине сердца данный ему, они рискуют предать самих себя, во всяком случае, им самим так кажется. Но ведь это логика, которой следуют глубоко индоктринированные члены тоталитарных сект. Может быть, хватит называть Лукашенко диктатором и популистом? Пора назвать его именем собственным — харизматический лидер тоталитарной секты, объединяющей половину населения Белоруссии!
Мне как психиатру по образованию, в поведении оболваненных сторонников нынешнего режима все совершенно ясно. Лукашенко сумел мошенническим путем овладеть религиозным инстинктом атеизированного народа и стать объектом молитвенного поклонения обманутых масс. Он взял на себя роль живого божества, он отождествил себя с миссиональными силами истории, он присвоил себе сугубо божественные прерогативы, таким образом определив себя «вором и разбойником» согласно апокалиптическим предупреждениям Самого Христа. Феномен Лукашенко прекрасно известен служителям Православной Церкви, которые по странному недоразумению молчат и не спешат огласить истинную суть звероподобного любимца толпы.
В свое время я сам имел необычный опыт участия в спонтанном сектостроительстве. Причем объектом развивающегося и усиливающегося поклонения незаметно стал я сам. Удивительно, что для подобного процесса, разворачивающегося по законам самоорганизации, не требуется почти никаких усилий со стороны самого новоявленного идола. Достаточно просто благосклонно принимать знаки поклонения и реагировать с загадочной фигурой неоспоримого достоинства. Остальное происходит само. Объединенная жаждой обновления и переполненная ожиданиями спасений и облегчений аудитория сама спешит вознести заслуживающую простого доверия фигуру на пьедестал.
Усилия как раз потребовались для того, чтобы прекратить это превознесение. Причем усилия немалые, которые в итоге стоили разрыва практически со всеми теми, кто до этого спешил провозгласить тебя спасителем и целителем. Лукашенко же сам активнейшим образом способствует раздуванию культа самого себя. Он всячески способствует нагнетанию веры в собственную исключительность, хотя для этого у него явно недостает ни интеллекта, ни личного обаяния, ни эмоционального шарма. Но все это не беда, зато он похож на тех, кто спешит припасть к его ногам. Он откровенно эгоистичен, груб, бессовестен, лукав, предельно прост, склонен к насилию и боится обнаружить собственную некомпетентность. Поэтому компенсаторно он спешит напялить иную личину — всезнающего, всемудрого, всесильного, мягчайшего и сострадательнейшего человека, только и думающего, что о благе народном, этакий молитвенник земли белорусской.
И он сам, и поклоняющиеся его образу люди прекрасно отдают себе отчет в том, что все это — игра, лукавство, обманы и самообманы. Но они играют во взаимность вместе, они все заодно, а потому никому не хочется нарушать правила игры, тем более, что игра эта решает многие душевные проблемы. Страх перед ответственностью, нежелание трудиться, боязнь осознания собственной слабости, ужас перед собственной виной за многое халтурно испорченное или преступное и нарушенное — все эти малоприятные переживания перекрываются гимнами взаимопоклонения вождя и толпы. Классическая логика поведения участников сектантского процесса. Прекрасный образчик утилизации врожденного религиозного инстинкта, присущего всякому разумному существу, энергетика которого поднакопилась за десятилетия государственного атеизма.
Люди соскучились по чудесам, люди обезверились вконец, а потому готовы направить свою жажду поклонения на любого из тех, кто лукаво готов предложить самого себя в качестве идола. Секта эта очень дружная и сплоченная, потому что она руководствуется общепринятыми словесными декларациями, маскирующими ее среди остальных человеческих сообществ. Ну, кто осмелится возражать против таких определений сектостроительства как «возрождение белорусского народа», «укрепление национальной культуры», «развитие обороноспособности страны» или «обеспечение прекрасного будущего нашим детям»? Однако опытные сектоведы, поднаторевшие в выявлении современных тоталитарных сект и умудренные опытом противодействия разлагающей политике их лидеров-растлителей, прекрасно знают, что нельзя путать словесные декларации сектантов с их действительными мотивами и установками. Почитайте книги Леона Рон Хаббарда, свидетелей Иеговы или того же Муна — там все прекрасно, так все расставлено по своим местам, приглажено и напомажено. Не подкопаешься, не подберешься, не выдвинешь никаких возражений или опровержений. Однако сама практика жизни секты, сама ее политика, как направленная на привлечение новых членов, так и проводимая внутри организации самих сектантов, далека от всех этих сугубо рекламных деклараций.
Священное Писание прямо предупреждало о возможности выявления врагов рода человеческого — их следует опознавать не по словам, но по делам. Дела Лукашенко каждый из сохранивших трезвомыслие знает по себе — уничтожение противников, унижение коллег, предательство сторонников, разорение целой страны, повальное воровство, спаивание народа, лишение государства этических начал и бессовестная ложь чуть ли не каждом шагу. Но кто об этом скажет, тот автоматически признается смертным врагом самого «батьки», а значит и противником тех, кто подписал с ним договор на крови, а значит — «врагом народа».
Вот тут-то и обнаруживается подлинный масштаб проблемы — как разделить лидера-растлителя и обманутых последователей? Как вырвать людей из цепких лап обманщиков? Как вернуть им здравомыслие и восприятие реальности как она есть? Как вылечить от смертельно опасного тумана лживой доктрины? Как преодолеть негативное программирование, ориентирующее человека лишь на доверие одному-единственному лицу? Проблемы эти прекрасно знакомы тем, кто занимается исцелением жертв тоталитарных движений. И именно такое понимание происходящего сегодня следует усвоить тем, кто собирается сменить «батьку» на посту руководителя страны.
Те миллионы граждан, которые в него уверовали в самом что ни на есть религиозном смысле, никуда не уйдут и никуда не денутся. Как работать с ними, как вылечить их уставшие сознания, как возвратить им здоровое восприятие действительности? Таким образом, проблема политическая перерастает в проблему клинико-терапевтическую, причем последняя на порядки сложнее первой, сколь бы недостижимым ни казался захват власти демократами.
Даже свергнув ненавистного диктатора, в наследство от его режима они получат массу глубоко зазомбированных «поклонников батьки», которые вряд ли откажутся от своей болезненной веры. Даже если его послезавтра хватит апоплексический удар, это вряд ли решит автоматически все проблемы. Самое страшное, что такого же рода опасность нависает над всеми странами бывшего СССР, что мало кто из руководителей принимает в расчет.
Хотелось бы подтвердить наше мнение о том, что режим Лукашенко на деле является ширмой для сугубо сектантской деятельности, а потому относится к области клинической социопсихологии. Лукашенко вполне осознанно привлекает для проведения пропаганды методы, используемые лидерами тоталитарных сект, занятых обращением новоявленных членов и укреплением веры уже опытных участников движения. Возьмем обращающий на себя внимание фактор финансовой зависимости, который учитывается при любом сектостроительстве: «Немаловажным фактором становления зависимости от объединенных одними ритуалами привычками и поведенческими шаблонами единомышленников оказывается создание финансовой зависимости. Современная жизнь организована таким образом, что любая из сфер человеческого существования в большей или меньшей степени зависит от наличия денежных средств. Крайне мощным дестабилизирующим фактором, вынуждающим к образованию этически неприемлемых, но адаптивно целесообразных связей является отсутствие денег. В известном смысле, психологически деньги ассоциируются со свободой. Они позволяют субъекту по собственным произволениям удовлетворять возникающие желания и избегать предполагаемых или реальных опасностей. Финансово зависимый человек, то есть человек, лишенный возможности распоряжаться принадлежащими ему деньгами, вынужден безусловно подчиняться тому, кто предоставляет ему денежные средства» (эта и другие выдержки приводятся из хрестоматийного сборника работ по сектоведению «Контроль сознания и методы подавления личности», Москва, 2001).
