Акварун: сайт интегрального человековедения. Астрология, психология, целительство, педагогика, мантика.

Сказкотерапия или овеяние мифом

© , 2004.
Истина где-то рядом...
Кто из нас не любит сказки? Пожалуй, не найдется такого человека, в котором бы не жили эти причудливые образы сказочных мест, всевозможных героев и чудовищ, их населяющих. Сказка по сути своей соткана из тайн и секретов, каким-то образом близких нам до глубины души, не всегда на данный момент нам ясных и понятных, но от этого не теряющих свою значимость для развития чего-то очень важного и ценного в нас. Создается впечатление, что вообще все волшебные истории и предания, идущие из далекого прошлого, призваны доносить до нас ненавязчиво и мягко некую «соль бытия», нечто главное и совершенно необходимое каждому, словно подсказывая, куда лучше двигаться и каким образом это лучше делать. Как будто добрые волшебники, чтобы мы могли преодолевать все тяготы нашего мира, минуя суету и обыденность, силою своего сознания когда-то запечатлели в прекрасных и таинственных образах все то, что им удалось собрать, путешествуя по свету. Теперь уже никто не помнит, кто эти волшебники, откуда они появились, кем и кому была рассказана первая сказка о нашем мире. Однако, сама душа сказки, ее тайный замысел со временем стал еще сильнее и, кажется, с каждым днем все насущнее и насущнее дает о себе знать, тем не менее, не изменяя извечному парадоксу жизни, что чем больше тайна, тем она проще, и тем она скрытнее для глаз.

