Акварун: сайт интегрального человековедения. Астрология, психология, целительство, педагогика, мантика.

Глава 5
Волшебные тайны врачевания

Люди говорят, что человечество сегодня болеет, но я возражаю: болезнь — это анахронизм, нечто преходящее, что зависит от самого человека, потому что он имеет столько же возможностей быть здоровым, сколько и больным. Болезни — не что иное, как указание к исправлению, ибо человек начинает развиваться лишь тогда, когда есть противодействие его воле.
Петр Донов

Микаэль Айванхов: «Магия — не что иное, как сравнение Земли и Неба. Вот самое точное определение магии: работа, в которой непрестанно сравнивают Землю и Небо. И благодаря этому сравнению человек понимает, какую работу ему следует делать на Земле: заставлять Землю вибрировать в гармонии с Небом, добиваясь схождения Неба на Землю... Осуществление божественного начала в материи — это и есть божественная магия, теургия».
Микаэль Айванхов: «Истинная магия, Божественная магия состоит в использовании всех способностей, всех знаний для осуществления Царства Божия на Земле. Очень мало кто из магов достиг этого высшего уровня, когда нет больше интереса к упражнениям магии самим по себе, когда исчезает желание командовать духами, чтобы удовлетворить персональные амбиции, когда остается единственный идеал — работать в свете и для света. Те, кому удалось этого достичь — это теурги, их работа абсолютно бескорыстна. Это настоящие благодетели человечества».
Терри Гудкайнд: «Волшебники исцеляют людей с помощью магии причастности... Мы берем на себя боль других. Мы прошли испытание болью и можем нести эту боль. Наш дар дает нам силу нести чужую боль, и мы можем использовать силу нашего дара, чтобы отдать часть этой силы тому, кто в ней нуждается. В этом-то и состоит магия целительства. Отдавая свою силу, мы тем самым восстанавливаем внутреннее равновесие, помогаем людям вновь обрести здоровье, выправляя то, что было искривлено болезнью... Но мы можем не все. Мы — ничто в сравнении с Создателем. Мы можем использовать наш дар во благо, но он не безграничен».
Терри Гудкайнд: «Волшебство, магия — не какая-то могущественная потустороняя сила, а просто способ существования некоторых людей и других созданий. Но магия в общем-то имеет смысл и ценность лишь тогда, когда руководима добрым сердцем. В известном смысле, терпение — это тоже своего рода магия».
«Симпатическая магия в своей чистой и подлинной форме предполагает, что в природе за одним определенным событием неизбежно и неизменно следует другое определенное событие, если в их ход не вмешивается духовное, или личностное действующее начало.
Таким образом, ее основная концепция идентична основной концепции современной науки: в основе ее системы лежит безоговорочная, полная и твердая вера в упорядоченность и однородность природы. Маг не сомневается в том, что одни и те же причины всегда приводят к одним и тем же последствиям; что соответствующая церемония, сопровождающаяся соответствующими заклинаниями, неизбежно приведет к желаемому результату (хотя его планы могут быть расстроены с помощью более могущественных заклинаний другого колдуна). Он не признает никакой высшей силы; он не взывает к благосклонности изменчивого и своенравного существа; он не унижается ни перед каким грозным божеством. Но его сила, какой бы огромной он ее не считал, никоим образом не является произвольной или неограниченной. Он может пользоваться ею лишь до тех пор, пока соблюдает правила своего искусства — правила, которые он, в силу своих понятий, может назвать законами природы. Пренебрегать этими правилами, нарушать эти законы, пусть даже в самой малой степени — значит навлечь на себя неудачу, иногда чреватую для неумелого мага смертельной опасностью. Если он приписывает себе власть над природой, то это конституционная власть, сфера которой строго ограничена, а применение согласовано с древней традицией.
Таким образом, научная и магическая концепции мира имеют достаточно тесное сходство. В обеих концепциях события однозначно и регулярно проистекают одно из другого, обусловленные неизменными законами, действие которых можно точно предвидеть и вычислить. В движении природы отсутствует элемент случайности, вероятности или своеволия. И в магии, и в науке принято считать, что безбрежные перспективы возможностей открываются тому, кто знает причины вещей и может прикоснуться к тайным ключам, приводящим в движение огромный и сложный механизм мира. Вот почему они столь неудержимо манят к себе человеческий ум; вот почему они столь сильно стимулируют погоню за знанием. Они влекут усталого странника, измученного искателя к безграничным обещаниям грядущего дня. Они возносят его на вершину самой высокой горы и, в темных тучах и клубах тумана под его ногами, являют ему видение небесного города — пусть далекого, но сияющего неземным великолепием, омытого светом снов.
Вследствие этого публичные занятия магией были одним из путей, по которым человек шел к высшей силе. И они внесли свой вклад в освобождение человечества из рабства традиций и его восхождение к более широкой, более свободной жизни, более широкому взгляду на мир. И в этом их немалая заслуга перед человечеством. А если мы вспомним, что, с другой стороны, магия пролагала пути науке, то мы будем вынуждены признать, что, при всей своей вредоносности, «черные искусства» принесли также много пользы. Да, магия — «дочь заблуждения»; но она стала матерью свободы и истины» (Дж. Дж. Фрэзер «Золотая ветвь»).
Множество любопытнейших определений магии приведено в одной из программных книг известного специалиста в области тайноведения Алистера Кроули. Не следует демонизировать его фигуру, шарахаясь от дерзкого эпатажа и нарочитой провокационности, свойственных его противоречивой натуре. В конце концов, современные ученые могут сжечь дотла весь мир и окончательно поработить человечество, а могут исцелить отравленную почву и накормить всех голодных. Все зависит не от самих технологий, будь они ядерные, космические или психотронные, но от мотивации, управляющей поведением того или иного оператора. Потому, прекрасно осознавая негативный ореол, сообщенный современным квазиэзотерическим истеблишментом фигуре Алистера Кроули, мы все же берем на себя смелость использовать фрагменты его книги «Магия в теории и на практике» для разъяснения нашего представления о волшебстве, лежащем в основании всякого целительства.
«Магия предназначена для всех. Я поклялся оправдать магию, вступить на ее путь и открыть глаза всем прочим, дабы они прониклись уважением, любовью и верой к тому, что прежде было окружено проклятиями, ненавистью и страхом.
И вот я вношу свое знамя в самую гущу человеческой жизни.
Я должен сделать магию важнейшим фактором жизни каждого человека.
А потому, представляя миру эту книгу, я должен объяснить и оправдать свою позицию, сформулировав определение магии таким образом, чтобы каждый сразу же понял, что его душа и его жизнь, при любых обстоятельствах и в любых отношениях с любыми человеческими существами зависит от магии, ее правильного понимания и применения.

I. Определение

Магия есть Наука и Искусство вызывать Изменение, совершающееся в соответствии с Желанием. Говоря «в соответствии с желанием», я подразумеваю «преднамеренно». Но даже так называемые «непреднамеренные действия» на самом деле вовсе не столь уж непреднамеренны. Например, дыхание — это акт Желания Жить.

II. Постулат

Всякое требуемое Изменение достигается посредством силы соответствующего рода и уровня, примененной к соответствующему объекту соответствующим способом и с помощью соответствующих средств.
Каждое Изменение имеет свои условия. На современном уровне наших познаний и умений некоторые изменения для нас практически невозможны. Например, мы не можем вызвать солнечное затмение, превратить свинец в олово или гриб в человека. Но теоретически мы можем вызвать в любом предмете любое изменение, к которому он способен по своей природе.

