Акварун: сайт интегрального человековедения. Астрология, психология, целительство, педагогика, мантика.

Поэзия Игоря Владимировича Николаева

© , г.Смоленск, 2004.

Архив

В хранилищах книжных
Всегда тишина,
И пахнет немного пылью.
Сколько всего здесь
На полках стоит:
Не прочесть,
Даже если две жизни отмерить.
Мудрость веков,
Воплощенная в буквы,
Сгусток работы великих умов,
Из душ на бумагу излитый.
Разные судьбы,
Сужденья и взгляды.
Все они мирно
Рядом стоят.
Вот бы и людям
Так же спокойно
Чужие взгляды воспринимать.
Но, видно, чего-то
Нам не хватает:
Кому-то власти,
Кому-то ума.
И вследствие данного,
На Лубянке,
Есть очень похожий
Тихий архив.

Вопрос

Не на каждый вопрос
Есть конкретный ответ.
Но по жизни, поверь,
Мы за ВСЕ отвечаем.
Что прошло, что еще впереди,
А отдельно за то,
Что уже никогда не случится.
Этот груз тяготит,
Пусть его ощущает не каждый.
Тут значенье имеет,
Перед кем отвечать и когда.
Кто прощает себя,
Оставляя ответ на потом.
Кто-то, путая в кучу
Религии и философии,
Завязая в сравнениях и аналогиях,
Мечется как в лабиринте,
От тупика к тупику.
Где же истина,
Я, конечно, не знаю.
Лишь одно мне понятно, как день,
Мы в ответе за ВСЕ,
Что прошло, что еще впереди,
А отдельно за то,
Что уже никогда не случится.

Генералы «Кривых зеркал»

Доказали Историки,
Жизнь по спирали идет.
Оттого привыкаем мы все к поворотам,
То правее наклон,
То левее уклон,
А то вовсе глубокий поклон.
Лишь начнем выпрямляться,
Прибегают они,
Генералы «Кривых зеркал».
Кому орден на грудь,
Кому батогов,
И опять вошли в поворот.
Свист в ушах
Замирает в груди,
Понеслось, завертелось опять.
Значит, кто-то решил,
Так удобней всего,
Постоянный крутой вираж,
Чтоб мозги набекрень.
Каждый думает,
Как не упасть?
Ну а нам что с того?
Не хочу на вираж.
Руки нам для работы и ласки нужны,
Голова чтобы думать,
А сердце любить.
Для чего же опять
Гонят нас в поворот,
Занять мысли и руки
Чем-то не тем.
Каждый знает в душе,
Что не правы они,
Но покорно идет в поворот.
Значит, чем-то сильны
И кому-то нужны,
Генералы «Кривых зеркал».
До тех пор, пока мы
Их в себе не сожжем
И до капли не выдавим,
Словно лимон,
Будут нам ордена,
Будут нам батоги,
И опять мы пойдем в поворот.
А вокруг, охраняя
Кривой наш покой,
Генералы «Кривых зеркал».

Гроза

Лежат на крышах
Свинцовые тучи,
Не видно солнца и луны.
Может быть, день,
А может полночь,
Даже с часами
Не разберешь.
Трудно дышать
И трудно думать.
Такая тьма,
Что не видно глаз.
И вот ОНО,
Огонь очищенья.
Яркая молния
С неба летит,
На миг озаряя
Все те изъяны,
Что так удобно
Прятать во тьме:
Кривые оскалы,
Бледные лица,
Косые взгляды
И руки в крови.
Все будет видно,
Все станет ясно
В миг, что сияет
Небесный огонь.
Он выжжет звериные
Страсти навеки,
И душу согреет
Священным теплом.
Верю, что будет
Так повсеместно:
Яркий удар,
А затем чистота.
Вымыта ливнем
Весенним планета,
Становится чище
День ото дня.