Многих наведет на интересные размышления описание социально-психологических характеристик людей, чаще других оказывающихся в тенетах сектантской пропаганды и входящих в т.н. группы риска:
Не будем обольщаться — все мы в той или иной степени наследники десятилетий коммунистического режима, вышибавшего из всех и каждого ростки свободолюбия и бесстрашия. Если наши деды и отцы недовыдавливали из себя раба, то по каплям это приходится делать нам, таким образом очищая собственный психогенотип, дабы наследование инстинкта согласия на рабство не продолжилось в веках. Мы — наследники узников сталинских лагерей и замордованных сталинских колхозников. Мы — наследники демонстрантов, радостно орущих в ответ на первомайские лозунги и перевыполняющих соцобязательства. Мы — наследники комсомольцев, чекистов и политработников.
Можно по разному относиться к нашему общему прошлому, но то, что в нем широко и разнообразно был представлен страх во всех его видах, вряд ли кто-либо осмелится отрицать. Вот этот страх и использует Лукашенко для приучения своих последователей к послушанию. Вспомните, как угрожающе рычал в телекамеру бывший министр внутренних дел, предупреждая людей о недопустимости участия в демонстрациях. Вспомните, как разорялся сам диктатор, на одном из недавних совещаний истерически вопивший о том, что свою власть он будет защищать с оружием в руках. Вспомните, как непрестанно угрожают ведущие телепрограмм БТ, которое давно уже из средства массовой информации превращено в психотронный генератор, ежесуточно зомбирующий миллионы людей и углубляющий сон их совести.
Тоталитарные группы всегда активно используют современные рекламные психотехнологии, начиная от создания суггестирующих сенсорно активных текстов и изображений (музыка Асахары, широко транслировавшаяся по радио России, или цветные иллюстрации в книгах кришнаитов) и заканчивая масштабными маркетинговыми кампаниями, результатом проведения которых оказывается создание широких социальных сетей приверженцев свеженького мировоззрения.
Многие люди откровенно опасаются возможности возрождения сталинского террора, при котором людей по ночам выдергивают в казематы и втихаря расправляются там с ними при молчаливом одобрении населения, думающего лишь о сохранении собственной шкуры. Многие боятся введения своеобразного «запрета на профессии», при котором политически неблагонадежным людям будет отказано в праве на занятие выгодных должностей или определенные роды занятий. Многие страшатся стать «невыездными». Кое-кто не хочет, чтобы при новом режиме провели люстрацию населения на предмет сотрудничества со спецслужбами. А многие просто не хотят отвечать за свою собственную жизнь, а то и просто терять тепленькое местечко, заработанное преданностью режиму.
В памяти категория времени субъективно отсутствует — то, что происходило десятилетия назад, так же ярко живо, словно оно произошло только что. Что же касается психологической генетики, то современные исследователи единодушно подтверждают факт наследования основных эмоционально заряженных стереотипов даже через поколения.
Психология одобрения выкрутасов лукавого диктатора зоологически проста, но преодолеть ее непросто. Разумом люди понимают, что возврата к прошлому быть не может, что мир уже изменился, что просто так концлагеря не понастроят. Разумом понимают, а эмоционально не верят в реальность перемен, генетически страшатся того, что испытали их деды и прадеды. Этот страх и ответственен за поддержание состояния скрытой невменяемости, состояния некритического, безответственного, иррационально мотивированного — когда люди не желают верить в то, что президент несет личную ответственность за уничтожение его политических противников.
Именно благодаря их поддержке он проявляет те чудеса бессовестности и лжи, которыми удивляет население других стран. У него есть своя аудитория, у него есть свои поклонники, у него есть своя армия почитателей — что ему до остального населения, интересы которого он, в согласии со своей хамской природой, и не собирается учитывать! Он захватил власть, он заручился поддержкой своих последователей, он юридически лукаво узаконил узурпированную власть — значит, по его понятиям, он победил, а остальное его попросту не волнует. Типичная позиция уличного хулигана, смелого перед беззащитными и боящегося представителей закона.
Не следует думать, что Лукашенко так прост, каким он хочет показаться. Да, его бандитская логика захвата власти предельно проста, как проста была логика узурпации власти в Германии в 30-х годах ХХ века. Но его мифологизированный мир столь же загадочен, оккультен и мистичен, как и миросозерцание Адольфа Гитлера. Большинству Лукашенко кажется этаким холопским царьком, сумевшим в смутное время захватить власть и силой удержаться на троне. Отчасти да. Но не следует забывать, что личная мистическая картина мира ныне действующего президента глубоко символична. Он и в самом деле считает себя мессией, причем вовсе не одного только белорусского народа, но и всего славянства как передового отряда Новой Эры. Позвольте автору настоящего материала не раскрывать своих источников, но он знает наверняка, сколь необычно истинное мировидение Лукашенко, точнее, видение им самого себя в центре созданного им самим мира.
Многие считают, что строительство ледовых дворцов — обычная блажь дорвавшегося до власти болельщика, мечтающего возродить хоккейную славу любимого СССР. Никакого отношения к самому хоккею это нагромождение дворцов не имеет! Речь идет о глубоко символическим мистериальном действе, смысл которого раскрывается в самом названии — «Ледовый Дворец». Обратитесь к работам любимого идеолога Лукашенко, Александра Гельевича Дугина, кстати, лично консультирующего закадычного друга Лукашенко Геннадия Селезнева, и Вы удивитесь, сколько скрытого смысла во многих кажущихся идиотическими деяниях белорусского вождя-сектанта. Хоккей понимается им как образец истинно арийского спорта, как тренировка воинов-рыцарей на мистическом ледовом поле, понимаемом как сплавление символики поля Армагеддона и льда Чудского озера, под которым утонули псы-рыцари.
Откровенно неправославный человек, узурпировавший не только государственную, но и духовную власть над своими последователями, отодвигающий в сторону самого Патриаршего Экзарха даже на Рождественских награждениях, всячески способствует возрождению дохристианских языческих праздников, ярчайшим образцом чего является его маниакальная приверженность празднованию пресловутых «Дажынак». Мало кто замечает, что праздник этот сам он символически отождествляет с собственным днем рождения, тем самым обозначая мистический смысл собственного дня рождения как даты явления миру фигуры избавителя от власти ненавидимых народом предпринимателей, коррупционеров и прочих прислужников американцев.
Сам себя Лукашенко осознанно отождествляет с героем-избавителем, связанным с символикой изобильного урожая. Глумление такого рода отождествления становится невыносимым при осознании того, в какой тупик за годы своего правления Лукашенко загнал производителей сельскохозяйственной продукции и какой уровень жизни наличествует в Белоруссии. Любопытно, что он никак не мог реализовывать свои маниакальные фантазии при успешном развитии экономики. Хорошо накормленные и ничего не страшащиеся люди, умеющие ценить собственный труд и уверенные в собственной профессиональной компетентности давно бы разгадали шарады сектанта-диктатора и смели бы его с преступным путем захваченного поста. Ему нужны полуголодные, неуверенные в будущем и обуянные страхом невежественные люди, которые станут благодарить его как подателя изобилия за любую шкварку, брошенную с барского стола алчущим элементарного пропитания «детям великого батьки».