За кулисами обыденности, или как жить мифом

Воображение человека не в силах придумать что-то, что бы кардинально выходило за рамки самой жизни и ее законов. Так или иначе, мы вынуждены подчиняться тем законам, что, переплетаясь меж собой, неизменно порождают все то, что они порождают, вместе с человеком и его переживаниями являющимися чем-то вроде рецепторов этого бесконечного, незримого столкновения и переплетения надчеловеческих сил. Нет большого секрета в том, что вся наша жизнь, жизнь каждого из нас начинает складываться повторяющимися реакциями на возникающие обстоятельства нашей жизни. Со временем реакции крепнут, кристаллизуясь в устойчивые программы, которые, в свою очередь, взаимодействуя между собой, определяют более длительный и устойчивый тип поведения человека в мире. И такое поведение очень схоже с тем, что мы привыкли называть судьбой или «сценарием жизни». Фактически, в сказкотерапии, играя и провоцируя свое воображение, мы обретаем уникальную возможность плавно и гибко подняться над тем, что стало для нас навязчиво главным. Как бы несерьезно, шутя, минуя строгие, кристаллизованные формы всего рационального и логически аргументированного, мы внезапно прорываемся в сферы высокой интуиции и нового сознания, открывая для себя видение горнего мира, Именно с этого момента человек перестает быть просто рефлексирующим и просто жертвой обстоятельств, но реально получает шанс попробовать себя в роли со-творца, активно принимающего участие в построении окружающей его реальности.
Хотим мы этого или нет, но вся наша жизнь, так или иначе, строится по отлаженным правилам художественного мастерства и драматургии. У кого этот процесс получается лучше, у кого хуже, однако все мы едины в одном — всей своей жизнью мы стараемся задать осмысленность своему существованию и пережить его как большое приключение, заключающее в себе все мыслимые и немыслимые впечатления и ощущения чего-то особенного и уникального. Кино, театр, литература — что это как нескончаемые попытки понять, а то и доказать присутствие чего-то большего, высшего, выходящего за рамки наших мирских дел и, несомненно, содержащего смысл всего нами творимого. И действительно, все-таки большинство из нас склонно признавать в себе наличие этого мистического смысла, если угодно, искры божьей, что неумолимо ведет каждого из нас к его заветной мечте, «Романтика, — скажет кто-то, — грезы, пустые ожидания...». А все-таки, может ли человек вообразить себе что-то напрочь выходящее за границы известного ему? Ведь если да, то его смело можно считать познавшим окружающую реальность, а как показывает жизнь, на такое были способны очень немногие. И они своим исключением лишь подтверждали правило.
Так вот, исходя из этого, сказкотворчество получает, по сути, безграничные возможности для исследования всего спектра смыслов, заключенных в человеке. «Каким образом?» — спросите вы. Конечно же мечтая! По-видимому, в этом и заключается высокое призвание нашего воображения. Подумайте, как часто вы устремляете свою мысль в небо творческого полета? Как часто вы даруете ей крылья? Что уж тут таить, наше воображение уже давно носит все признаки хронической ограниченности и замкнутости. Ее высшие функции утеряны и позабыты. А все то, что ныне нам известно под этим названием, все чаще носит сугубо приземленный характер чего-то выродившегося, ленивого и отягощенного страхом покинуть свои пределы. Сказкотерапия, в этом плане, дает нам реальные попытки расширить, причем, настолько, насколько готов сам человек, пределы своих возможностей не просто по новому взглянуть на этот мир, но и увидеть свое место в нем.
Сказкотворчество, минуя весь пафос и напыщенную серьезность, очень близко подходит к разоблачению, если так можно сказать, таких набивших оскомину понятий, как судьба, карма, рок и т.д. Облекаясь в форму игры воображения, сказка способна проникнуть очень глубоко и отразить, якобы в вымышленных образах и персонажах, самые тайные пружины психики попавшего в затруднение человека. По сути, любое затруднение в жизни человека носит психологический характер и, в каком-то смысле, отражает его внутреннюю борьбу врожденных черт и склонностей. Любое затруднение — это также еще и сигнал о необходимости изменения чего-то в нас. Фактически, это призыв Самости, некоего ведущего начала нашей глубинной сущности, к процессу трансформации на пути обретения большей целостности. И именно здесь человек, переживающий этот внутренний конфликт, сталкивается с настоящим затруднением. Это как раз та самая проблема, почему люди боятся психотерапии. Парадокс заключается в том, что они прекрасно понимают свои проблемы, но совсем не любят их проговаривать не только с другими, но даже с самими собой, по той причине, что, будучи объявленными, эти проблемы станут приказом к дальнейшему поведению. То есть, честно произнеся и разобрав свои внутренние конфликты, человек уже отныне обязан измениться. А никакому живому существу, без особой нужды, трансформироваться не хочется. А тем временем, давление внутренних неразрешенностей все больше и больше грозит просто-напросто вырваться на поверхность ко всеобщему возмущению и отвращению, как порой думается нам. Сказка в этом плане большая хитрость. Она позволяет провернуть эффект трансформации, спровоцировать, сбросить снежную лавину этого эффекта трансформации якобы на другом примере. Сила сказки в том, что человек сознательно, радостно слушает тебя и говорит: «Ой, какая хорошая сказка..., ой, как интересно..., ой, как здорово вы говорите...», а бессознательное в этот момент «скрежещет зубами» и вынуждено изменяться за ходом сказки. Почему? Да потому, что все равно угаданная автором сказки, психотерапевтом сюжетная линия, угаданный конфликт, угаданные пути разрешения, они все рано произносятся и выводят человека на путь постижения его внутреннего мира, на путь постижения его собственной судьбы.