Дорога

Разбираясь в сплетении
Вольных дорог,
Мы свободны свою выбирать:
Скоростное шоссе,
И тропинка лесная,
А кто полем,
В пшенице по грудь.
Так идем, расставляя
На карте флажки,
Изменяя маршрут
И меняя дороги.
Но меня беспокоит
Нестандартная мысль.
Кто и как
Проложил те дороги?
Значит, кто-то идет
Далеко впереди,
Оставляя идущим
Приметные вешки.
Я хочу их догнать
И о многом спросить.
Может, даже и мне повезет
Проложить ту дорогу,
По которой пойдут,
Расставляя на карте флажки.

Красный свет

Вроде в целом порядок
Со здоровьем, с погодой,
Но тревога в душе
Остается, хоть как.
Будто красный зажегся
Сигнал светофора.
Перед ним я стою,
Хотя надо идти.
Кто-то рвется вперед,
Невзирая на красный.
Вслед им я посмотрел,
И подумалось вдруг:
Остановка, конечно,
Не лучшее время,
Но конкретная эта
Была, точно, нужна.
Посмотреть на себя
И на тех, кто вокруг.
С кем идти,
И куда,
Где движения цель
И в чем суть остановки.
Кто друзья, кто враги,
А кто просто
Случайный попутчик.
Да, на красный стоять
Не комфортно и скучно,
Но ведь это
Не красная карточка:
С поля долой!

Лестница

К познанью мира
Лестница уходит в бесконечность.
Для понимания себя
Предела нет.
Но каждый выбирает
По себе ступени,
Растрачивая часто
Силы на свисток.
Наказывать и проверять
Удел для слабых.
Прощать и верить
Сильным лишь дано.
И глядя вниз
На те уютные ступени,
Где так недавно
Находился сам,
Не узнаешь людей,
Что там остались
И пыжатся
В ненужной суете.
Чем выше,
Тем желание помочь слабее.
В конце концов,
Для каждого
Свои ступени хороши.
А для того, кто понял
И желает,
Я, не жалея сил,
Наверх дорогу проложу.

Любимой

Помнишь, ночи белели,
Зацветала сирень.
Разводили мосты
Над спокойной Невой.
Там тебя повстречал
И навек полюбил я.
Наши руки сомкнулись,
А души слились.
Здесь отчаянно Петр
Прорубался в Европу.
Тут творили Растрелли,
И Пушкин, и Блок.
И конечно, не зря
Мы с тобой повстречались,
Чтобы за руки взявшись,
По жизни пойти.
Я судьбе благодарен
За ту Нашу встречу,
За дороги,
Которые Нас привели
В этот город Петра
В эти белые ночи,
Где нашел я Любовь,
Где нашел я ТЕБЯ!

Мечта

Так по жизни скользим,
Кто-то гладко,
А кто и не очень.
Претворяем в реалии
Желанья свои,
Помогая себе
И другим, если можем.
Только каждый несет
В уголочке души
Сокровенную ношу,
Что другим не доверишь.
Что за жизнь без мечты,
Будто ночь без рассвета,
Как без неба полет,
И зима без весны.
Когда все решено,
Наступает усталость,
Зачем рваться вперед,
Когда вот оно, здесь.
Лишь мечта не дает
Нам полет свой прервать,
Она рядом всегда,
Но попробуй достать.
Так и рвемся вперед,
Как за дальней звездой,
Лишь мечта не дает,
Вешать крылья на гвоздь.

Ну Здравствуй!

Ну Здравствуй!
Наконец я снова дома.
Хоть не был сутки,
А соскучился уже.
Какие новости у Вас?
Как дети?
Как здоровье?
Отсутствовал недолго,
А как будто год прошел.
Наверное, на небе
Кто-то очень сильный
Так сильно НАС связал,
Что порознь никак.
Я лично в этом
Вижу знак хороший,
Ведь нету ничего
Прекраснее любви,
Хоть НАС она давно объединяет,
Но не слабеет,
А крепчает вопреки.
Пусть тот огонь
Нас дальше обжигает,
Его тепло приятно мне.