В одном из мимолетных и как всегда не слишком продуманных предвыборных интервью с бесовским огоньком в глазах нынешний президент заметил: «Власть — это всегда хорошо!» Он был совершенно искренен, но именно это меня и ужаснуло. Богобоязненный человек, стремящийся удалиться от гордости и порождаемых ею смертных грехов, никогда с восторгом о власти не отзовется. Власть — это великий соблазн и великое искушение. Власть — это причина духовного падения многих истинно великих деятелей. Наш же «батька» во власть влюблен, он ее жаждет, он ее обожает. Это ли не признание специфики его нравственной природы, точнее природы антинравственной, а проще сказать бесовской? Более того, он совершенно открыто, не стесняясь поддерживает культ самого себя, «скромно» тупя очи и «смиренно» принимая подношения поклонников.
Некоторые интервьюируемые граждане поспешили открыто заявить, что считают его воплощением Христа и готовы отдать за него собственные жизни. Такого рода заявления не вычеркиваются цензурой, а напротив с согласия самого диктатора проводятся в радио- и телеэфир и настойчиво предлагаются в качестве еще одного повода для поклонения, тиражируются на миллионную аудиторию. Для полноты картины классической секты ему недостает только заняться чудесными исцелениями, открыто объявить себя аватаром, создать клубы почитания себя и приняться за пророческую практику. Тогда по всей Белоруссии за государственный счет понастроят часовен и молитвенных домов, которые по числу прихожан наверняка станут успешно конкурировать с традиционными храмами и удовлетворять религиозные потребности последователей всебелорусского лидера-сектанта.
Возможно, одним лишь психиатрам известно всемогущество эмоционально мотивированного самоубеждения, когда никто и ничто не в состоянии поколебать паранойяльную систему убеждений психотика. Петля самообманов и избирательного восприятия лишь того, что подтверждает полюбившуюся привычную точку зрения, намертво захлестывается на разуме погруженного в собственный бред человека, лишая способности мыслить естественными категориями и воспринимать реалии действительности. Кибернетикам известен механизм положительной обратной связи, который ответственен за самораскручивание любых бредовых систем, начиная от собственно клинических и заканчивая идеологическими, когда воспринимаются лишь аргументы «за» и жестко отсеиваются все доводы «против». Система представлений набирает силу по экспоненте, и ничто не может ее разрушить, пока сам человек не подвергнет ее сомнению.
А зачем сомневаться в картине мира, приятно ласкающей самолюбие и мысли о собственном избранничестве? Зачем отрицать собственную исключительность и иллюзии о благополучном будущем? Зачем отказываться от возможности всегда и во всем считать себя безусловно правым? Потому-то и верят доводам рассудка люди, души которых похищены лукавым обманщиком. Потому-то и не воспринимаются доводы разума и логика фактов. Потому-то столь глубоко убеждены обманутые сторонники режима, не желающие даже думать о возможности сомнений. Так приятно принадлежать к избранным, проживать на облагодетельствованной аватаром земле, дышать одним воздухом с мессией. Еще бы — так проникаешься ощущением собственной ценности, пониманием собственного величия. Ведь ты избран величайшим, а значит и сам чего-нибудь стоишь, даже если трудиться не умеешь и мыслить не научился. А то, что величайший не более чем раздувшийся мыльный пузырь, коллега гоголевского Хлестакова, так доказать это невозможно, пока фильтры восприятия надежно защищают человека от «неправильных» фактов и «неверных» доводов, каковыми кажутся любые аргументы, не вписывающиеся в рамки сектантской картины мира.
Мы имеем дело с чисто религиозным психозом, к традиционным религиям ни малейшего отношения не имеющим. Это заболевание порождено гипертрофией направленного на негодный объект религиозного чувства, но интенсифицировано таким образом, что может рассматриваться как сугубо клинический феномен. Это и есть торжество сектантской доктрины, принятой на вооружение для защиты от реалий мира общиной лукашенкопоклонников.
Вспомните библейское предупреждение об ответственности растлителей, которые возьмутся соблазнять «малых сих». Что может быть преступнее лукавого использования лучших чувств людей — чувств религиозных, смысл которых состоит в поиске объекта поклонения! Изначально чувства эти были вложены в душу человеческую для одного-единственного Объекта, Который являлся в разные времена и в разных странах под различными обличьями, пока, наконец, не явился миру во всем своем великолепии.
Тот же, кто прекрасно знает, что творит, кто отдает себе отчет в хитроумной эксплуатации лучших людских чувств и примешивает к этому подлую игру на человеческих предрассудках, сотканных из страхов и невежества, заслуживает не просто осуждения, но чего-то большего. Пуще огня стоит страшиться таких «общенародных любимцев»! То, что творят подобные «харизматики», вполне заслуживает расклеивания их портретов на рекламных щитах с подписью «Разыскивается особо опасный преступник» и подробным перечнем совершенных и совершаемых преступлений.
В старательно подогреваемом культе вождя-сектанта присутствует нечто постыдное, потаенное, нечто почти сексуальное. По-видимому, религиозный инстинкт, естественно близкий жажде любви, при своем извращении превращается в нечто менее приятное, чем извращения некрофилов и эксгибиционистов. Еще бы, ведь извращается наивысшее влечение человеческое — влечение к Творцу, к Создателю жизни и самих людей, к Истинному Заботнику и Любящему Отцу. Развращение же духовное, насаждаемое авторами популистских культов, в сравнении с истинно религиозной верой оказывается не просто преступлением, но чем-то, противным самой природе человеческой, близким к понятию абсолютного зла.
Для самих сектантов-лукашенкофилов их брак с самоизбранным президентом это контракт, сохраняющий свою силу до гробовой доски — либо их, либо его. Это брак навсегда, это договор на крови, это преступный сговор с целью противодействия естественному развитию жизни, замешанный на животном страхе и себялюбивой надежде на грядущую халяву. Для охранения такого рода договорных отношений с миллионами истово поклоняющихся лидер всебелорусской секты готов идти на любые преступления, ибо в сравнении с духовным растлением никакое иное преступление чем-то более ужасающим стать не может в принципе.
Согласен с теми, кто считает наиболее вероятной следующую версию исчезновений известных людей на Беларуси. Кто-то когда-то услужливо «убрал» с его пока еще почти не начатого победоносного пути Дмитрия Захаренко, пригрозившего созданием партии демократически настроенных офицеров. Затем настал черед Виктора Гончара как образованного и обаятельного оппонента, возглавлявшего ЦИК — будущий инструмент захвата власти. После пришло время Завадского, по-видимому, располагавшего каким-то видеокопроматом, разоблачающим преступления.
Но никакая правда не всплывет наружу, пока сильны будут миллионы преданных Лукашенко сектантов. Даже в голоде и в холоде, лишенные человеческих условий жизни и презираемые всеми народами мира, его сторонники будут его поддерживать — поддерживать непонятого гения, преданность которому подает им надежду на счастье в иной, воображаемой жизни. Ведь они ему душу продали — что им после этого терять? Они не изменят ему, они не изменят себе, они не отдадут ту сокровенную, но болезненную игру, в которую научились играть под его руководством. Ничего нового в этом феномене нет — обычная политическая секта, завладевшая ресурсами небольшого государства, имеющая ограниченный потенциал жизнеспособности, определяемый продолжительностью жизни ее конкретных членов.
