Акварун: сайт интегрального человековедения. Астрология, психология, целительство, педагогика, мантика.

Мечта узника

сказка

© , 2004.
Это было обычное королевство, как и множество других королевств, со своими законами, правилами и традициями. И правили этим королевством, как и другие правили своими, самые обыкновенные король с королевой. Король, как и подобает монарху, занимался своими важными государственными делами, а его жена была страстно увлечена своими бесконечными поездками по заграницам. И была у них дочь, юная Эолла, созданье нежное и чуткое от природы. Она очень любила совершать ранние прогулки верхом на коне по прилегающим окрестностям. И случилось так, что однажды юная Эолла влюбилась в простого паренька из близлежащей деревни. Но боясь немилости родителей, она решилась убежать с ним из дворца и выйти замуж наперекор своей судьбе. Но как водится — принцессы скоро хватились. Король с королевой были очень обеспокоены и еще больше недовольны, когда прочитали записку своей дочери, которая гласила: «Мама и папа, я вас очень люблю, но мне так будет лучше». Очень скоро беглецов вернули. Чтобы принцесса подумала над своим поступком, ее посадили под замок, а жениха заковали в кандалы и отправили на работы. Над королевством нависли темные тучи, а вокруг ходили сплетни да слухи.
Эолла оказалась запертой в комнате глухой башни, на самом ее верху, в безмолвии и одиночестве. Она хотела было объясниться с королем и королевой, но что-то сильно сдерживало ее внутри, делая как никогда молчаливой и замкнутой. От этого было еще тяжелее на душе. Да и сами король с королевой, казалось, были как никогда суровы и непреклонны, отказываясь от всяких скоропалительных объяснений. Они говорили лишь об обесчещивании королевского рода. Эолле очень сильно хотелось плакать, но плакать было почему-то тяжело. Она уже было почти отчаялась, как вдруг до нее донеслись слова очень странной песни. Она прислушалась и услышала:
О, сосуды благородные!
Вам ли этого не знать,
Что когда вы несвободные —
Обновленные опять!
Сердце Эоллы объяло возбуждение. Слова определенно доносились со стороны большого грузного старого шкафа, что находился в углу комнаты. Она осторожно подошла к нему и открыла дверцу. Раздвинув руками запыленные висевшие платья, она увидела надпись на красивой резной потайной двери:
Кто вызывается рискнуть —
Приобретает новый путь.
Эолла легонько толкнула ее, и та открылась. Спускаясь куда-то вниз по каменной винтовой лестнице, Эолла испытала подспудный страх чего-то неясного, но любопытство все же брало верх. Тут она вновь, но теперь очень отчетливо, услышала эту странно звучащую песню:
О, сосуды, люди-боги!
Как умеете легко
Забывать на пол-дороге
То, что силу вам дало.
Ступеньки закончились.
— Здесь есть кто-нибудь? — спросила Эолла, снимая ярко горящий факел со стены и стараясь всмотреться в густые сумерки подземелья. — Я слышала песню. Кто здесь? — робко проговорила Эолла.
— Я мечта узника, умершего в этой башне, — сказал голос после недолгого молчания. — Но ты, как видно, еще живая, принцесса.
— Мечта узника, — повторила Эолла, — но что заставляет тебя томиться здесь, вместо того, чтобы навсегда покинуть это место? Ведь ты можешь просто улететь! Какие стены тебя остановят?!
И мечта поведала Эолле историю узника, сильно желавшего счастья всем людям, но оказавшегося бессильным перед болезнью близких людей, которые умерли. Врача обвинили в колдовстве и бросили в застенки башни. Со временем он сам отчаялся и умер, навсегда привязав свою мечту силою отчаяния и страдания к этому подземелью.
— Все, что ты говоришь, очень печально, — чуть слышно произнесла Эолла. — Но могу ли я чем-то помочь тебе? Есть ли секрет твоего освобождения? — сказала Эолла, и глаза ее вспыхнули каким-то неуловимым блеском.