Отчего я пишу стихи

Отчего я пишу стихи?
Не знаю,
Сразу и не скажу.
Тому предпосылок,
Может, тысячи,
И только одно наверняка:
Никогда так не скажу словами,
Как бумаге доверить смогу.
Мысли ложатся ровно и гладко,
А язык как будто враг,
Все перепутает, переставит,
И зачеркнуть нельзя.
Вот почему я люблю бумагу,
Простую ручку, удобный стол.
Без посредника,
Языка кривого,
Мысли ложатся на белый лист.
Перечитаешь,
Где-то подправишь,
Вот и все.
Извольте читать.
Ну, а если совсем не по вкусу,
Можно этот листок и порвать.
Наверняка кому-то привычней
Слов потоком управлять.
Другой пишет роман огромный,
С переплетением страстей.
А для меня всего милее
Стиха коротенький полет.

Победа

Впереди — это значит до финиша ближе,
Сзади — до старта рукою подать.
Что же выбрать?
Не скажет никто
На всю сотню.
Остается гадать,
Свой задействуя опыт,
Да и тут результат так на так.
Очень остро желанье
Первым прорваться на финиш,
И усталою грудью
Эту ленту порвать,
Пот со лба утереть
И сухими губами шептать:
— Да, я смог! И смогу еще больше!
Но с другой стороны,
Если гонки по кругу,
И находится финиш
Почти там же, где старт,
Ведь, наверное, проще
Назад побрести неторопко.
С сохранившейся силой
Встретить первым
Того, кто бежал.
В жизни выбор непрост,
Как я здесь написал,
И поэтому часто
В середину стремимся,
И ближе к толпе.
Там сомнения как-то не мучают,
Ну а вдруг проиграешь,
Так ведь ты не один.
Вот и бродит по миру
Толпа неудачников,
Только тем и довольных,
Что вместе они.
Никогда не придут они
Первыми к финишу.
В каждой маленькой гонке
Всегда побеждает один.
Тот, кто выбрал свой путь,
Тот, кто сил не жалел
Либо ум напрягал,
Все на карту поставив.
Не смотрел на толпу,
На традиции плюнув,
Зубы сжал и бежал,
Невзирая на боль.
Потому что он знал,
Это только его,
Не поделишь такую победу на всех.

Покаянье

Движением Луны
Определяется прилив.
А от чего зависит настроение?
Вы скажете — от совокупности причин.
Я соглашусь,
Но лишь отчасти.
На каждый меч
Кольчугу не скуешь,
Да и зачем,
Ведь их носить непросто.
Зависеть так
От внешних обстоятельств,
По крайне мере,
Глупо и смешно.
Они меняются,
Как дуновенье ветра.
Всмотрись в себя,
Вот где нешуточные страсти,
Броня непонимания
И панцири обид,
Вопросы без ответов
И не сказанное вовремя «Прости».
В гармонию мир приводить
Начни с себя,
На дне души
Завалы разбирая.
И если хватит сил
Порядок навести,
На свалку выбросив все камни.
И ночью будет солнышко светить,
Ведь нет труднее и полезней
ПОКАЯНЬЯ!
С собой договоримся мы легко,
Но это лишь снотворное забвенья,
Дарующее передышки краткий миг.
Нет истины в обмане,
Как и нет ее в вине,
И ими не очистишь душу.

Разбитая посуда

Казалось, лишь вчера
Все было так понятно,
Как будто в светлой горнице
Все чисто и опрятно.
Куда все подевалось,
Ведь было же, поверь.
Та ясность отношений
Ведь не приснилась мне.
Разбитая посуда
На месте всех свершений.
Ну а зачем разбили,
Никто не знает толком,
Наверно, билось звонко,
А в принципе без толку.
Конечно, можно склеить,
Но будут швы видны:
Корявые, кривые,
Кому они нужны?
Не рубите с плеча,
Не сжигайте мосты,
Ведь по ним будет легче
До сути дойти.
Очень часто в конце
Лабиринта тупик,
Он не стоит того,
Чтобы бить и крушить,
Прорубаясь пока в неизвестность.
Ведь осколки в начале
Быстрее летят,
Раня тех, кто находится рядом.