Демократы до сих пор так и не поняли в феномене Лукашенко главного — выступая против него, они фактически выступают против всех обманутых им граждан. Пора понять, что сам по себе приход Лукашенко во власть вовсе не является роковой ошибкой избирателей или сбоем системы демократических выборов. Наступила эпоха «воров и разбойников», и Лукашенко — второй из них, если начинать отсчет от Гитлера. Его властвование — не нарушение исторического процесса, а начало его закономерного завершения, которое согласно Апокалипсису наступит неизбежно и во многих деталях своих уже проявляющееся.
Властвование Лукашенко — не ошибка населения, а Божье наказание! Мы воочию убедились, что может сотворить в пределах одной страны лидер политической секты имени самого себя. Лукашенко — политический идол XXI века, причем идол в самом буквальном понимании этого библейского термина. Он — и герой, и автор целой системы идолопоклонничества; он создал, укрепил и развил культ самого себя во всей его красе. Причем он пришел в то время, когда ведущие политологи и культурологи, похоронив сталиноведение и гитлеристику, уже задумали почивать на лаврах написанных монографий. Ан нет, пришел новый герой, явился новый спаситель — и все началось с самого начала! Так что Лукашенко вместе с его сторонниками я могу смело назвать передовым отрядом Апокалипсиса, разумеется, не первым, но, к сожалению, по-видимому далеко не последним.
Посмотрите, кто вошел в состав его преданной паствы? Личностно неразвитые, психологически дезориентированные, профессионально некомпетентные, социально неприспособленные, запуганные воспоминаниями о прошлом и мечтающие о воцарении рая на земле, представляемого в виде этакой полной халявы, наподобие марксового коммунистического эдема. Немало среди его приспешников людей корыстолюбивых, жаждущих воспарить из грязи в князи, прекрасно отдающих себе отчет в ограниченности «батьки», но спешащих поживиться за счет его пребывания у власти. Его сторонникам и поклонникам ведомо только одно — они не хотят развиваться, трудиться и самостоятельно мыслить, а для достижения такого биологически беззаботного состояния им необходим тот, кто целиком и полностью возьмет на себя заботу об их благополучии. Останется только веровать в него и во всем его слушаться, начиная от установления размеров зарплаты и заканчивая безграничным доверием в культурной и внешней политике.
Эта вера настолько же далека от истинно религиозной, как пародист далек от изображаемого им персонажа. Недаром на Востоке дьявола именуют «обезьяной Бога». Он спаситель, но не Христос, не Аватара, не Мессия. Он присваивает себе все знаки чисто религиозного поклонения, не неся никакой реальной ответственности за тех, кто передает в его руки управление собственными жизнями. Он просто лживый политик, из рекламных соображений сумевший нацепить на себя бутафорское подобие нимба, который полуослепшие духом невежи поспешили принять за настоящий. Все «чудеса», творимые им, ложные, кукольные, бутафорские, потому что они не от Бога, но от того, чье призвание — рассеивание смерти и тлена.
Сама фамилия выдает Лукашенко с головой — лукавый, ходящий извилистыми путями, уклоняющийся от правды, изогнутый, неправильный, кривой, лукавящий. Он сочетает в себе хитрость «яблочного» дипломата Алексея Лукина с консерватизмом коммуниста Анатолия Лукьянова. Его трудно поймать на передёргиваниях и хитросплетениях поддельной логики, его нелегко ухватить за конкретную ложь, он даже законы переделал под себя таким образом, чтобы законным в Белоруссии было издание законов от имени одного-единственного лица, не нуждающегося ни в чьих санкциях, апеллирующего лишь к верности своих сектантствующих сторонников. Причем лукавец этот как артист позорно бесталанен — даже Жириновский с его откровенным комизмом намного одареннее как лицедей, чем белорусский вождь. Этот клоун способен лишь встать на лыжи летом или гарцевать по полигону в маршальской форме с якобы умудренным выражением лица, имитирующего понимание вопросов военной стратегии.
Лукавство в Лукашенко доведено до предела — он неискренен в кубе, лжив патологически, лицемерен инфернально. Глядя на все его извороты и ухищрения, на все его извилистые речи и болезненно недобрые взгляды, начинаешь понимать, почему в главной молитве христиан одной из главных просьб, обращаемых Творцу Вселенной, является избавление от лукавого. Самое интересное, что своей антихристианской позиции Лукашенко даже не скрывает. Он вполне открытый богоборец, настаивающий лишь на уважении к чувствам верующих и акцентирующий исключительно культурную роль церковной традиции. Он осознанно отодвигает Патриаршего Экзарха в сторону, затмевая его своей сияющей личиной, демонстративно ставящей рукоположенного митрополита в подчиненное по отношению к самому себе положение.
Лукашенко как-то раз вполне открыто заявил о своей религиозной принадлежности: «Я считаю себя православным атеистом!» Тогда все становится понятным. Ему нравится культ, ему близок идеал соборности, ему симпатичны молитвословия верующих, но только на место Христа он ставит не кого-нибудь, а именно самого себя. Чего только стоит доведение Патриаршего Экзарха до выражения благодарности за подаренную ему в честь 60-летия почетную грамоту словами: «Служу Республике Беларусь!». Комментарии излишни. Антихристов дух проявил себя в фигуре Лукашенко со всей своей бесстыдно-глумливой откровенностью.
Я верю в то, что всем активным и пассивным участникам идолопоклоннической оргии на Белоруссии когда-нибудь придется ответить за все творимое. Предательство Христа произошло, причем в особо извращенной и в злостно материалистической форме. Будет по делам воздаяние всем тем, кто способствовал соблазнению духовно ослабевшего населения Белоруссии, причем в зависимости от того, в какой степени они отдавали себе отчет в существе творимого ими беззакония. Все сторонники, сподвижники и поклонники Лукашенко участвуют в едином свальном грехе, творя псевдорелигиозное бесстыдство на глазах у всего мира. Люди предают самое ценное, самое главное в самих себе — они отказываются от личностности, от ипостасности, от самостояния и передают бразды правления собственной внутренней и внешней жизнью в руки того, что лжет и лукавит на каждом шагу, нисколько не стесняясь собственного позорного бесстыдства.
Главная трудность реализации необходимых политических перемен в Белоруссии заключается в том, что народ уже оболванен, люди уже избрали себе идола для поклонения, и идола этого у них не отобрать. Во все времена идолов сжигали, но как уничтожить президента, поселившегося в сердцах заблудших? Тут уже библейским «огнем и мечом» делу не поможешь, времена цивилизованные. Призывать на головы одурманенных белорусов НАТО-вские бомбардировщики тоже идиотично, заокеанские стратеги рады будут использовать духовную катастрофу белорусского народа в собственных далеко не гуманных и не духовных интересах. Так что ситуация складывается патовая.
В третьей части настоящей работы мы постараемся отыскать ответ на столь привычный вопрос «Что делать?», когда уже ясен ответ на риторическое «Кто виноват?» — мы все, каждый и вместе все сразу. Если мы едины, если мы смеем называть себя славянами, значит доля ответственности лежит на каждом, особенно если он образован и социально активен. Что делать — разберемся в заключительной части нашего исследования. Непонятно только одно.