III. Теоремы

1) Всякое преднамеренное действие и есть Магический Акт. В некотором смысле можно сказать, что Магия — это простонародное название Науки.
2) Всякое успешное действие согласуется с постулатом.
3) Всякая неудача свидетельствует о том, что одно или несколько условий постулата не были исполнены.
4) Для того, чтобы вызвать любое изменение, прежде всего следует выяснить количественные и качественные характеристики условий, необходимых для данного изменения. Самые распространенные причины жизненных неудач — незнание собственного Истинного Желания, или же незнание средств, необходимых для его выполнения.
5) Вторым условием, необходимым для того, чтобы вызвать любое изменение, является практическая способность заставить необходимые силы двигаться надлежащим образом.
6) «Каждый человек — звезда». Каждый человек изначально является независимым индивидом, имеет собственный характер и движется одному лишь ему присущим способом.
7) Каждый из нас движется собственным курсом, который отчасти зависит от нашего «Я», а отчасти — от окружения, необходимого и естественного для каждого из нас. Всякий, кто сбивается со своего курса — либо из-за того, что не понимает себя, либо в силу сопротивления окружающей среды — вступает в противоречие с порядком Вселенной, в меру чего и страдает.
8) Если сознательное желание Человека противоречит его Истинному Желанию, то он растрачивает силы впустую. Не стоит и надеяться на то, что в этом случае он сможет сколько нибудь эффективно повлиять на свою окружающую среду.
9) Человеку, исполняющему свое Истинное Желание, помогает инерция всей Вселенной. Первый принцип успешного развития заключается в том, что человек должен быть верен своей природе и, в то же время, приспосабливаться к окружающей среде.
10) Природа едина, и все в ней взаимосвязано, хотя связь между некоторыми явлениями или предметами бывает для нас непонятной. Наше сознание обладает причинно-следственной связью с самыми удаленными галактиками; но мы не знаем и того, каким образом молекулярные изменения в нашем мозгу порождают (или сопровождают) процесс возникновения сознания.
11) Наука позволяет нам извлекать выгоду из единства Природы с помощью эмпирического применения определенных принципов. Действуя таким образом, мы используем явления из различных сфер бытия, способ взаимосвязи которых может быть недоступен для нашего сознания. Мы способны освещать города, применяя «правило большого пальца». Мы не знаем, что такое сознание и как оно связано с мышечным действием; мы не знаем, что такое электричество и как оно связано с генератором электроэнергии. Все наши методы зависят от применения математических понятий, которым, насколько нам известно, не соответствует ничто во Вселенной. Возьмем, к примеру, такие понятия, как «иррациональное», «мнимое» и «бесконечное число».
12) Мы не знаем природы собственного бытия и собственных сил. Мы полагаем, что они имеют предел; но понятия о пределе основано на опыте прошлых лет, и каждый этап прогресса расширяет наши владения. Поэтому любые теоретические рассуждения о пределах нашего бытия и наших возможностей не имеют никакого смысла... Когда-нибудь человек научится воспринимать и использовать любые вибрации — как доступные, так и недоступные для его сознания. Проблема Магии — это проблема открытия в природе доселе неизвестных сил. Мы знаем, что они существуют, и, несомненно, должны появиться некие психические или физические инструменты, которые обеспечат нам связь с этими силами.
13) Каждый человек (в большей или меньшей степени) сознает, что его личность содержит в себе несколько сущностных уровней — даже если он считает свои тонкие сущности всего лишь симптомами изменений, происходящих в плотно-материальном механизме. То же самое можно сказать и обо всей природе в целом. С помощью тонких энергий мы можем воздействовать на материю столь же эффективно, как и с помощью самой материи. И действительно: мы используем магнетизм для того, чтобы перемещать железо, а солнечные лучи — для того, чтобы запечатлевать изображение.
14) Человек способен быть и пользоваться всем, что он воспринимает, ибо все, что он воспринимает, есть в определенном смысле часть его собственного существа. Следовательно, он способен подчинить всю воспринимаемую им вселенную своему личному Желанию.
15) Всякая сила Вселенной может быть превращена в любую силу иного рода с помощью надлежащих средств. Таким образом, здесь существует неисчерпаемый приток невозможных сил, которые только нам могут понадобиться.
16) Применение всякой силы воздействует на все уровни бытия того предмета, к которому она применена, вне зависимости от того, к каким уровням бытия она была применена непосредственно... Сила моей мысли может воздействовать на разум другого индивида и породить в нем далеко идущие физические изменения, которые через него могут распространиться и на других людей.
17) Человек способен научиться использовать любую силу для выполнения любого намерения, извлекая выгоду из вышеприведенных теорем.
18) Человек может привлечь к себе любую силу Вселенной, превратив себя во вместилище, приспособленное для этой силы, установив с нею связь и создав такие условия, чтобы природа силы заставила ее течь к нему.
19) Если человек ощущает себя как нечто обособленное и противопоставленное всей остальной Вселенной, он становится трудно проницаемым для ее потоков. Такое самоощущение изолирует человека.
20) Человек способен вызвать и использовать лишь те силы, к которым он действительно приспособлен. Повсюду он видит лишь собственные свойства, вследствие чего понимает любое явление абсолютно неправильно.
21) Взаимоотношения любого человека со Вселенной не имеют предела, ибо ничем не измеришь человека, который стал одним целым с идеей (какова бы она ни была). Однако, его способность использовать силы Вселенной ограничена силой и способностью его ума и духа, а также особенностями окружающих его людей... Маг может успешно обрести связь с тайным источником энергии, скрытым в природе; но использовать ее он может лишь в той мере, в какой это позволяют его интеллектуальные и оральные способности.
22) Всякий индивид самодостаточен. Но он не будет удовлетворен до тех пор, пока не утвердится в правильном соотношении со Вселенной.
23) Магия есть Наука о том, как понять себя и свое состояние. Магия есть Искусство претворения данного понимания в действия.
24) Каждый человек имеет неотъемлемое право быть тем, чем он есть.
25) Каждый человек должен применять Магию всякий раз, когда он действует или даже думает, ибо мысль есть внутренней действие, влияние которого распространяется на поступки, пусть даже и совершенные в настоящий момент.
26) Каждый человек имеет права: право на самосохранение и предельную самореализацию. Орган, плохо выполняющий свои функции, вредит не только самому себе, но и всем органам, которые с ним связаны.
27) Каждый человек должен сделать Магию лейтмотивом своей жизни. Он должен изучить ее законы и жить в соответствии с ними.
28) Каждый человек имеет право исполнить собственное желание, не опасаясь, что он будет противоречить желаниям других людей, ибо, если он занимает свое надлежащее место, то не правы те, чьим желаниям он противоречит. Ничто не мешает Солнцу двигаться в пространстве. Порядок природы предусматривает орбиту для каждой звезды, и всякая катастрофа свидетельствует о том, что та или иная звезда отклонилась от своего курса. Так и человек, идущий своим истинным курсом, чем непреклоннее он действует, тем меньше желающих встать у него на пути. Его пример должен помочь людям найти свой собственный путь и следовать по нему. Каждый, кто становится магом, помогает другим людям сделать то же самое. Если его движения достаточно уверенны и непреклонны, они превращаются в моральный стандарт, и теме меньше становится недоразумений и конфликтов, осложняющих жизнь человечества.
«Делай, что ты желаешь — таков да будет весь Закон».
Сущность Магии достаточно проста для любого сознания. Она имеет много общего с государственным управлением: теория ее сложна и практический путь тернист, но Цель проста — достигнуть процветания.
Заниматься Магией — то же самое, что существовать и действовать и страдать — добавлю я; ибо, подобно всякому глаголу, магия имеет свой страдальный залог, который надлежит Освоить. Каждый из нас должен разобраться в себе и точно установить, «кто» он есть, «что» он есть и «зачем» он есть. Сделав это, мы сможем воплотить волю, присущую всякому «зачем», в слова, или, скорее, в Единое Слово. Таким образом мы осознаем правильный путь, которым надлежит следовать; далее мы должны понять условия, необходимые для этого, и затем нам останется исключить из себя все элементы, чуждые или противоречащие достижению цели, и развивать в себе то, что более всего необходимо для управления вышеупомянутыми условиями.
Установив свою личность, человек вскоре осознает ее предназначение. Дальнейший процесс покажет ему, как сделать эту цель чистой и мощной. Затем он научится оценивать свое окружение, приобретать союзников и преодолевать другие силы, по глупости своей ставшие на его пути. В ходе этого обучения он узнает, как открывать Сокровенные Тайны Природы и развивать в себе новые чувства и способности, посредством которых он сможет общаться и управлять Существами и Силами, принадлежащими иным порядкам бытия и недоступным для непосвященных исследователей и открытым лишь для адептов древней Магии».
Таким образом, магия — это искусство применения способности видоизменять и трансформировать реальность в соответствии со своим Истинным Желанием, в свою очередь связанным с естественным направлением спонтанного развития того целого, в которое законно включен и вплетен человек. Именно законность и естественность Истинного Желания, как выражения сути развивающейся живой реальности, и делает магию созидательной или разрушительной. Действительно, человек не может не пониматься как абсолютно необходимая часть Мирового Целого. Связи человека и Вселенной, многообразные и взаимодействующие друг с другом, на каждом отрезке пути жизни выражаются в той или иной форме далеко не всегда осознаваемого устремления, именуемого Истинным Желанием.
Магизм врачевательного искусства, впрочем как и всякого иного искусства, связан со множеством загадок, секретов и тайн, обнаружение и раскрытие которых определяется не только уровнем развития исцеляющего и исцеляемого, но и отражающимся в них текущим состояниям мира как целого. С магией связано множество суеверий, которые неизменно основаны на психологической незрелости и нравственной несостоятельности людей, исповедующих те или иные предрассудки. На самом деле, существует магия приращения и магия ущерба, дополняющие друг друга подобно двум сторонам одной медали. Однако никакого отношения к пресловутым «белым» и «черным» искусствам эти практики не имеют. Различия между последними заключаются в не преимущественном использовании конструктивных и дезинтегративных подходов и методов, но прежде всего в нравственной состоятельности самого оператора, в очищенности его мотивов и законности преследуемых целей. Современная наука, сколь бы то ни показалось странным, с каждым годом становится все магичнее и магичнее. Ее методы утончаются а возможности влияния на изменения реальности все более и более усиливаются. Взять хотя бы достижения современной ядерной физики или технологий внушения. Главное отличие магии от науки заключается в том, что последняя, в своих влияниях, полагается преимущественно на инструменты и аппараты. В магии же главным инструментом всегда являлся сам маг.
Медицина — это интуитивная технология применения живых энергий, то есть особое искусство, усиленное и дополненное элементами научно-экспериментального метода. Но никогда не стоит забывать об особой магии этой профессии. Забывать о загадочной стороне медицины.

