Акварун: сайт интегрального человековедения. Астрология, психология, целительство, педагогика, мантика.

Глава 7
Психоэтика и патогенез

Медицина будущего, именно, займется не лечением следствий, но изучением причин заболеваний. Лечение одних следствий приводит иногда даже к новым осложнениям в организме.
Н.К. Рерих

Во все времена неоспоримым являлось утверждение о психодуховном характере причин любых заболеваний. Болезнь рассматривалась эзотериками как неоспоримое свидетельство нарушения человеком законов гармоничного существования. Известно, что во все времена люди рассматривали всевозможные беды и несчастья, которые могут быть интерпретированы как заболевания в широком смысле слова, как месть разгневанных богов, карающих людей за нарушения данных свыше установлений. В этом смысле примечательным является заявление Карла-Густава Юнга о том, что «боги превратились в симптомы». Попробуем разобраться, в чем может заключаться смысл тех или иных нарушений порядка функционирования организма и психики. Для чего заболевания даруются людям? Какие выводы может и должен сделать заболевший человек в процессе осознания смысла ниспосланной ему болезни?
1. Жизнь человеческая может быть уподоблена кресту, горизонталь которого символизирует внимание к материальной жизни, социальным взаимосвязям и взаимодействиям с природной средой. Вертикаль же соответствует самосовершенствованию, самопознанию и сознательному исполнению миссиональных задач, от рождения определяющих основные стратегические программы развертывания конкретного индивидуума. В этом смысле болезнь является сигналом, подразумевающим необходимость пробуждения человека от излишней горизонтализации его бытия и напоминаем о необходимости восстановления вертикальности существования, понимаемой как гармоничное упорядочивание отношений с мировым целым и восстановление интереса к важнейшим нравственно-психологическим и интимно-духовным вопросам жизни.
2. Многие из нас, подобно камню, увлекаемому вниз силой тяготения, самопроизвольно подпадают под власть стереотипов, шаблонов и неконструктивных последовательностей малопродуктивных действий. Утрачивается видение подлинного предназначения собственного бытия и сужения восприятий целостного мира. Болезнь всегда приходит подобно грому, набату, взрыву. Болезнь всегда нарушает привычный ход жизни и реально способствует выпрыгиванию человека из беличьего колеса повседневных привычек и скучных клише. Разумеется, заболевания лишь создают условия, необходимые для восприятия откровения о ценности свободы и полноты переживания счастья. Но совершить этот переход к качественному уровню собственной жизни может лишь сам человек, ответственный и свободно разбирающий духовный смысл болезни.
3. Болезнь всегда предоставляет возможность глубокого осознания собственной смертности и бренности телесных основ существования. Фактически она является помощником, мобилизующим ресурсы и отрезвляющим разум, оказывающим нам неоценимую услугу в разрешении актуальных проблем собственного развития, от которого мы по лености и нерадивости чаще всего пытаемся уклониться.
4. Болезнь неизменно пробуждает внимание человека к необходимости неукоснительного соблюдения космических установлений, этаких «правил бытия», вне следования которым игра под названием «жизнь» рискует превратиться в нечто уродливое и безобразное. Каждый этап собственной жизни характеризуется свои собственным набором правил и порядком разрешения конкретных задач развития. Поэтому болезнь может всегда рассматриваться как проблема, безотлагательное разрешение которой императивно предлагается человеку.
5. Наконец, забывшие об уважении к реальности современники невротически страшатся смерти и не желают принимать иные болезни в качестве благодати, способствующей долгожданному освобождению человека от мучительных тягот воплощенного бытия. Разумеется, заболевания как сигнал обратной связи, способствующие восстановлению естественного течения жизни и направленные на этапную гармонизацию отношения заболевшего как с самим собой так и с окружением, могут поражать не только индивидуальное существо, но и семьи, роды и даже целые этносы. Правда, лечение заболеваний сообществ является предметом внимания особой эзотерической дисциплины, рассмотрение принципов и методов которой в силу ряда причин не может быть предпринято в настоящей книге.
Теперь несколько слов о конкретных причинах заболеваний, чаще всего выступающих в обличии ошибок, нарушений и даже подлинных преступлений против жизнеутверждающего порядка вещей.