Хотя автор и не вправе задавать этот вопрос, но он все же просится из уст. Почему до сих пор молчат митрополиты и священники Православной Церкви, долгом которых является обличение духовных язв светских правителей? Ведь на наших глазах в родственной стране происходит буквальная репетиция прихода Антихриста. Духовные отцы обязаны бороться за души заблудших, обязаны исцелять силою Благодати оболваненных вождем-сектантом мирян, обязаны посылать целительную мощь Святого Духа в своих молитвах о вразумлении запутавшихся в лукавых речах «малых сих».
Сегодня Православная Церковь должна выразить без уклонений и двусмысленностей свое отношение к лидеру секты, распространившей свое влияние на половину населения сопредельного государства. Ведь на наших глазах фактически происходит репетиция последнего акта из драмы, имя которой «Последние Времена».

Часть 3. Возможно ли самоисцеление народа?

Конечно, все это горько и печально, но в то же время и весьма поучительно. Недопустимо профанировать все происходящее в Белоруссии, низводя истинную духовную катастрофу целого народа до проблемы удачливого выскочки-обманщика, сумевшего ловко узурпировать власть в не проснувшейся после коммунизма стране.
Мы являемся участниками именно духовной катастрофы, причины и последствия которой еще явятся предметом будущих клинико-социологических исследований. Мы имеем дело с тектоническими процессами коллективного бессознательного, явившего свою мощь в развертывании явлений упадка и деградации общенародного политического сознания. Этот распад невозможно остановить, все трухлявое должно выгореть дотла, и лишь через некоторое время на этой земле начнется возрождение, о котором и следует думать уже сегодня, но ни в коем случае его не торопить, чтобы не продолжить успешное наступление на все те же «совковые» грабли.
Феномен «батькофилии», именуемый специалистами патерналистской ориентацией массового сознания, — феномен одновременно религиозный и клинический. Но поскольку мы привыкли апеллировать в представлениях о единстве масс и интеллигенции, то обязаны признать и долю своей личной ответственности во всем происходящем. Мы оказались свидетелями катастрофы целого европейского народа, добровольно отказавшегося от ответственности за собственное будущее.
Такое бывало в истории не раз, но никогда не думал, что такое повторится снова. А оно вновь и вновь будет повторяться, пока не будет осознана определяющая роль развития психологической культуры во всем обустройстве человеческой жизни. И ответственность сегодня вполне логично разделять на всех, причем она тем больше, чем выше уровень образования и занимаемое в социуме место конкретного человека. Настало время смиряться и сокрушаться, убедившись в нежелании масс брать на себя ответственность за собственную судьбу, значит, функция интеллигенции и лидеров не выполнена до конца, раз смогло возродиться такое средневековое отношение к правителю-лжецу.
Каемся, виноваты, не уберегли сограждан от соблазнителя, а потому вместе со всеми и соучаствуем в реализации диких извращенных властолюбивых фантазий глубоко больного душой человека. То, что его состояние имеет массу весомых психиатрических определений, еще не решает проблемы нашей ответственности за допущение такого правителя к кормилу властвования. Это же надо так докатиться целой стране, что главными темами рекламы на целые годы стали «прерывание запоя» и «иммиграция в Канаду»!
Само по себе описание проблемы в каком-то смысле способствует ускорению ее разрешения. Лечение невозможно без постановки точного диагноза заболевания. Я уверен, что демократические лидеры Белоруссии обязательно проиграют выборы 2001, причем совершенно неважно, каким образом лукавый лидер достигнет фактической победы — честно или подтасовав данные. О честности вообще вряд ли можно говорить, когда речь идет о личном представителе Сатаны, но даже фальсификация им результатов выборов в каком-то смысле оправдана. Ведь сторонники Лукашенко живы, они искренно убеждены в его преимуществах и пусть запрограммированно, пусть идя на поводу зомбирующих их стереотипов, но все же внешне добровольно отдают за него свой голос.
Страна разделилась надвое. Но та часть населения, которая ратует за Лукашенко, только и ждет объявления гражданской войны. Эти люди будут рады отдать свою жизнь за своего кумира, пасть в бою, защищая своего обожаемого идола. Их «завести» на сопротивление демократам, ратующим за проведение необходимых реформ, проще простого. Не удивлюсь, если среди поклонников Лукашенко найдутся добровольцы-камикадзе, готовые в самом прямом смысле отдать собственную жизнь за торжество любимого вождя. Так что прикажете — воевать с ними? Изолировать их на каком-нибудь острове? Сослать их к нам в Российскую Сибирь? Получается, что даже законная победа демократического кандидата в президенты ничего в общем-то разрешить не смогла бы.
Исход ситуации нам видится совершенно иным, не таким, каким он представляется революционно настроенным демократам, стереотипно сфокусировавшимся на образе узурпатора-злодея и ничего не желающим слышать о необходимости терпеливого ожидания саморазрушения сложившейся ситуации. А ведь только таким и может быть исход описанной ситуации. Она должна исчерпать себя сама. Она должна разрушиться согласно собственной логике самораспада.
Сегодня проигравшим не по своей вине оппонентам Лукашенко стоит задуматься над тем, как жить дальше. Советую им считать лживую победу Лукашенко затянувшимся стихийным бедствием, сотворившимся на просторах коллективного бессознательного, коим они сами неразрывно связаны со своими же согражданами.
Нечеловеческий характер режима Лукашенко открыл мне один знакомый астролог. Оказывается, некоторые мастера в области нумерологии считают, что сама дата выборов назначена далеко не случайно. Девятка считается символом Нептуна — планеты сомнений и обмана. Усиленная же повторением, она делается практически неодолимой, ибо ее преобразование порождает все ту же девятку: 9 х 9 = 81, а 8 + 1 = 9.
По мнению профессионального астролога, действующий президент Белоруссии выбрал для своего избирательного триумфа столь замечательно время, что одной интуиции, по-видимому, оказалось бы маловато, потребовался бы придворный астролог. Посудите сами. Главное негативное астрособытие года — точка солнечного затмения в день летнего солнцестояния, напряглось оппозицией Марса-Ареса, вошедшего в Знак рогато-хвостатого Козерога. Для меня, как человека православного, такие совпадения все же являются достаточно знаковыми. Кстати, через двое суток грохнули катастрофы в Нью-Йорке.
Я не считаю себя приверженцем американского видения мира, напротив, я противник американизма во всех его формах, но нечто апокалиптическое в тех бедствиях рядовых граждан зарвавшейся Америки все же присутствовало. Так что мне кажется, что совпадения тут далеко не случайны, тем более что все совершилось сразу после дня рождения «главного белоруса», каковым считает себя Лукашенко, претендуя на роль мессии-воителя.
Более всего я опасаюсь за Россию, хотя сердце болит и за будущее моих родственников на Белоруссии. Его заверениям о равнодушии к российскому престолу верить нельзя. Он спит и видит себя в шапке Мономаха. Если не дай Бог наши страны реально объединятся и Лукашенко получит возможность войти в российскую власть, никто не может гарантировать того, что он не превратит Россию в Белоруссию образца 1996 года. Население-то у нас одно, со сходными генотипами. Только стихия народная в России более активна, могущественна и капризна, чем в относительно мирной и спокойной Белоруссии.