А. Загадки целителя

а) Богоизбранничество целителей. Во все времена притчей во языцех являлось божественное избранничество медиков. Это лишь сегодня, в эпоху засилья материалистического прагматизма и насилующего все естественное технократизма мы вскользь упоминаем об одаренности тех или иных врачей, о присущем им диагностическом или терапевтическом талантах. И все же иногда нет-нет да прорывается восклицание: «Да, этот врач — от Бога!» Древним человековедам был известен ряд особых способностей, наличие и развитие которых составляло основу миссионального жизненного пути, ориентированного на осознанное служение людям. В числе такого рода священных профессионалов можно упомянуть правителей, судей, кузнецов, астрологов, художников, певцов, священников, наставников, военачальников. Но более всего богоизбранность была признаваема именно за целителями, ибо прежде всего они стояли неусыпными стражами на границе между жизнью и смертью. Всякая миссиональная профессия загадочна и волшебна. Но профессия целителя отлична от других тем, что очень часто и сам врачующий не подозревал о том, что именно и как именно ему удается сделать для того, чтобы принести облегчение страждущему. Потому истинные целители во все века неизменно являлись искреннейшими молитвенниками. Потому и произносилось сакральное: «Я — лишь орудие в руках Сил Высших». До сих пор грамотные и возвышенные врачеватели не смеют присваивать себе заслугу исцеления в своих пациентах, до сих пор одаренный целитель неизменно ощущает присутствие над ним и нуждающимся в помощи некоей первичной мощи, сотрудничество обоих с которой и позволяет процессу исцеления осуществиться. Потому-то во все времена на разные лады произносилась фраза, прозвучавшая в кинофильме «Формула любви» устами ироничного графа Калиостро, исцелившего одного из героев: «Не благодарите меня, благодарите Природу, лишь она одна лечит. Я — лишь жалкое орудие в ее всесильных руках».
Древние жрецы владели особыми технологиями поиска младенцев, отмеченных даром врачевания, и методами оценки их способностей. В арсенале средств собирания таких бесценных детей были и прямые наблюдения за чудесными знаками, сопровождавшими рождение будущего целителя, и приемы ясновидения, позволявшие отыскать его на обширных пространствах государств, и астрологические технологии, указывающие на сроки, в продолжении которых следовало предпринять поиски такого рода. Не следует думать, что люди с развитыми врачевательными способностями рождаются достаточно часто. Практически любого из нас можно обучить простейшим приемам уравновешивания энергоцентров, напитывания стихиальными потоками или передачи силы нуждающемуся. Это — азы психоэнергетической психогигиены, обязательные для каждого культурного человека навыки психоэнергетической само — и взаимопомощи. Но не следует путать сегодняшних обладателей комичных дипломов «установленного образца», щедро раздаваемых направо и налево ловкими дельцами от экстрасенсорики и биоэнергетики, с истинно одаренными врачевателями. Если без первых современникам как раз следовало бы обойтись, то без вторых никакое общество выжить не в состоянии. Да, сегодня практически утрачены, точнее, закрыты и забыты приемы разыскивания священнодействующих целителей, но не следует думать, что их не осталось вовсе. Более того, сегодня их рождается все больше и больше ввиду тяжести кризиса, охватившего планету. Просто далеко не все из прирожденных врачевателей получают медицинское образование. Далеко не все из них в полной мере осознают свою целительскую миссиональность; тем не менее, порой помимо их воли, они изо дня в день вершат исцеления, не отдавая в себе в этом отчета. Сегодня среди обладателей медицинских дипломов таких богоизбранных врачующих как раз менее всего. Они невольно уходят от пресса официального медицинского образования в лоно других профессиональных кланов. Однако узнать таких утешителей не составляет особого труда: в глазах, в плавности жестов внимательный наблюдатель непременно заметит присутствие некоего надфизического влияния. Это — вежливые и спокойные продавцы, терпеливые и улыбающиеся учителя, справедливые и участливые милиционеры, строгие и добрые руководители, честные и бескорыстные политики. И то, что все эти врачующие официально не принадлежат псевдожреческому клану Минздрава и К°, вовсе не означает, что они хоть на миг прерывают свое целительское служение.
б) Родовые врачебные секреты. Как и любые ценные тайны технологий, обладание коими рассматривалось не только в качестве знака особого достоинства, но и давало колоссальные конкурентные преимущества перед коллегами, медицинские указания практически всегда и везде охранялись как зеницу ока. Всем известны душещипательные истории о незавидной судьбе европейцев, становившихся искателями секретов египетских архитекторов, дамасских оружейников или тибетских прорицателей. В большинстве случаев им пришлось возвращаться на родину не солоно хлебавши. И дело тут вовсе не в жадности мастеров или в их инстинктивном недоверии к представителям профанирующей все и вся цивилизации. Как ни странно, издревле определенные рецепты, прописи и указания сохранялись лишь в определенных местностях и отдельных линиях родового наследования. Строгость такого рода предписаний объяснялась очень просто. Одним из условий действительной эффективности действия определенных лекарств являлось участие в целительном процессе биомагнитного спектра энергий, присущего определенным местностям, и влияние индивидуального психоэнергетического фона, тесно связанного с хромосомным набором самого врачевателя. Потому-то так тщательно знатоки медицины отбирали себе учеников. Потому-то так истово охраняли они свои тайны от непосвященных, ибо ведали о потенциальной опасности применения мощных составов, отлученных от соответствующих проявлению их силы условий. Кстати, секреты предков совершенствовались из поколения в поколения, т.к. каждый наследник родовых секретов или подходящий генотипически избранник мастерских тайн слегка подправляли формулы и составы, приспосабливая их к новым условиям и собственной энергоконституции. Не забудем, что речь шла не только о лекарственных смесях или алгоритмах влияния на крупные и малые энергоцентры эфирного тела, но и диагностических знаках и заклинательных формулах, от точности подбора вибрационной структуры которых порой зависела восприимчивость пациента рекомендованному ему способу лечения. Как бы там ни было, но многого о родовых лечебных секретах мы уже никогда не узнаем — что-то никто нам открыть не решится, а что-то уже безвозвратно ушло и не должно возвращаться в жизнь людей. Однако следует хотя бы уважительно относиться к таинству наследования технологических тонкостей и помнить о том, что сегодняшнее человечество в своем интеллектуальном возрасте может быть приравнено в лучшем случае к подростку, если сравнивать знания современников с экологически и холистически точными познаниями наших далеких предков.