1. Издревле известны т.н. «священные болезни», весьма обстоятельно описанные в книгах Учения Живой Этики. Их развитие связано с непониманием особо чувствительным человеком указаний живого мира, претерпевающего особые катаклизматические преобразования и нуждающегося в сознательной поддержке происходящих изменений со стороны осознающего смысл процесса человека. «Священные болезни», чаще всего проявляющиеся в виде скачков артериального давления, сильных жгучих болей или нарушения деятельности желез внутренней секреции и нервных сплетений, лечению не подлежат по определению, т.к. являются условием безопасности протекания общемировых процессов. Однако существует множество охранительных приемов, позволяющих сделать трансформационные напряжения организма менее интенсивными.
2. Нарушение гигиенических норм ухода за телом и за психикой неизбежно приводит к тем или иным дисфункциям в деятельности организма. Человек отличается от своих животных собратьев многим, но более всего тем, что его забота о благополучии собственного организма не может быть целиком инстинктивной. Дело в том, что интенсивная психоэнергетическая активность человека, связанная с самим фактом наличия у человека сознания, сопровождается бурным выделением множества т.н. психохимических веществ, среди которых встречаются как благодатные, так и патогенные. Накопление первых растит иммунитет организма и всесторонне укрепляет адаптационные возможности индивидуума. Однако концентрация психохимических ядов внутреннего происхождения не только отравляет организм, их породивший, но и имеет тенденцию распространяться во внешнее окружение, способствуя отравлению и ближних, и самой биосреды. Поэтому человек по природе своей обязан старательно выполнять множество непростых гигиенических предписаний, системы которых гармонично включались во все времена в любые психокультурные традиции, как светские, религиозные или эзотерические. Согласие же на активное продуцирование психоядов, связанное с бескультурьем в переживанием негативных и деструктивных эмоций и культивирование жизнененавистнических помыслов обрекало непутевого представителя вида «человека разумного» на скорое и мучительное заболевание, интенсивно выключающее его из круга жизни или по крайней мере ослабляющее его возможность активно вмешиваться в жизнь соплеменников. Так эгрегорные целостности сообществ посредством инспирирования болезни по каналам влияния коллективного бессознательного защищались от наиболее опасных и заразительных в психохимическом плане членов.
3. Нередко дезорганизованность или извращенность смысловых и ценностных структур психики достигает столь высоких значений, что эзотерики предпочитают говорить о «кармических завалах», большая часть губительного потенциала которых подспудно действует в сфере бессознательного, оттого нисколько не становясь менее сильными и реальными. Всякого рода незавершенности, ложные стереотипы и вытесненные из сферы сознания сожаления, обиды и разочарования со временем образуют весьма взрывоопасную массу, разрядить которую можно лишь при условии телесной манифестации проблем в виде тех или иных телесных симптомов, совокупность которых складывается в определенную картину болезни. Такая картина непременно будет индивидуальной, достаточно явно свидетельствующей о характере неразрешенных кармических проблем и намекающей на наиболее приемлемые пути «искупления», точнее переориентации позиций и расстановки приоритетов, необходимых для исцеления и обретения гармонии. Именно кармической диагностикой и последующим освобождением пациентов от внутренних проблем, в буквальном смысле слова заявивших о себе во внешних симптомах, и занимаются эзотерические целители, в частности, описываемые в 13-й главе АСР-терапевты.
4. Нередко источником проблем конкретного человека может стать т.н. «родовое наследие», связанное с теми или иными противоестественными поступками или негативными установками предков индивидуума, многие из которых, как уже доказано современными психогенетиками, способны генетически транслироваться и оказывать мощное воздействие на потомков. Нередко наследуются даже кризисные ситуации, случившиеся однократно с кем-либо из пращуров. Порой сценарии рода вступают в конфликт с реальными обстоятельствами жизни конкретного человека. Учитывая глубину и укорененность первых в хромосомном наборе и их несомненно императивный характер влияния на восприятия и поведение человека, можно лишь догадываться о интенсивности такого рода глубинных конфликтов. Одним из вариантов противостояния родовых психогенетических установок необходимости удовлетворять насущные повседневные потребности является упорное нежелание человека принимать во внимание специфику родовой и этнической миссий и следовать их директивам.