Пусть не радуются деморомантики, которые наркотически вспоминают август 1991 или октябрь 1993. Время может повернуться вспять за считанные недели. И тогда ничто и никто не остановит компьютерный вирус под именем Лукашенко, сеющий психологическую энтропию и делающий людей послушными поклонниками сектанта. Почему до сих пор кроме нескольких десятков специалистов в области манипуляции общественным сознанием никто не осознает масштабов возможной угрозы? Ведь до сих пор подавляющее большинство населения Российской Федерации нуждается в глубинной психологической реабилитации, в преодолении психогенетических последствий десятилетий сталинского террора и гражданского равнодушия эпохи Брежнева. Мы — сухой хворост для сектанта-политика, и пожар рискует сожрать не только саму Россию.
Во-первых, необходимо перестать бояться посланника дьявольского племени, который сам пропитан страхом перед собственной неправотой и снедаем ужасом перед неминуемым собственным самоуничтожением. Именно этот неизбывный страх гложет его убогую душу, заставляя казаться сильным и большим, в то время как никто другой в глубине собственной души не осознает своего ничтожества и убогости в такой степени, как он сам.
Пора перестать бояться тщедушного человека, реально ничем не более страшного, чем таракан из известной детской сказки. Он является персонификацией общественных настроений, остающихся достаточно сильными на Белоруссии, но сам по себе совершенно безвреден, как и всякий самовлюбленный болтун. Он ужасен тем, что воочию являет степень нашей гражданской несостоятельности. Но не надо бояться призраков — когда взойдет солнце, освобождающее от похмелья посткоммунистических иллюзий, он просто растворится без следа, оставив о себе лишь горькую досаду, смешанную со стыдом.
Во-вторых, необходимо понять, что концентрация на Лукашенко как фокусе проекций населения целой страны непродуктивна и даже опасна. Одни проецируют на него собственные ожидания и жажду халявы. Другие проецируют представления о своих негативных, теневых сторонах характера, которые всегда несут отпечаток неосознаваемого властолюбия — этой печати дьявола. Горе уловившимся слабакам и прислужникам всенародного обманщика. Но горе и тем, кто до сих пор не может увидеть в торжестве Лукашенко не прихоти политикана, но Божью кару.
Фактически демократы ищут не там, где потеряли, а там, где посветлее. Приятно связывать все беды со злостной активностью изощренного врага. Трудно понять его приход во власть и крепость властных позиций как результат манифестации народной глупости, как персонификацию той духовной болезни, которая поразила несколько миллионов человек в одной только Белоруссии. Такая позиция людей, рассматривающих себя в качестве претендентов на управление народной жизнью, опасна тем, что этим путем они не смогут победить своего оппонента. Не победив же его, они не преодолеют опасность, которую представляет Лукашенко для России. Опасность эта столь велика, что наиболее дальновидных и трезвомыслящих людей она волнует не меньше, чем перспективы развития российской экономики или системы национальной безопасности. Становясь на одну доску с мастером лукавства, его оппоненты рискуют вновь проиграть, так как переиграть бессовестного человека в политическом поле в принципе невозможно.
На самом деле демократы не выполняют свою миссиональную роль, проецируя все проблемы на образ Лукашенко. Они на него спешат обидеться чисто человечески, не понимая, что сражаются с внечеловеческим злом. Никаких личных обид на него быть не может. Кто желал трудиться и не хотел оставаться под властью омертвляющего режима, благополучно съехал с Белоруссии и занялся своими делами в другой стране. Кому-то пришлось отсидеть в тюрьме по ложному обвинению. Кто-то окунулся в политику, пойдя по пути радикальных молодежных скандалистов, не понимая духовной сути произошедшего.
В-третьих, очень важно понять, что психологическая энтропия в принципе ничем не отличается от энтропии в неорганических системах. А потому без прямой или косвенной помощи извне белорусскому народу к нормальной жизни вернуться будет практически невозможно. По-видимому, именно Россия и должна сообщить Белоруссии культуротворческий импульс, который выведет население из губительного дурманного сна, поможет вернуться к нормальной самоответственной жизни. Для этого необходима энергия, сообщаемая воспитателями, руководителями, просветителями и вдохновителями при полностью доброжелательном отношении властей и внимании населения. Сейчас же лидеры оппозиции должны смирить гордыню, сдержать собственное нетерпение — не воевать же им с людьми, охваченных сектантским дурманом, а потому не слишком отличающихся от сумасшедших!
Позиция свидетеля, трезвого наблюдателя, осознанного созерцателя, все понимающего, но ни во что не вмешивающегося, столь характерная для высоких мудрецов Востока, возможно, будет наилучшей в политическом плане. Культурная же работа не должна прекращаться ни на минуту — во всех доступных масс медиа, посредством любых контактов и каналов объяснять людям, в какую смертную яму они умудрились угодить в начале XXI века.
В-четвертых, необходимо смиренно признать свою собственную роль во всем произошедшем. Конечно, Лукашенко оказался сверхловким манипулятором, паранояльно влюбленным во власть. Он архетипичен как плут из народных сказок, как языческий Локи-Гермес, как подлинный мастер обмана и лжи. Но то, что он произвел в народном сознании, является по сути дела тектоническим. По определению тектоника есть синтез равновесия и устойчивости. Лукашенко вывел народ в неравновесную неустойчивость, вовлек его в системный духовный кризис, который, возможно, необходим для пробуждения людского сознания — или окончательной гибели последних остатков самосохранения и разумности. Возможно, народ сбрасывает омертвевшую кожу и освобождается от панциря неверия и бесчувственности. Но возможно, разрушается то последнее крепкое, что поддерживает население в здравом состоянии. Поживем, увидим.
Агрессивно-манипуляционная политика Лукашенко клинически эффективна, но экономически, культурно и духовно безусловно разрушительна. Она психопатологически точна, но ведет к одному лишь поражению и распаду. Ложь действует на все живое словно радиация — незаметно, но неумолимо приводя к разрушению. Но нам следует понять, что без нашего общего согласия и попустительства такие процессы не могли бы развернуться даже в малом. Мы призвали зло — и равнодушно наблюдали за его развитием, пока оно на наших глазах благополучно набирало свою разрушительную силу.
И, наконец, в-пятых, все произошедшее на Белоруссии является прекрасным поводом для религиозного возрождения целого народа. Повод этот ничем не хуже фактов правления Гитлера или Сталина, правда, из их торжества народами Германии и России так и не было сделано никаких выводов. Во всяком случае, покаяние в России прошло как-то сдержанно, если не сказать скомканно. Mea culpe — моя вина! Это надлежит повторять всем нам, вспоминая об ответственности российских правителей за упрочение режима Лукашенко. Это следует помнить белорусскому народу, дабы избавиться от затянувшейся болезни тиранофилии. Это стоит почаще вспоминать и белорусским политикам, считающим себя оппозиционными, а порой оказывающимися лишь слабыми отражениями фигуры самого Лукашенко.
Позабыли мы о главных лекарствах против небесных кар — о смирении да покаянии. Конечно, больно за обманутых, живущих под игом лжи и лукавства. Но ведь и мы с Вами вряд ли можем считать себя абсолютно защищенными, даже если спешим присоединиться к здоровой части общества, открыто обвиняя режим Белоруссии в преступлениях.