в) Образ жизни целителя. Врачующий служил проводником целебных сил Мироздания в организм обратившегося за помощью человека. Часть сил он накапливал в собственном организме, часть сил привлекал из пространства в соответствии с конкретикой целебной ситуации. Но как бы там ни было, от образа жизни самого медика принципиально зависела сама его возможность лечить людей. Обладание знаниями, способностями и умениями само по себе было еще недостаточно для успешной практики. Необходимо было содержать микрокосмос своего организма в глубокой настроенности на вселенские ритмы и сохранять себя самого в целостности и гармонии, открытости и чистоте. Первый пациент врачевателя — он сам, его собственная жизнь, его родные и близкие. Лишь после наведения порядка в собственном доме он мог отважиться на лечение людей незнакомых, а потому менее доступных его влиянию. Никогда целитель не жил в больших городах, но практически всегда — в труднодоступной местности, в окружении ручьев, лесов и цветов. За своей диетой он следил старательно. Это вовсе не означает, что он мнительно зацикливаться на гигиенических процедурах и только и думал день-деньской о собственном здоровье. Разумеется, психопространственные бури, сопровождавшие те или иные биологические, геологические или социальные катаклизмы, перво-наперво нарушали равновесие самого чувствительного из людей, т.е. целителя. Но именно от сохранения его собственного равновесия порой зависели не только благополучие пришедших к нему болеющих, но и биосоциальное, а то и геологическое равновесие целых регионов. Не надо забывать о повсеместно известной в Индии примете: если недалеко от селения в горной пещере поселился одинокий йог, местность надежно будет ограждена от эпидемических поветрий, землетрясений и даже войн. Понятно, что в данном случае понятия «йог» и «эзотерический целитель» синонимичны. Просто мы ввиду ограниченности собственных представлений о связях, существующих между человеком и окружающей природой, которые расширяются и усиливаются тысячекратно при действительной развитости человека и возрастании его психоэнергетического потенциала, даже поверить не можем, что эзотерические целители занимались не только лечением отдельных индивидуумов, но охраняли благополучие целых народов и даже местностей, не исключая из сферы своей заботы ни растений, ни недр, ни животных. Исцеление есть восстановление целостности. Человек не изолирован от бушующей вокруг него жизни. И ее состояние непосредственнейшим образом отзывается на его собственном благополучии. Позабыв об этом, современные медики необдуманно исключили себя из круга истинных заботников и ограничили круг своей ответственности лишь правильностью телесных манипуляций. Воистину, человечество движется вверх по лестнице, ведущей вниз!
г) Таинственность магического языка. Простейшим примером использования квазиэзотерического сленга может служить страстный диспут, разгоревшийся между профессорами-астрофизиками. Человек, специально не изучавший эту отрасль современного естествознания, ни слова не поймет в потоках аргументаций и объяснений и вообще рискует принять некоторые термины чуть ли не за нецензурные. Столь же малопонятна для пациентов клиник медицинская латынь, служащая в качестве «птичьего языка» для общения врачей у постели больного без какого бы то ни было риска посвятить пациента в содержание разговора. Однако в древности мастера ценили совершенно позабытое современниками волшебство языка, которое можно назвать магией ритма. Дело в том, что во все времена у всех народов существовали тщательно разработанные системы ритуальных заклинаний, вовсе не считавшиеся древними знатоками естества одними лишь суевериями. Сегодняшние исследования тончайших влияний музыки и ритма приносят поразительные открытия в области резонансных связей организма человека с окружающими влияниями. Древние алфавиты, наряду с обеспечением функции письма, являлись магическими инструментами, овладение возможностями которых включалось в образование всякого профессионала, пекущегося об охранении людского благополучия, будь то военачальник, прорицатель или целитель. Так как наше время с непомерным трудом понимает осколки ритмомагических знаний, которыми в полноте владели специалисты прошлого, то пока нечего и думать о возрождении традиции резонансного влияния лечебных заклятий, применяемых при тех или иных болезнях. Впрочем, кое где кое у кого фрагменты этого древнего знания, именуемого Язык Природы, или Сензар, сохранились. Кто-то получил их от бабушек и дедушек по наследству, кто-то был удостоен откровения во сне, а кто-то сам смог подслушать голос собственного разума или запомнить волшебные ритмы в песне ручья или шелесте деревьев. Язык этот столь же объективен, как молекулы и математические пропорции. Однако изучать его, а тем более применять для воздействия на других может далеко не каждый. Тут и психогенотип нужен подходящий, и образ жизни соответствующий, да и знания немалые.
д) Магнетизм фигуры знахаря. Особый образ жизни, регулярное ритуальное взаимодействие со спектром доступных только врачевателю эгрегоров и специальная энергогимнастика придавала организму целителя особый магнетизм, который узнавался любым более или менее чувствительным человеком. Покой разума, плавность речи, мощь взгляда, целостность телесных движений и спонтанность решений вместе составляли единое целое, неизбежно привлекавшее людей и внушавшее естественное уважение и почтение к мастеру. Магнетизм этот был не воображаемым, но реальным. В присутствии мастера медицины успокаивались животные и становились смиренными драчуны, исправлялись дела и налаживались отношения, исчезали боль и тоска. Одним своим появлением врачеватель приводил разбушевавшиеся стихии, движения которых составляют незримую основу жизни внешней, в порядок и восстанавливал утраченное равновесие токов. Однако такой магнетизм, естественно привлекавший и больных, и учеников (нередко ими оказывались одни и те же люди), содержал в себе множество тайн, и далеко не все из них целитель вообще кому бы то ни было открывал. Каждый целитель находился в особых отношениях с незримым планом существования, и многие собеседования и откровения навсегда должны были оставаться никому не известными. Кстати, у каждого целителя магнетизм был особенный, собственный, свой. Потому-то и приходившие пациенты, и ищущие знаний ученики приходили именно к своему спасителю и наставнику, энергиям которого они сами были созвучны и комплементарны. Если же резонансы взаимодействия индивидуальных спектров энергий были дисгармоничны, целитель был вынужден оказать лишь возможную в сложившейся ситуации помощь и рекомендовать отправиться к другому мастеру, в соответствии с имеющейся у пришедшего проблемой. Кстати, мастера пространственно были связаны друг с другом безо всяких телефонов и «интернетов», хотя современникам в это поверить нелегко. Другие были времена, другие знания, другие специалисты. Да и психоэнергетическая атмосфера на планете была иной, не так загрязненной, зашумленной, а то и зачумленной.
е) Обеты, амулеты, предписания. Психоэнергетическая мощь, даруемая мастеру его профессиональным эгрегором, неизменно связывалась с необходимостью охранения определенных тайн. Парапсихологам, разведчикам и физикам-экспериментаторам прекрасно известен феномен «охранения чистоты ситуации». Если вспомнить о принципе неопределенности Гейзенберга, утверждающем о неизбежности влияния самого наблюдателя на наблюдаемую им ситуацию, то становится понятной аналогия: осознание ситуации нарушает тонкоэнергетические процессы, присущие этой ситуации. Разглашенная тайна приводит к потере личной магической силы, с этой тайной связанной. Именно слабые и пустые люди являются наиболее болтливыми и не умеют хранить ни чужих, ни своих собственных секретов. Дело в том, что охранение тайны неизбежно наполняет человека возможностью оперирования с силой. Зато разглашение секрета приносит удовлетворение, легко сравнимого с сексуальной разрядкой. Мгновенный кайф — и длительное утомление. Потому-то врачеватели связывали себя всевозможными обетами. Потому-то никому они не открывали секретов, связанных с созданием, передачей и назначением тех или иных талисманов и амулетов, которые они носили или имели. Порой основой личной силы целителя оказывалось невзрачное серенькое колечко с неброским камушком, которое было передано целителю дальним странником, принесшим амулет от руководителя сокрытой в горных джунглях общины эзотериков. Об очень и очень многом ничего не должны были знать не только исцеляемые, но даже ближайшие ученики. И предписание это не было прихотью или чудачеством, пустой верностью традиции и жадностью к информации. Это было обязательное психотехнологическое предписание, без соблюдения которого невозможно было достичь должной личной эффективности.