Сон

Часто снится мне сон,
Как куда-то бегу.
Ноги ватные,
Пот ледяной,
Все боюсь не успеть,
А куда не пойму.
Для чего мне туда
Непременно попасть,
И кто гонит меня,
Ну что за напасть.
Луч прожектора в ночь,
Просыпаюсь в поту.
И теперь наяву
Я все так же бегу.
Снова ватные ноги
И пот ледяной.
И кричу я себе:
Ну куда ты, постой!
Тормозни, оглядись,
Может быть, не туда
Тебя ноги несут.
От себя не уйти,
Будь то сон или явь.
Где тут грань, не пойму.
Очень трудно
С собою
Согласье найти.

Соседям

Убог не тот,
Кто хром или глух,
Тут дело вовсе не в том.
Не важно, что имеет он,
Будь ты хоть Аполлон.
Непониманье простых вещей
Не украсть и не укупить.
Обычный взгляд
На суть вещей,
Этому не научить.
Но если ты хочешь
Хоть что-то понять,
Научится жить по-людски,
Забудь ненужные
Эти понты,
И выбрось сиреневые очки.
Научись смотреть
Тому, кто рядом, в глаза,
И в них ответы читать.
А впрочем, если
Тебе все равно,
То и мне на тебя плевать.
Живи убогим,
Хоть без изъян
Тело твое и карман.
Если захочешь,
То сам поймешь,
Или спросишь
Того, кто умней.
По жизни всяк
Выбирает сам,
Убогий он или нет.

Целитель

Трудно быть
У людей поверенным,
Собирателем чужих тайн,
Душ израненных
Исцелителем,
Пелену беды
Разводить рукой.
Здесь умение нужно особое,
Словно губка,
Впитал и отжал,
А иначе и сам не выдержишь,
Будет волос сед,
А душа больна.
Многим только и надо,
Чтобы выслушал кто,
Покивав головой в согласии.
Но бывает порой
Очень муторно
Слушать полный бред,
С пониманьем в глазах.
Так и кинул бы
Слова-огонь,
Накричал, обругал, да ушел.
Только так нельзя,
Ведь целитель ты,
Доктор человеческих душ.
Если сила тебе дана,
Не во вред ее примени,
Она не для личных нужд,
А через тебя для всех.

Чужая война

Гибнут мальчишки
Кто душой, кто телом.
На чужой войне,
На чужой земле.
Кто-то хочет
Показать силу,
За чужой счет,
На своей войне.
Дома их ждут,
Не смыкая глаз,
Раньше времени
Поседевшие матери.
Им бы книжки читать,
Да девчонок любить,
Но звучит приказ,
И идут они,
Убивать чужих,
На своей земле.
Породнились они,
На чужой земле,
Очерствели душой,
На чужой войне.
Ну а мать не спит,
В ночь молитву шлет:
— Господи, помоги,
Лишь бы живой пришел.

Экзамен

Три из четырех,
Конечно, не конец,
Но далеко уже не середина.
Что там осталось?
Куча лиц, событий, дат,
Их соответствие и расстановка.
Билетов вроде много,
Двадцать три,
Но ведь они всего по два вопроса.
Ну а потом
Фанфары и цветы,
Банкетный зал
И танцы до упаду.
И вот твой первый аттестат,
Дающий пропуск в класс десятый.
Экзаменов немало впереди,
Но этот важен,
Он же первый.
Щекочет нервы,
Будоражит кровь.
Все будет хорошо,
Не дрейфь!
УДАЧИ!!!
вверх