В противостоянии Лукашенко не должно быть ни мыслей о мести, ни патогенного злопамятства. Вообще не следует спешить относиться к нему по-человечески. Он — антиангел, антисвященник, антисущество, даже если внешне поход на нас с Вами. Он — проводник идеи обмана и ловкачества. Он всем своим видом, всей своей деятельностью должен напоминать всем нам, какими следует бояться стать самим. Поэтому еще раз настаиваю: дело вовсе не в нем самом, пришедшем потому, что дела человеческие призвали его, но во всех нас, допустивших и согласившихся, не сумевших вовремя рассмотреть масштабы бедствия и до сих пребывающих в инфантильном благодушии относительно подлинной природы хитрого властителя.
Пора открыто признать — допущена явная бесовщина, и вряд ли можно будет обойтись одними лишь смирением да покаянием. Для действительно ясного осознания масштаба произошедшей духовной катастрофы придется не один месяц просить священников производить отчитывание по радио для всего белорусского народа, дабы укрепить население в противостоянии злу в себе и усмотрении его вокруг себя.
В классическом психоанализе физическая смерть отца рассматривается как уникальная мистерия духовного возмужания сына. Без ушедшего отца окончательная зрелость достигнута быть не может, ибо для бессознательного важен факт гарантированного отсутствия потенциального конкурента. Для политика смертью является безвестность или осмеянность. Но до наступления ее для Лукашенко придется ждать еще несколько лет, пока не сменятся поколения избирателей. Так что следует вполне серьезно воспринять шутку телесатирика Виктора Шендеровича: «Батька есть батька — раньше времени сиротой не станешь!».
Лукашенко не зря окрестили последним диктатором Европы. Один из главных его противников, Василь Быков, вынужденный уехать на жительство в Германию, сказал в одном из телеинтервью: «Я воевал в жизни с двумя фашистскими режимами — тогдашним германским и теперешним белорусским. Со вторым совладать труднее, так как хотя правит в стране один-единственный человек, миллионы по глупости и ущербности душевной поддерживают его из последних сил. Не буду же я воевать со своими собратьями». Позор сегодняшнего режима Белоруссии — не в исчезновениях известных политических фигур. Это-то как раз самое обычное заказное убийство, которых сейчас много. Они признаются чем-то вполне привычным и рядовым, что само по себе ужасно.
Позор заключается в систематическом культурном геноциде целого народа, в загубленном семилетии жизни многих миллионов граждан. Такого рода преступления уникальны и прощения за их совершения нет. Ужасно то, что все творится именем одного из самых трусливых людей страны, который при первой же опасности вновь спрячется в платяном шкафу и будет трястись от любого неожиданного стука в дверь. Он только выглядит героем, на самом же деле он обычный трусливый хулиган, отчаянно страшащийся любого достойного противника. И если его просто перестать слушать да слушаться, пусть себе глумится перед зеркалом.
Ну что поделаешь, следует признать, что население в Белоруссии не вполне европейское, а потому бархатной революции оппозиционерам ожидать не приходится. Горячую же революцию, слава Богу, не допустит сам президент, который и в самом деле обязан защищать тех, кто остался верен ему. Беда в том, что сложившееся равновесие устраивает (экономически, политически, геостратегически) не только Россию, но и Европу в целом. Равновесие — штука, нечасто встречающаяся в сегодняшнем мятущемся мире, а потому те, кто думают о развитии собственных государств, готовы поддержать стабильность в государствах соседних, пусть даже ценой задержки развития тамошних народов.
Я в описываемой ситуации, как лицо относительно постороннее и живущее за пределами Белоруссии, являюсь последовательным оптимистом — рано или поздно Лукашенко сумеет «достать» всех граждан без исключения, и когда-нибудь его сторонники все же останутся в меньшинстве, и на развалинах былой Белоруссии утвердится новая, более здравомыслящая и человеческая государственная власть. Но до этого еще пройдет несколько лет болотного спокойствия, топтания на месте, отстаивания и выстаивания. Ничего тут не поделать — не бросать же бомбы на ни в чем не повинные головы людей, одурманенных кудесником-ловкачем. Режим его самопожирающ, но необходимо время для того, чтобы он ослабел до конца.
Просто сегодня демократы должны понять, что митингами, ненавистью к насильнику и нетерпеливыми политическими провокациями духовной по сути проблемы целого народа решить не удастся. И начинать исцеление страны следует с самих себя, как это принялись делать, к примеру, Василь Быков и Светлана Алексиевич. Можно жалеть обманутый народ, можно печалиться о его духовном повреждении, но насильно вести к свободе и ответственности никого нельзя по определению — свобода может быть обретена лишь самостоятельно, о чем свидетельствует опыт любых революций.
По моему глубокому убеждению, катастрофа на Белоруссии явилась прямым следствием того психологического бескультурья, которое поразило все без исключения страны СНГ. Почему да как — вопрос отдельный, но сам факт психодуховного пепелища на просторах бывшего СССР очевиден для всякого непредвзятого наблюдателя, хоть сколько-нибудь свободного от шор идеологического патриотизма и бессознательно-истеричной приверженности родным пенатам.
Сразу после распада СССР претенденты на политические троны вместо того, чтобы подумать об образовании народном, напротив, начали этот самый народ подбивать ко всевозможным беспорядкам да волнениям, что завершилось вполне закономерно принесением общенародной присяги на верность тому, кто наобещал людям все то, о чем они хотели слышать. Для проведения образовательной революции сегодня нет ни денег, ни кадров, поэтому остается только ждать, когда сменятся поколения избирателей. Постепенно, шаг за шагом, год за годом необходимо заполнять пробелы религиозного самосознания и восстанавливать элементарную человеческую прагматическую порядочность, согласно все тому же категорическому императиву Канта, нередко сводящемуся к принципу «ты — мне, я — тебе».
Развитая психокультура, каковая ныне выстраивается лишь в некоторых европейских странах и которая должна являться генеральной целью любого цивилизованного современного общества, — единственная гарантия иммунитета против хаотизации политической жизни, этого социального СПИДа. Психокультура — не только фактор повышения творческой продуктивности граждан и интенсификации созидания их собственного счастья, не только фактор экологического оздоровления страны, но и защита от катастроф, подобной белорусской.
Сегодня можно смело утверждать — вряд ли будут репрессии на Белоруссии. Демократы о вероятности прихода к власти палачей и стукачей явно передергивают. Репрессии никому не нужны, удерживать власть можно и вполне законными (по белорусским меркам) методами. К тому же я почему-то склонен доверять словам Лукашенко, заявившего о том, что его новации и реформы удивят даже его противников. Вполне допускаю, что он постарается стать демократичнее своего оппонента на выборах. Ведь как-то ему надо понравиться новым избирателям, голосующим за демократию и развитую экономику.
Прежние пенсионеры-коммунисты уйдут за пятилетие нового правления, а молодежи надо успеть понравиться, да понравиться так, чтобы она охотно разрешила великому комбинатору править еще один срок. В принципе это не так уж невозможно — ведь политик призван отражать интересы избравших его людей, и его хамелеонская приспособляемость к изменениям общественных настроений как раз доказывает его профессиональную пригодность как выразителя мнения избирательских масс. Политик — всего лишь глашатай общественных устремлений, каковы они — таков и он. Что же касается профессиональной ловкости, то Лукашенко ее не занимать. И если вчера он выступал в роли сектанта, то послезавтра, возможно, прикинется вполне лояльным к своим оппонентам лидером новых белорусских — и опять переиграет своих конкурентов, но уже под новой личиной, в новой роли сторонника решительных демократических и либерально-экономических реформ.