Б. Загадки нуждающегося

а) Абсолютное послушание. Современникам нелегко понять первейшее требование, без исполнения которого ни один врачеватель не устанавливал целительских отношений со своими пациентами. Пришедший за помощью человек должен был беспрекословно исполнять все без исключения предписания мастера, без сопротивления, сетований и халтуры. В противном случае он возвращался восвояси. Дело в том, что заболевший человек чем-то подобен испорченной машине, если принять метафору Георгия Гурджиева. Причем нарушалась деятельность не только телесных органов и регуляционных систем, но и работа психики. Заболевание было укоренено как раз в нечуткости к сигналам собственного тела и в горделивом своеволии и самодовольном насилии, фундаментом которых оказывалась извращенная система представлений о себе и о мире. Так что пришедший к целителю человек в известном смысле был во всем неправ. Речь идет вовсе не об интеллектуальных спорах с мастером и не о тяготении целителя к желанию поназидать, присущему одним лишь невротикам, отягощенным комплексом недостигнутой власти. Мастера были свободны от подобной дури, наполнявшей во все века миллионы и миллионы землян. Однако пациента нужно было исправлять, восстанавливать, выстраивать заново. И его собственное невежественное или больное мнение по поводу справедливости тех или иных врачебных предписаний никакой ценности не имело. Если же выздоравливающий человек и вовсе переставал всесторонне сотрудничать с врачевателем, он попросту закрывал свой разум и собственный организм для целебных влияний мастера. О каком лечении тогда можно было вести речь! Конечно, проявить такого рода глубочайшее послушание человеку гордому, чванливому и невежественному было нелегко, но он был законно принуждаем одолевшим его недугом. Кроме того, в прошлом была сильна живая традиция почтения к мастерам, а потому даже владыкам стран удавалось склонить голову перед лесными отшельниками, к которым они вынуждены были обратиться за помощью о спасении. Нам это понять нелегко — как проявлять смиренное послушание исцеляющему нас, и при этом не утрачивать сознательной рабочей активности, необходимой для старательного выполнения всех врачебных рекомендаций и указаний.
б) Отпугивание зевак. Хотите верьте, хотите нет, но очень многие целители намеренно старались внушить суеверный ужас перед колдунами и черными магами людям, жившим поблизости от их жилищ. Дело в том, что сам образ жизни и род занятий целителя подразумевал известную уединенность, хотя бы ради ограждения его организма от диссонирующих влияний одержимых страстями профанов. Однако пространственный магнетизм знатока тайных наук в то же время был настолько силен, что даже сами того не ведая заблудившиеся в густых лесах люди странным образом выходили к домам отшельников, не говоря уже о ведомых суетным любопытством интересующихся. Потому-то врачеватели нередко занимались «деструктивным имиджмейкингом», распространяя о самих себе страшные слухи и активно поддерживая их. Негативное энерговлияние мыслей дурно думающих о них людях им было совершенно безразлично, т.к. они обладали практически непреодолимой психоэнергетической защитой. Зато такого рода «антирекламными мероприятиями» они надежно охраняли собственный покой и могли принимать лишь тех действительно страждущих и согласных ради лечения на все людей, которых не испугали дурные слухи и не остановил на пути какой-то остаточный страх. Целителю нужно было сдаться, ему нужно было доверять, ради исцеления нужно было быть готовым идти на все — лишь тогда складывались условия для достижения действительного успеха. В каком-то смысле недоступность фигуры мудрого знахаря в чем-то сравнима с недоступностью премьер-министра или популярного эстрадного певца. Качественное отличие заключается в том, что порой даже само по себе приближение неподготовленного профана к дому колдуна-ведуна оказывалось небезопасным, т.к. в чем-то складывалась ситуация проникновения ребенка в лабораторию взрывотехника. Напряжение линий электропередач необходимо для их эффективного функционирования. Вряд ли кто-либо из энергетиков будет виноват в том, что полупьяный человек решил потрогать за провода и заживо сгорел. Энергии целителя иногда оказывались столь пламенными и напряженными, что прямое соприкосновение с ним могло в считанные секунды сжечь весь тот душевный мусор, которым всегда наполнялись умы и тела дураков и бессовестников. Потому-то маги, годами пекущиеся о благополучии целых народов, старательно охраняли не столько себя от людей, сколько их самих от излишних потрясений.
в) Связь заболеваний и проступков. Хотя большинство магов ввиду специфики своей необычной профессии обладают непосредственным восприятием многих интересующих их вещей и событий, как имевших место в прошлом, так и складывающихся в будущем, все же они требуют от обратившихся к ним за помощью людей полной откровенности. Исповедальный характер отношения между мастером и нуждающимся обязателен, т.к. без его установления не может быть налажено магическое объединение ситуации клиента с силами оператора. Подавляющее большинство заболеваний связано с нарушениями законного функционирования мировоззренческой и психоэтической систем, лежащих в основе поведения человека. Практически всегда исцеление подразумевает проведение глубочайшего реформирования внутреннего мира человека, перемену его отношения к искомым целям и прошлым событиями, а также коренное изменение отношений с людьми и образа жизни. Нередко повреждение систем управления жизнедеятельностью наступают при магических деструктивных интервенциях, которые способны сознательно или невольно осуществлять некоторые люди, насылая проклятья или влияя на человека после своей смерти. Так или иначе, но тотальная ревизия глубинных незавершенных ситуаций, питающей патогенно влияющие чувства вины и обиды совершенно необходимы для действительного очищения разума и тела пациента, без чего невозможно восстановление гармонии токов и соков. Не следует удивляться, что о многих преступных деяниях, глупостях или подлостях порой вспомнить не так уж легко, т.к. многие из нас с годами формируют очень умелого и строгого внутреннего цензора, отметающего любые мысли о собственных просчетах, ошибках и недобросовестностях. Таинство покаяния, увы, многим из нас пока недоступно, несмотря на то, что нет ничего целительнее, радостнее и светлее искренности, честности и открытости, спонтанно проявляющихся в отваге покаяния. Освобождение самих себя от груза прошлого, разумеется, целиком на совести каждого из нас. Однако без исповедования греховных поступков (не мнимых, а действительных, т.е. принесших незаслуженный вред ближним) ни о каком серьезном восстановлении здоровья и речи быть не может. Это — одно из центральных условий, неизменно выдвигаемых эзотерическими целителями. И от готовности человека к такого рода интимной открытости зависит его дальнейшее благополучие.
г) Расспросы о семье и отношениях с людьми. Очень ценную диагностическую информацию целитель получает в ходе подробных расспросов пациента о составе его семьи, истории развития отношений с родственниками и детьми, о роде занятий и отношениях со всеми мало-мальски значимыми лицами. В большинстве случаев, рассказывая о других, человек поразительно легко приоткрывает тайны собственной души и сообщает врачевателю о своей собственной нравственно-психологической истории. Каков человек, таково его представление о других, таковы сами эти другие, согласно кармическим тяготениям привлекаемые к нему, особенно если речь идет о родственниках и спутниках жизни. В известном смысле человек не может быть сколь-нибудь серьезно изучаем при его противоестественном вычленении из окружения. И если иметь в виду принципиально психоэтический патогенез большинства недугов, то нет более эффективного способа получения всесторонней информации о человеке, чем доброжелательные и предельно тщательные расспросы о его отношениях с окружающими. Не забудем, что многого в этих отношениях мы настолько не желаем осознавать и признавать, что напрочь забываем об истинной подоплеке тех или иных событий. Правда, мудрый целитель чутко уловит истинное настроение изливающего душу человека и уверенно определит, с кем и как именно пациенту следует основательно усовершенствовать связь для получения необходимого целебного эффекта. Эти методы лишь в последние годы привлекли внимание психотерапевтов семейной ориентации, однако медики других, если угодно, телесно-ориентированных, специальностей и слышать не желают о лечебных возможностях метода упорядочивания кармических взаимоотношений как основе гармонизации энергетики организма пациента.