— Здесь, при выходе из башни на задний пустынный двор, есть узкий проход, получивший название «коридор отчаяния». По нему когда-то проводили узников перед казнью. В его конце есть место снятия оков. Там ты найдешь кандалы того самого узника. Думаю, прикосновения к ним будет достаточно, чтобы мне быть свободной. Но хочу предупредить тебя, что весь путь по коридору следует помнить, ради чего ты идешь по нему, иначе ты так и останешься там в полном забытьи, и я буду бессильна что-либо сделать для тебя. Ты еще можешь отказаться!
Много противоречивых чувств предстало Эолле, — больше, чем когда-либо, как ей казалось. Она взглянула в непроглядную тьму коридора.
— Я хочу освободить тебя, — без тени сомнения сказала Эолла и ступила в этот узкий туннель, угрожающий забытьем.
Факел в руке Эоллы горел приглушенно и тихо, словно понимая всю сокровенность каждого мгновения, стараясь осветить ровным светом каждый проделанный ею шаг. А коридор все длился и длился, теперь уже без начала и конца. Эолла явно ощущала, что чем дальше она продвигалась, тем проход становился все уже и уже, и дышать становилось почему-то все труднее и труднее. Ей показалось, что она слышит тяжелое и учащенное дыхание всех узников, смертельно устало навалившееся на нее. Эолла поняла, что задыхается. Она сделала еще шаг и оступилась. Факел выпал из ее руки и с сильным шумом потух, словно был брошен в воду. «Это конец», — с ужасом промелькнула мысль, и Эолла почувствовала, что теряет сознание. Но в следующее мгновение она явно ощутила, как что-то отчаянно бьется в ее грудь.
— Объяви свое имя! — услышала Эолла отчаянный крик того голоса, что, казалось, еще совсем недавно пел ту странную песню, слова которой привлекали внимание так же, как и сам голос.
— Я — Эолла, принцесса Лаорская! — отчаянно вырвалось из ее уст в тот момент, когда тьма уже была готова поглотить ее безвозвратно.
Какая-то сила сняла оцепенение. Эолла пошевелилась и открыла глаза. Она увидела дневной свет, бросающий свои лучи на лежавшие рядом оковы. Ей почему-то подумалось о том, что в этих оковах она провела всю свою жизнь. Эолла протянула руку и дотронулась до них. В следующее мгновение что-то подхватило ее и унесло высоко в небо.
— Я улетаю домой, — радостно проговорила мечта, — летим со мной, я покажу тебе столько чудесного!
Почему-то радость и печаль наполняли душу Эоллы. Она нежно окинула взглядом королевство Лаор.
— Я должна быть там, я нужна им сейчас, они нуждаются в моей помощи, — тихо и немного грустно сказала Эолла.
— Конечно, я понимаю, — ответила мечта. — Но обязательно возвращайся. Теперь ты знаешь, как меня найти! Ты еще должна побывать в моей обители и послушать настоящую Песнь Со-Творения!
Эолла возвратилась в замок как никогда сильной и как никогда ласковой. Вдохновленная своей встречей с мечтой, она преисполнилась глубокого чувства понимания и безграничного сочувствия к королю и королеве, что вот уже несколько дней искали исчезнувшую принцессу по всему замку. Они сидели совсем безутешные на скамейке возле ее любимого дерева. Эолла улыбалась и смотрела на них своими открытыми и блестящими глазами; глазами, видевшими свет и тайну дня и ночи.
— Мама, папа, я вернулась, — сказала Эолла, медленно идя им навстречу по тропинке своего любимого сада.
С тех пор вся счастливая семья зажила душа в душу, а законы и традиции Лаора стали примером для многих королевств и даже царств, пробуждая любопытство и восхищение их правителей. А юная Эолла, несмотря на то, что все еще так и оставалась для всех в королевстве маленькой принцессой, с той поры повзрослела, и даже говорят, что на многие королевские решения повлияло лишь одно присутствие Эоллы, которая всегда оставалась задорной и немного загадочной. Говорят также, что бывают дни, когда принцесса заходит в башню и по несколько дней никто не знает, куда она исчезает, но когда она вновь появляется, то бывает еще более загадочной девчонкой с яркими глазами, излучающими одной ей ведомые тайны, о которых мы можем лишь, наверное, мечтать.
вверх