Сказкотерапия как «хитрый» способ исполнить миссию

Чем привлекательно сказкотворчество для современного человека, по правде говоря, задолбленного критериями бурно развивающегося научного прогресса и зажатого в тиски бинарной логики общественного сознания в погоне за всем практичным, удобным и призванным облегчить наш труд, так это тем, что хотя и косвенно, но напрямую (один из парадоксов, которые будут тут на каждом шагу) указывает человеку его миссиональный путь. Наряду же с астрологией этот путь обретает вполне ощутимые вехи бесконечного странствования духа и плоти, складывающиеся в неповторимый узор индивидуальной монады, сокрытой в каждом человеке. По сути, сказкотерапия — это акварель, на первый взгляд, беспорядочных чертежей самой астрологической карты. И если натальная карта служит неким архетипическим «карандашным» наброском на чистом листе бумаги, то сказкотерапия является уже смелыми мазками кистью художника, пожелавшего сделать красочными те или иные сюжеты, которые он может видеть в этом сложном, едва уловимом переплетении линий, образующих нашу жизнь.
Чтобы лучше уловить связь между сказкотерапией, астрологией и миссией, нужно коснуться модели человека, рассматриваемой в концепции самой астрологии.
В основе миссиональной астрологии лежит довольно простая и легко представляемая модель человека. Эта модель охотно принималась всеми мистиками древности, всеми математиками, которые тоже были мистиками, и всеми философами, которые тоже были математиками и были мистиками, и представлялась им божественным совершенством в виде шара. То есть, самая совершенная фигура во всех отношениях — это шар. И человек, в микрокосме, в идеале, тоже должен быть подобен великому шару, великому Господу, Творцу, по образу и подобию Которого он создавался. Но у человека есть всевозможные впуклости и выпуклости. К сожалению, когда речь идет о миссии, современные, материалистически ориентированные, люди понимают ее как последовательное совершение тех или иных дел, как цепь тех или иных достижений, как совокупность тех или иных, пусть даже внутренних, работ. На самом деле миссия — это более или менее осознанное содействие своему собственному росту. Речь идет вовсе не о том, чтобы вытащить росток за стебель и, тем самым, помочь ему вырасти, а о том, чтобы правильно соблюдать агротехнику и не мешать ему расти самостоятельно. То же самое с душой. Каждый человек рождается на этой планете с тем или иным гороскопом (что является некой «матрицей» со всевозможными сюжетными линиями, ожидающими благоприятного момента для проявления — так называемые склонности). Этот гороскоп, образно говоря, есть засвидетельствованная карта его рождения как шар со впуклостями и выпуклостями. Миссиональные проблемы, то есть те проблемы, которые будут разрешаться на протяжение всей жизни человека, создают акцентированные астрофакторы: Планеты, Знаки, Дома. Это либо очень сильные, либо очень слабые, либо очень гармоничные, либо очень пораженные. По сути говоря, в миссиограмму не включаются обычные (как мы привыкли говорить), нормальные факторы, ибо их влияние находится в пределах этого воображаемого шара, сферы. Как это ни странно, но сказкотерапия также, в большинстве случаев, имеет дело с острыми, акцентированными, проблемными моментами душевной жизни человека, а иначе сами старания по составлению этакого индивидуального мифа оказываются недостаточными, и сама «сказка» теряет всякий смысл и перестает быть актуальной для того, кому она предназначается.