Обидно, что белорусы у самих себя отняли 7 лет продуктивного развития. Обидно, что все эти годы от их имени ими же правил не Горбатый из к/ф «Место встречи изменить нельзя», а Промокашка, глумливый адъютант, шестерка, мелкая сошка, только и умеющий что хмурить брови и лаяться с трибуны. Может быть, в назидание потомкам, все же следует в будущем водрузить на центральной площади Минска памятник бывшему диктатору, расцвеченный яркими клоунскими красками в напоминание о лицедействе последнего тирана Европы, правившего от имени миллионов оглупленных им граждан бывшего СССР.
Впрочем, вряд ли Лукашенко сможет занять прежний пост, даже если ему удастся на ходу перегримироваться и выучить новые лозунги. Годы непременно расставят все по своим местам, сколь бы ни было сегодня ужасным адское ржание функционеров из избирательного штаба действующего президента. Вырастет новое поколение белорусов, для которых само имя Лукашенко будет символом обмана и хитрости. Ему вряд ли удастся обмануть молодых, хотя вряд ли он уйдет с политической сцены раньше последнего из приветствующих его стариков. По нему проходит исторический водораздел между прежней и новой Белоруссией. По отношению к нему определяется — хочет человек жить свободно и самоответственно или же он готов вручить свою судьбу первому политическому проходимцу. Даже сменив маску и речи, он не заручится поддержкой молодежи — молодые не простят ему потерянных лет возможного интенсивного развития. Он похитил у Белоруссии многие миллионы человеко-лет жизни!
На выборах 2001 года Лукашенко умудрился попрать саму идею закона. Он даже, не боясь Суда, заявил: «Видит Господь — выборы честные!» Нет пределов человеческому лукавству! Но скоро уже государственным бонзам нечего будет воровать, так что придется поднимать экономику вне зависимости от симпатий или антипатий, испытываемых по отношению к тем или иным экономическим моделям. Лукашенко будет вынужден пойти на либеральные перемены, так как без них он рискнет нарваться на масштабные акции гражданского неповиновения, которые на деле могут оказаться пострашнее любых уличных боев.
Чего только стоит демонстрация десятков тысяч рабочих минских заводов, молчаливо идущих по городу с гаечными ключами в руках. Тут уж не до призывов к ОМОНу о защите любимого президента. Против народа никто воевать не захочет, да и бесполезное это занятие. Лопаток спецназа на всех не хватит! Так что если не самого Лукашенко, то измышленной им псевдосоциалистической экономики дни точно сочтены. Опора его в народе на самом деле слаба. Журналисты, кажется, тоже устали врать, чего только стоит символическая смерть руководителя Белгостелерадио за три дня до выборов. Но проводить любимый свой электорат в последний путь Лукашенко все же сможет — это его родная секта, это его друзья.
Наступила пора думать, как защитить будущее Белоруссии от повторения сегодняшнего психиатрического кошмара. Как реабилитировать сотни тысяч одурманенных страхом и ложью людей. Как восстановить законы и создать эффективную правовую защиту от возможного беспредела в дальнейшем. Власть — штука безмерно опасная, особенно если забыть ею поделиться. Она крушит самые прочные основы человеческой натуры и может искорежить слабых духом. Потому сама правовая система должна быть организована так, чтобы не позволить состояться более ни одному диктатору. Да и развитию психологической культуры необходимо уделить самое пристальное внимание. Иначе будущее неминуемо грозит завернуть всех нас в новый удушающий тупик развития, на выход из которого у народа сил уже может не хватить.
Настало время обсуждать, думать, советоваться. Искать ответы и излечиваться от нежелания принять складывающуюся реальность такой, какова она есть. Сегодня мы являемся свидетелями исторического поворота. Мы присутствуем в кульминационной точке событий на Беларуси — победа Лукашенко одновременно оказалась мигом начала его падения. Отныне все станет изменяться к лучшему, все станет пробуждаться и трансформироваться к гармоничному виду, хотя и не сразу и не одинаково во всем.
Меня же более всего интересуют те, кто придет вслед за Лукашенко, интересует, какими будут наши завтрашние подростки как граждане новой страны, как научатся они не допускать никого к рулению собственной жизнью. Для них Лукашенко убог, примитивен и некрасив. Но кого захотят избрать они и будут ли сохранять трезвость по отношению к новому правителю? Сейчас же ситуация напоминает не то советскую, не то нацистскую оккупацию — трудно, неприятно, горестно, но жить-то надо, надо и о будущем думать, чтобы оно могло состояться. И за детьми ухаживать, и свадьбы справлять, и землю к посеву готовить. Не всем же в партизанские отряды уходить. Кто-то продолжит борьбу, кто-то будет воспитывать новое сознание в школах, кто-то станет строить дома, а кто-то продолжит анализировать психодуховную динамику развивающегося нового общества.
Правление Лукашенко — урок всем нам, и если мы его не усвоим, он рискует повториться с самого начала, только с большей силой назидательности. Следует настроиться на ожидание новых перемен и на настаивание на этих переменах, на использование открывающихся возможностей и на преследование необходимости открытия этих возможностей. Все равно дело не в политикане, а в его сторонниках. Он явился орудием самонаказания народа, забывшего о собственном достоинстве.
Время лукавых еще не миновало, но, опасаюсь, еще впереди. Необходимо консолидировать массу душевно здоровых людей, сплачивать их в дружеские сообщества, которые всегда заведомо сильнее отдельных личностей, а потому являются гарантами защиты самых различных интересов перед лицом общей для всех опасности хаотизации общества. В конце концов, сам Лукашенко знает, что его время прошло, и что сам он обречен как перспективный политик, иначе он давно бы уехал в нашу Россию, и уже вскоре бы заседал в Думе, а то и баллотировался бы в президенты России. Благо, что сторонников у него в нашем государстве более чем достаточно, о чем без устали напоминают в своих телепоздравлениях белорусскому диктатору наши политики и ответственные лица, не исключая главного менеджера всея Руси.
Надеюсь, мы сами сможем определить, что будет с нами и нашими детьми дальше. Я пытался размышлять не о лукавом узурпаторе, а о тех, кто посадил его себе на плечи, да еще повизгивает от удовольствия, от радости чувствовать над собой драгоценную ношу. Недавно увидел телепередачу об аресте нарушителя полицейскими. Захват снимался с вертолета. Вдруг понял, что метафора аналогии между организмом и обществом удивительно точна. Полицейские — лейкоциты, обнаруживающие и обезвреживающие преступника. Транспортные пути — кровеносные и лимфатические сосуды. Органы государственного управления — нервная система. Наши бедные старики, запуганные и поврежденные еще при советском строе, чем-то напоминают дегенерировавшие клетки. Их бесконечно жаль, но их масса позволила извратиться деятельности управляющих систем общественного организма. Они скоро уступят место молодым, и только тогда будет восстановлена гармония здоровья.
Души наших собственных стариков оказались искалечены психологическим бескультурьем. Таков для всех нас урок забвения роли психокультуры в жизни общества. Наша главная задача — преодоление этого самого бескультурья. В противном случае, при неудаче образовательной революции в обществе описанное в настоящем очерке политическое сектантство рискует повториться. И нового прихода следующего соблазнителя земля может попросту не выдержать. Вряд ли кому-нибудь захочется так рисковать!
вверх