д) Единство нравственных и физиологических советов. Метафорически сохранение гомеостатического равновесия может рассматриваться в качестве успешно действующего цивилизованного сообщества клеток, каждая из которых ведет себя законно, адекватно реагируя на внешние стимулы и относясь к другим клеткам в известном смысле слова нравственно, корректно. Девиз «Живи сам и давай жить другим» в равной степени применим как к физиологии отдельного организма, так и к жизни больших сообществ организмов, в том числе и человеческих. Нравственные и юридические кодексы, в разные времена устанавливаемые разными сообществами, выполняли вполне понятную функцию организации совместного функционирования различающихся индивидуумов и их групп, которые могут выжить лишь в условиях взаимной поддержки и обмена ценностями и услугами. Этика — социальный аналог закономерностей регуляции физиологических систем. Чем совершеннее управляющие жизнью общества законы, тем выше благосостояние общества и тем успешнее оно развивается, не ущемляя ничьих интересов. Древние целители прекрасно осознавали параллелизм, характеризующий взаимосвязь физиологических и нравственных законов, а потому никогда их рекомендации и предписания не ограничивались одной лишь соматической сферой. Всякий целитель неизбежно оказывался наставником жизни для исцеляемого. Конечно, каждый обучался у врачевателя тому, что необходимо было для развертывания его собственной уникальной индивидуальности, потому-то не существовало единых учебников и догматических доктрин. Но все же основные нравственные, психологические и гигиенические принципы были общими для врачевателей всех времен и народов. И взаимодополнительность и сопряженность духовных поучений и медицинских советов четко осознавалась всеми мастерами здоровья. Искусство же подачи соответствующих уникальной лечебной ситуации дополняющих друг друга соматических и этических рекомендаций было укоренено в тайне сердца самого целителя, умевшего вслушиваться в свои наития.
е) Обязательность серьезных испытаний. Для осуществления процесса оздоровления пациент должен был преисполниться немалой решимости и оказаться достаточно крепким и сильным для того, чтобы найти в себе силы для зарабатывания собственного здоровья. Далеко не все из серьезно заболевших людей действительно заслуживают право на восстановление здоровья и оказываются достойными помощи целителей. Сколь бы диким ни показалось нашим современникам это древнее установление, тем не менее оно лежало в основе отбора целителями и исцеляемых, и учеников. Человек должен был оказаться готовым к преодолению той радикальной духовной трансформации, без которой избавление от болезни было попросту невозможным. Отсюда вытекала необходимость намеренного создания известных препятствий на пути жаждущих помощи, в ходе преодоления которых будущими пациентами врачеватель получал ответ на первый и главный вопрос — стоит ли ему лечить этого человека, тратить на него драгоценное время и бесценные энергии? Сколь полезен мировому целому окажется он, да и сможет ли рассчитывать на свои силы в достижении лечебного успеха? Наряду с тестовой функцией испытания и утеснения применялись врачевателями еще и для очищения организма ищущих помощи, а также для мобилизации ресурсов внутренних энергий, о которых большинство из людей не имели даже ни малейшего представления. Тайна заключалась в том, что каждый искатель получал свои собственные задания, свои собственные испытания, собственные трудности, спектр и напряженность которых в точности соответствовали его индивидуальности и характеру предстоящих трансформаций. Сегодня мало кто всерьез отнесется к такому целительскому подходу. Правда, гениальный психотерапевт Милтон Эриксон уделял терапии испытанием самое пристальное внимание, что, к сожалению, до сих пор не осознано и не применено во всей возможной полноте не только далекими от проблем современной психотерапии хирургами и фтизиатрами, но даже его последователями. Конечно, проблема генерации индивидуальных испытаний не так проста, как это может показаться на первый взгляд. Дело в том, что испытание формируется на основе точнейших диагностических выводов, достичь которых маловнимательным терапевтам нынешних клиник не так уж легко. Да и медицина сегодняшняя стала какой-то ленивой, включая и врачей, и пациентов, и тех, кто еще не осознал собственных заболеваний. Как-то знакомый суггестолог поделился с автором книги наблюдениями за состоянием своих клиентов. Работает он психотерапевтом в небольшом райцентре Беларуси и занимается самыми разными людьми, помогая им мобилизовывать ресурсы бессознательного и направлять их на решение своих проблем как медицинского, так и нравственно-психологического характера. Так вот, в отличие от пациентов западноевропейских и американских психотерапевтов, сегодняшние граждане Беларуси оказываются практически обесточенными да обессиленными в психоэнергетическом смысле. Из-за этого первые 2-3 сеанса посвящаются целевому напитыванию их психики позитивными генерациями с тем, чтобы создать условия для последующей работы с образами и трансформирующими трансами. Это один из примеров, демонстрирующих глубинную сложность проблем, связанных с терапией испытанием.
ж) Необходимость перемены сознания. В определенном смысле жизнь тела практически целиком определяется содержанием, направлением и насыщенностью психической жизни человека. Психическое является высшим регуляционным уровнем, организующим всю жизнь микрокосмоса индивидуума. Разумеется. существуют мириады обратных влияний телесных реакций и сигналов на жизнь психическую, которые жизненно необходимы для осуществления эффективного управления организмом в изменяющихся условиях среды. Однако генеральное формирующее значение для жизни человека имеет все-таки его внутренняя душевная жизнь, рассматриваемая во всей ее полноте, т.е. в качестве системы непосредственно взаимодействующих друг с другом сознательного и бессознательного разумов. Поэтому становятся ясными настойчивые напоминания целителей всех времен и народов о необходимости изменения сознания, совершенствования душевной жизни и налаживания гармоничных взаимоотношений с ближними как главнейших источниках подлинного здоровья. Без таких преобразований психической жизни ни о каком реальном исцелении говорить не приходится. Если информационно-энергетические системы, принадлежащие высшему регуляционному уровню организации микрокосмоса, имеют неустраненные изъяны, их влияние на жизнь уровней нижележащих в принципе не может осуществляться эффективно и адекватно окружающему существованию. Странно, как современные медики могут встречать в штыки такого рода очевиднейшие положения древнего целительства. Ведь мало-мальски грамотные натуропаты твердят об этом на каждом шагу. Врачи же, декларативно признавая справедливость этих психоцентристских заявлений, на деле практически ничего не делают для того, чтобы доводить предпринимаемое ими лечение до логического завершения — до перемены самого строя нравственно-психологического существования своих подопечных. Оттого-то и ширятся ряды скрыто болеющих на всей планете, вне зависимости от провозглашаемых успехов современной профанной медицины. Правда, для того, чтобы помочь осуществлению истинной перемены сознания, необходимо и знания иметь особые, и жить по-особому, да и быть целителем по призванию да по рождению.
з) Неизбежность обращения к Богу. Человек заболевает тогда, когда начинает мало-помалу нарушать предустановленные законы вселенской гармонии. Нарушения же эти причинно укоренены в отрыве сознания человеческого от благодатного переживания полноты Вселенской Жизни, от созерцания ее красоты и величия и от почтительного памятования о центральности и причинности Мирового Целого, рассматриваемого как Отец и Мать всего сущего. Кто-то нуждается в следовании религиозным ритуалам организации таких интимных возвышенных переживаний. Кому-то надобны те или иные художественные практики, будь то поэтические медитации или танцы в полнолуние. Кому-то Мироздание открывает тайну всепринимающей и всевмещающей Реальности в экстазе научных открытий. Каждый индивидуум приходит к полноте переживания Целого своим особым путем. Но приходить к нему он не только может, но и обязан. Сам по себе дар обладания сознанием подразумевает именно целенаправленное сознательное искание резонансного единения с Космической Жизнью. Только так человек научается воспринимать весь спектр жизнедательных влияний Пространства и проводить их красоту и гармонию в своем целительном творчестве, вне зависимости от того, чем именно он занят внешне. Потому-то таинство обращения человека к Высшему Началу во все времена считалось обязательным для любого оздоровительного процесса. Лишь основательное укоренение сознания человеческого в красоте Единого Живого Мира, скромной частичкой которого сам человек и является, уравновешивало отношения Мироздания и индивидуума, уподобляло их друг другу и связывало, после чего интуитивное следование логике развития Целого, подразумевающее и выполнение законов Космоса, осуществлялось само собой, тем самым охраняя человека от возможных заболеваний. Так приходило окончательное выздоровление, невозможное без осознанного достижения психосоматической культурности, необходимо включающей медитативное единение человека с Разумной Вселенной.