Астромифология и психокатализ

Таким образом, каждый человек стремится к саморазвитию. Другое дело, что в нем еще так много всего неосознанного, что это стремление носит стихийный, неуправляемый характер и вынуждено поэтому происходить через преодоление всевозможных препятствий и угловатостей. И единственная возможность для терапевта, как помогающего — это предоставить этому человеку то, что ему нужно, то, чем он питается, что ему необходимо для развития. К тому же, сам астрологический язык, астрологический символизм, в принципе, вне обыденный, он вне бытовой, и единственная возможность адекватно передать не астрологу содержание его гороскопа — это выстраивание художественно грамотного мифа, но мифа индивидуального. В конце концов, если вернуться к началу истории астрологии, где каждая планета это божество, в общем представленное в любом национальном пантеоне, и между этими божествами были свои игры, свои отношения, свои проблемы, сложности (взять хотя бы греческий Олимп), и если вспомнить о трех уровнях взаимодействующих факторов: Планеты, Знаки, Дома, то, в принципе, астрологическая карта не просто может, а должна толковаться мифологически, то есть поэтически, то есть художественно. Причем, у каждого человека, в зависимости от его гороскопа, это толкование свое. И миссиограмма — это один из подходов к практической астрологии, астромифологии, прекрасно сочетающий в себе идеи сказкотерапии, как искусства по инженерии индивидуального терапевтического мифа.
Астромифология — это не концепция умелого программирования, как может показаться на первый взгляд, а совершенно реальная практика по созданию некоего архетипического образца личной истории человека, которую он еще не прожил, но обязательно проживет, с той лишь разницей, что будет заведомо осведомлен о всех подводных камнях этого путешествия. В этой «истории» каждая планета представляет собой некий образ, ту или иную активно действующую горнюю силу. И не важно, снизу она действует или сверху; в Аиде, в небе — все равно это конкретная персонифицированная божественная сила, которая, в зависимости от расположения в Доме и Знаке, имеет те или иные возможности для проявления. И в зависимости от аспектов к другим планетам, в том числе аспекта управления, имеет те или иные отношения с другими божествами. То есть, сюжет индивидуального мифа, он при рассмотрении карты уже вырисовывается, он уже виден. Причем, для построения этого индивидуального мифа нет необходимости прибегать к привычным для всех нас паттернам сказок, услышанныx в детстве, или увиденных фильмов. Индивидуальный миф должен сочиняться на пустом месте. И это очень важно понять. Это незнакомые имена, это совершенно незнакомые сюжеты и незнакомые страны. Классический пример этого — сказкотворчество Урсулы Ле Гуин или того же Толкиена. То есть, несмотря на то, что Толкиен опирался на прекрасное знание кельтской, нордической традиции, тем не менее там все ново, там все незнакомое, и только в общих чертах угадывается классический архетипический сюжет.
Получается очень странная технология, и в настоящее время вот об этой астромифологии, о том, что астрология, по сути своей, художественна, поэтична и мифологична — об этом забыли. Ее пытаются формализовать, ее пытаются психологизировать, ее пытаются социализировать, чтобы было понятно всем. Но не надо всем. Астрологическая карта должна быть понятна одному на свете человеку — это его обладателю. Всем остальным нужны другие толкования, в совершенно других системах координат, в совершенно других сюжетах. И если мы говорим о сценариях жизни как о сухой драматургии, написанной для конкретного живого исполнения — то вот он баланс судьбы и воли, свободы воли с одной стороны и божественной Воли с другой. Бог — это драматург. Иногда он выступает в роли режиссера, но актерами всегда остаются сами люди, и от того как они сыграют, зависит — либо их освищут, либо закидают цветами. И как раз вот эти сценарии, фактически, все изложены в гороскопе. И от умения понимать карту как особый род записи вот этой самой судьбы зависит качество ее проживания самим человеком, обратившимся за подобного рода помощью.
Прелесть мифотворчества, сказкотворчества, сказкотерапии заключается в том, что в сказке человеку дается — и в этом ответственность мифотерапевта — идеальная архетипическая траектория, причем, ему предлагается не просто линия, а рисуется подробная карта маршрута, обязательно результаты отклонения от этого маршрута. Представляется видение общего масштаба, общего ландшафта, описания того, куда человек движется, каким ему стать, передача ему ощущения этого движения, предупреждения о сложностях, наиболее вероятных именно для него. И все это образно, художественно, и ориентировано на одного человека в мире. И это не сверхзадача, а тот ориентир, к которому должен идти мифотерапевт. И для него это удивительная область человекотворчества. Это уже даже не столько человековедение, сколько человекотворчество. Ведение — это всегда изучение чего-то, а в данном случае мифотерапевт, в общем-то, в самом добром смысле, уподобляется творцу, со-созидающему вместе с человеком его собственную игру, выступая в роли консультанта по налаживанию счастья попавшего в затруднение человека.
В идеале, именно такой индивидуальный миф должен существовать в диалоге между консультирующим и консультируемым. А именно: создается некая кассета для данного человека, содержащая этот самый индивидуальный миф-сказку. Он ее изучает, фактически начинает по ней жить, осмысливает ее с разных сторон и т.д. Копия текста остается у самого терапевта. Затем возникает, к примеру, через несколько месяцев необходимость консультирования, но и терапевт, и клиент уже могут общаться между собой на уровне метафор. Они уже могут взаимодействовать на уровне тех героев, тех сюжетов, которые описаны в этом индивидуальном мифе, даже если этот миф коротенький. Не обязательно писать «Войну и Мир» для данного человека. Иногда, может быть, даже разумнее всего пусть устремить его далеко, но все равно обрамить конкретную динамику месяцем-тремя. Пусть это будет короткая сказка, но яркая, броская, сверкающая, острая, давящая, пробуждающая, вынуждающая, но небольшая, чтобы не загружать этого человека, для того, чтобы он еще раз мог придти к терапевту, и сказку можно было дописать. Зачем? А затем, что за это время изменится и клиент, изменится и терапевт. Сказка сама (как однажды подметил Хилл: «Душа больше человека») продолжит развиваться и распахивать перед человеком его забытые тайны. И именно то, что душа больше нас, и гарантирует нам, что даже если мы совершим ряд ошибок, все равно нас азимутально выведет на ту идеальную прямую, которая, в общем-то, и есть траектория нашей судьбы.
вверх