В. Загадки врачевания

а) Суггестия и трансы: оккультные феномены. Практически никогда процесс исцеление не происходил без участия многоразличных оккультных сил и перехода и врачевателя, и его клиента из одних странных трансовых состояний в другие. Закономерности такого рода передвижений по внутренним мирам составляли одну из глобальных тайн целителей и никогда до конца не были понятны им самим. Однако факты переживания чудесных перемещений и превращений, обычно сопутствующих трансформациям сознания, налицо. Нет нужды спорить о характере этих феноменов. Бессмысленно осуждать их, основываясь на строгих конфессиональных канонах. Связь с таинственным, запредельным, внефизическим была нормой практики целителей, да и остается таковой до сих пор. Истинная проблема заключается в том, как относятся к такого рода чудесам сами исцеляемые? Принимают ли они их смиренно и беспристрастно, с благодарностью и трепетом, или страстно жаждут не столько исцеления, сколько демонстрации фокусов и феноменов, ввиду чего оказываются неспособными принять целительную благодать? Решение этой задачи целиком зависит от проницательности и ответственности врачевателя, одним из важнейших ориентиров деятельности которого были, остаются и, надеюсь, останутся, библейские напутствия деятелю: «Не мечите бисер...»
б) Теургия, ритуалы, заклинания. Возможно, даже на фоне выше приведенных сообщений о таинственных и загадочных аспектах врачевательных действ это покажется вовсе запредельным, но упомянуть о нем необходимо. Все знания и умения, наития и изобретения, касающиеся тонких технологий обращения с человеческим микрокосмосом, были особым образом организованы в соответствии с т.н. формами медиации (проведения потоков целительной силы), именуемых малознакомыми с таинствами людьми как магические процедуры. Ритуалы составлялись тщательно и наследовались с предельной строгостью не по причине суеверного почтения к необходимости соблюдения предписаний предков, но прежде всего ввиду их небывалой эффективности. Известна шутка: «Собака все понимает, вот только выразить не может». Ритуал, включающий внешние приемы, особое умонастроение и специально отбираемые для конкретного случая заклинания, как раз и являлся формой организации целительных знаний в единое целое, нарушение порядка манифестации которого было чревато нарушением самого целительного процесса. Знание о ритуале передавалось особенно таинственно, порой даже без использования слов обычного, мирского языка. Однако вне ритуалов самого различного характера ни одно исцеление осуществлено быть не могло. Энергии, помощники тонкого мира и вещественные влияния, связанные с теми или иными лекарственными составами, должны были быть организованы в некое целостное действо, в реализацию которого целитель включался весь без остатка. Эта тайна не передавалась никому, кроме действительных наследников врачевательного искусства, да и то лишь в последние дни физического воплощения целителя. Ритуал можно рассматривать как своего рода самостоятельную живую сущность, которая в надлежащее время по собственному произволению желала сменить хозяина, в недрах души и в жизни которого она обитала. Это и являлось пресловутой «передачей силы», о которой многие из нас не раз слышали. Но что и как именно происходило при такой «пересадке» самосуществующего целебного ритуала — было и навсегда останется величайшей из тайн наследования эзотерической традиции. Не готовые к этой процедуре люди ничего толком не понимали в происходящем и осознавали суть происшедшего с ними лишь через десятилетия. Те же, кто был подготовлен к восприятию лечебной власти, замыкали уста сразу и навсегда.
в) Астрологирование. Большинству современников процесс астрологирования представляется достаточно простым, а то и вовсе механически алгоритмизированным занятием. Этой иллюзии более всего подвержены люди, судящие о тонкостях и сложностях астрологического инструментария лишь на основе представления о немногочисленности исходных астрофакторов. Действительно, разве может быть глубоким и позволяющим достичь глубины индивидуализации инструмент, основанный на модели, составными частями которой являются всего лишь десяток планет, две дюжины зодиакальных знаков и домов и несколько основных аспектов. Сказывается незнание парадигмального стиля, характерного для холизма, присущего астрологии, а также элементарная неосведомленность о фантастически больших количествах возможных перестановок и сочетаний указанных астрофакторов, комплексные спектры которых целокупно и определяют диагностируемую астрологом индивидуальность. Непостижимая сложность астрологирования связана не только с глубиной многозначности самого индивидуального гороскопа, но и с влиянием текущей транзитной ситуации диагностического астрологирования, а также с синастрическими резонансами карт клиента и врачевателя, всегда особыми и возникающими закономерно. Тут уж для действительно высокодостоверного изучения астроситуации, приведшей к развитию того или иного недуга индивидуума, одних знаний маловато. Необходимы развитая интуиция и высокая ментальная чувствительность астрологирующего медика как к собственным переживаниям, провоцируемым самим фактом встречи с клиентом, так и к специфике внешних знаков и символических событий, сопровождающих эту встречу. Кстати, согласно древнейшим канонам астрологии, как гороскоп обратившегося за помощью, так и личная встреча его самого с целителем далеко не случайны. Астрологически грамотный врачеватель способен рассмотреть факт, характер и время контакта со своим подопечным как вызов самому себе, требующий завершения тех или иных корректировок в семантической вселенной самого врачевателя. Ведь издревле известно, что процесс исцеления будет лишь тогда высокоэффективен, когда трансформации пациента будут вызываться и поддерживаться изменениями в самом целителе. Только таким путем может быть достигнута гармонизация в целостной диаде «пациент — целитель», собственно и являющейся надындивидуальным субъектом восприятия благодатных влияний мироздания.
г) Йога. Общеизвестно, что всякий хранитель людского здоровья сам профессионально обязан являться резервуаром и источником такового, рассматривая себя в качестве генератора и аккумулятора живой силы, а не только его проводника. Понятно также, что определенного рода тонкие понимания и восприятия, вне которых невозможно установление эффективной обратной связи между пациентом и лекарем как в диагностическом, так и в лечебном процессе, должны быть обеспечены немалым потенциалом личной психоэнергии самого целителя. Наряду с всесторонней и глубокой очищенностью всех тонких тел организма врачевателя, вторым важнейшим условием собирания концентрации великих потенциалов космической силы является последовательное, технологически организованное установление покоя в душе, сопровождающееся достижением высоких степеней равновесия энергий и общей гармоничной балансировкой плотно-материальных процессов тела. Таким образом, всякий врачеватель обязан на протяжении всей жизни сознательно и творчески применять индивидуальные комплексы различных психофизических упражнений, характер и структура которых неизбежно трансформируется по мере профессионального роста медика и изменения условий окружающей жизни. Повторяем, занятие той или иной формой йогической практики необходимо целителю ради поддержания инструмента собственного разума и тела в чистоте и психоэнергетической боеготовности. Ведь в большинстве случаев он сам, а не приборы да лекарства оказываются наиболее чувствительным и мощным инструментом для диагностических восприятий и лечебных влияний. А вот как выстроить такого рода энергоментальную практику, потребную именно самому себе, и как развивать ее в надлежащем русле движения ко все более полному соответствию разумной конкретности живого потока Дао, зачастую является одной из глубочайших тайн сердца самого целителя. И тайна эта пестуется годами и десятилетиями поисков, открытий и трудов.
д) Беседы с предками. Это выражение, доставшееся нам в наследие от древних целителей, в настоящее время имеет несколько значений, каждое из которых имеет право на самоценное существование. Во-первых, при возникновении тех или иных препятствий на пути к содействию выздоровлению пациентов врач то и дело обращается к секретным ресурсам, символически обозначая это как собеседование с духами предков. Ведь его врачевательные способности психогенетически укоренены в опыте и качествах многих индивидуальностей, фрагменты хромосом которых вплетены в его собственный генотип. До сих пор нам мало что известно о немалом потенциале такой наследственной профессиональной памяти, да и с приметами ее активизации сегодня знакомы очень немногие. Это же знание включает и прямое обращение с просьбой о помощи, посылаемой общепланетарному целительскому эгрегору, вобравшему в свои голографические сети миллионнолетний опыт успехов, ошибок и открытий, накопленный сотнями тысяч профессиональных целителей. Во-вторых, тысячи исследователей, воплощающие год за годом гениальные интуиции Чемпиона Тойча, фактически доказали реальную укорененность большинства проблем самих пациентов в личных историях и в собственных предках. Порой, для того чтобы лучше понять корни сегодняшних заболеваний, оказываются недостаточным обращение лишь к фактам жизни отца и матери заболевшего и отношение к ним. Жаль, правда, что не так уж много землян способных хоть что-либо внятно поведать о характерах и судьбах своих бабушек и дедушек, не говоря уже о более дальних родственниках. Наконец, наиболее поверхностный, но вместе с тем общезначимый смысл выражения «беседа с предками» обретает в контексте клинического применения одного из основных положений своевременной гештальт-терапии. Каждый из нас дисгармоничен, напряжен и дезориентирован в той мере, в которой он полон незавершенности и внутренних несогласий с наиболее значимыми для него лицами, то есть с родителями и их родителями. Нередко врачевателю достаточно корректно пригласить пациента к разрешению конфликтов и завершению недоговоренностей с вызываемыми воображением фигурами родственников для того, чтобы разрядить глубочайшие патогенные напряжения, оказывающие немалое деструктивное влияние на телесную, душевную и социальную жизнь индивидуума из глубин бессознательного.
е) Долгие медитации целителей. К сожалению, многие из нас привыкли ошибочно считать, что работа, направленная на содействие оздоровлению пациента, проводится врачевателем лишь во время его очных собеседований с клиентом, заполнения истории болезни и непосредственной отдачи распоряжений медсестре. На деле же этот непродолжительный период оказывается лишь маленькой надводной частью айсберга. Подлинная работа производится врачевателем, соединившимся с микрокосмосом исцеляемого, в продолжении всего времени их взаимодействия, начиная от момента обращения и заканчивая благодарным расставанием. Конечно, большая часть такого рода творческой энергосмысловой работы творится в тишине таинственного действования бессознательного. Но значительная часть работы по поиску путей выправления индивидуальной человеческой судьбы производится целителем в часы так называемой врачебной медитации. В чем-то работа медика напоминает труд ученого, бьющегося над разгадкой тайн природы. В значительной степени похожа она на творчество детектива, без устали собирающего информацию к размышлению и напряженно мыслящего над сутью вопроса, заданному ему проблемной ситуацией. Эти медитации могут спонтанно развертываться параллельно осуществлению непритязательных физических работ. Этими медитациями невольно образуется целитель в переломные мгновения стрессов и столкновений с удивляющими его несуразностями окружающего бытия. Порой откровения эти достигают целителя во сне. Но как бы то ни было, одним из основных умений подлинного гармонизатора и устроителя жизни человеческой является искусство собеседовать с самим собой, а значит, согласно великому закону аналогии, и со всем мирозданием. Микрокосм подобен всей вселенной. Научаясь задавать вопросы самим себе, мы учимся слышать ответы мироздания. Кто-то из известных российских актеров как-то вскользь заметил: «Реальная жизнь есть не что иное как нескончаемая череда больших и малых проблем. В желании их разрешать выражается стремление к любви. В любви к себе, любви к другим, любви к миру. В умении их разрешать и состоит искусство любви!».
ж) Загадочные связи растений, операций и светил. Современное математическое понятие «изоморфизм» было весьма популярно в далекой древности. Оно было синонимично «подобию» и «сигнатуре». Древние знали о том, что как в количественном, так и в качественном смыслах организм человека, биосфера и мироздание обустроены в согласии с некоторым числом фундаментальных принципов, законов и правил. Целители прошлого осознавали специфику вертикальных связей, резонансно пронизывающих, связующих и сообщающих меж собой живые системы различных уровней организации бытия. Нежная фиалка после захода Солнца, растущая на слегка затопленном весеннем лугу, при ущербной Луне преисполняется токами Юпитера, становясь ласковой и согласной со всей субстанцией, способной питать селезенку, страдающей от нехватки символической энергии белого свинца — олова. Врачеватели знали о математически стройной связи всего сущего, в которой трудно было найти место случайности и произвольности. Во всяком случае, законы всемирной регуляции рано или поздно ставили на законное место того, кто пытался это место покинуть, руководствуясь иллюзорными представлениями о допустимости проявления не согласующейся с мировыми пропорциями свободы выбора. В конце концов, для переживания полноты представлений древних целителей о сигнатурных вибрационных подобиях, наиболее красноречиво символизирующихся планетно-зодиакальными образами, достаточно вспомнить математически безукоризненный пафос одной из таинственнейших строк Федора Тютчева:
Непобедимый строй во всем,
Созвучье полное в природе.
Лишь в нашей призрачной свободе
Разлад мы с нею познаем.
Как бы там ни было, но почтение к организованности бытия было вовсе века развития врачевательных искусств не только идейно-нравственной основой деятельности целителей, но и конкретно-методологическим основанием их продуктивной деятельности.
з) Диалоги с минералами и сбор трав в одиночестве. Всем известно, что различные виды минералов, попадая в поле влияния ауры человека, подобно полупроводникам и микросхемам встраиваются в систему функционирования регулятивных цепей и оказывают тонкое, но весьма заметное (конструктивное или деструктивное) влияние на жизнедеятельность организма и работу психики. Такого же рода влияния оказывают и травяные сборы, и составы, включающие те или иные фрагменты биоактивных тканей различных животных. Однако, использование всех этих биоактивных целебных реорганизаторов древними врачевателями осуществлялось не только на основе формальных представлений о том или ином качестве биотропного влияния соответствующих целебных ингредиентов. Минерал минералу рознь, даже если они принадлежали к одному геохимическому типу. В зависимости от времени открытия минерала людскому вниманию, от его структуры и от местности, в которой он вырос, а также от конкретной истории взаимоотношений данного самоцвета с представителями рода людского в немалой степени зависела его лечебная эффективность. Точно также и травы земные в разные периоды сезонов и времени суток, в зависимости от характера окружающих растений и местности происхождения обладали различными целебными свойствами. Потому-то от целителей и требовалось овладение таинственнейшим из искусств интуитивирования — искусством собеседования с живыми составляющими врачевательных средств. Тот, кто понимал душу живого кристалла и был способен в тишине, в далекой глуши, в сопровождении заклинательных песен выискивать лучшие из необходимых трав, тот понимал их неповторимый характер и применял к истинной пользе для заболевшего. Правда, даже об основах такого искусства диалогирования с живыми лекарствами в наше время и речи нет. А все потому, что живые природные субстанции рассматриваются лишь как носители определенных молекул и микроэлементов. На индивидуальную же жизнь, присущую всему, с чем имеет дело истинный целитель, внимание никто не обращает по причине непризнания ее реальности как таковой. Поверьте, если человеку трудно найти основу для телепатического контакта с достаточно близким ему биологически дельфином или, скажем, со львом, то сколь же более трудным может оказаться собеседование с растениями и минералами, общий знаменатель контакта которых с сознанием человеческим фантастически далек от представлений о мире и о себе наших современников.
и) Тончайший учет индивидуальной конституции. Каждый из индивидуумов обладает раз и навсегда данной ему конституцией. Метафорически, она может быть аналогизирована с конституцией государства, незыблемой и всеправной. Изучение гороскопа, наблюдения за особенностями и пристальное внимание к специфике вместе не составляют того комплекса исходной информации, что необходим для ясной ориентации в переплетении возможных путей лечения. Каждый человек особенен конституционально. Цвет глаз и рисунок радужки, структура ногтевого рисунка и особенности физических травм; пропорции, размеры и конфигурации конечностей, не говоря уже о рисунке ладоней и подошв — изучение всего этого было неоспоримо значимым для оформления представлений о путях и способах получения тех или иных средств влияния в конкретной терапевтической ситуации. Сегодняшние конституциональные типологии людей слишком грубые и примитивные для того, чтобы их можно было положить в основу значимых диагностических решений и поиска терапевтических стратегий. Порой даже кажется, что медики современности и вовсе позабыли о наблюдательности и внимательности к уникальным чертам тех, кого они собираются лечить. Морфоскопический диагноз, включающий информацию о конституциональных особенностях реагирования организма человека на те или иные воздействия, оказывается непомерно трудным и сложным для врачей современников. Потому-то они и тщатся обозвать его излишним. Почему-то медики далекого прошлого придерживались обратного убеждения. Опыт их собственной практики доказывал незыблемость постулата: «Желанные всходы можно получить лишь при размещении надлежащих семян в соответствующей им почве. При рассогласовании же качеств посевного материала и почвы, принимающей и питающей его, последствия рискуют оказаться непредсказуемыми».
вверх