5. Современное человечество, как целое, сегодня подвержено множеству метазаболеваний, в патогенетические механизмы которых вовлечены те или иные масштабные людские сообщества. Согласно известной поговорке «где тонко — там и рвется» наиболее чувствительные и наиболее ослабленные индивидуумы проявляют феноменальную восприимчивость ко всем тем искажениям и диссонансам, которыми столь насыщена коллективная карма сегодняшних землян. Частными случаями такого хода вещей можно считать добровольное принятие на себя проблем родственника или друга в соответствии с известным девизом «мы с тобой одной крови», либо осознанное пережигание «кармического мусора», состоящего из великого множества запутанных проблем, порожденных нарушением взаимоотношений людей с Землей. Мистики правы, непрестанно напоминая всем нам о необходимости спасения планеты, в буквальном смысле зараженной ошибками, недоработками и злоупотреблениями. Кстати, наиболее преданных делу спасения планеты от людской глупости сторонников движения «Грин-пис» можно смело аналогизировать с отважными лейкоцитами, самоотверженно вступающими в схватку с бациллами, победа которых грозит смертью всему организму человечества.
Здесь же для сравнения уместно было бы привести перечень причинных факторов, рассматривающихся в качестве источников заболеваний средневековыми герметическими медиками.
Как писал Гете, «в нас расцветает то, что мы питаем». В свете выше перечисленных нравственно-психологических причин развития заболеваний особенным образом понимается высказывание Вильгельма Фон Гумбольдта: «Со временем болезни будут расцениваться как следствие извращенного образа мышления и поэтому болеть будет считаться позорным». Конечно, наше тело усердно саморегулируется, да и душа непрестанно ищет для себя наилучших условий существования, во всяком случае в тех направлениях, которые соответствуют ведущим биопрограммам индивидуального психокомпьютера, но если мы закрыты для собственного внутреннего голоса, пусть тихо, но неотступно и непрестанно твердящего нам о неистинности нашей жизни, он неотвратимо материализуется в несчастьях и заболеваниях. Как указано в одной из книг учения Живой Этики — «даже невозможно представить себе чудовищность дисгармонии здоровых тел и окультуренных сердец». «То, что делает нас больными, необязательно считать самым вредным для нас. Оно может быть также самым полезным. Но если эти силы и сообщения не принимаются, если двери и окна закрыты, если они должны пробивать себе дорогу, то в ходе дела может быть повреждена вся жизнь» (Витмонт).
Людям, мало знакомым с достижениями современной медицинской астрологии, представляется несбыточно фантастичным факт теснейшей взаимосвязи конфигурации индивидуального гороскопа, склонности человека к индивидуально-специфическому спектру заболеваний и сроков их возможного развития. Карл Изард писал: «При эмоциональных состояниях в большей или меньшей степени включаются все нейрофизиологические системы и подсистемы тела, такие изменения неизбежно влияют на восприятие, мысли и действия субъекта: эмоция активирует автономную нервную систему, которая изменяет ход работы эндокринной и нервно-гуморальной систем, регулирующая деятельность которых непосредственно сказывается на благополучии конкретных тканей, органов и клеток». Индивидуальный гороскоп в самом первом приближении свидетельствует о напряжениях и слабостях эфирного (биополевого, психоэнергетического или голографического) тела, влияние которых через нарушение нервной эндокринно-сосудистой регуляции неизбежно транслируется не только в определенные симптомокомплексы тех или иных заболеваний, но даже влияет на характер и локализацию травм. Нетрудно понять, что астрологически акцентированные слабости тех или иных участков организма причинно связаны с функциональными нарушениями кровоснабжения, иннервации и энергосостояния в этих регионах тела. Потому-то при всякой перегрузке и при любом агрессивном внешнем воздействии именно эти органы и участки тела дестабилизируются в первую очередь в связи с тем, что они частично выключены из целостной схемы эффективной спонтанной саморегуляции организма.
Известно, что Парацельс, Авиценна и Гиппократ, подобно всем другим великим представителям цеха врачующих использовали для лечения все возможности влияния на организм заболевшего. Нижеприводимый перечень, известный средневековой целительской традиции как «семь врат к здоровью» вряд ли стоит воспринимать как архаичный осколок наивных заблуждений искателей прошлого. Всякий натуропат, сколь-нибудь знакомый с достижениями совеременной физики и владеющий передовыми психотерапевтическими методами, наверняка установит полную аналогичность лечебных методов, использовавшихся средневековыми врачевателями, и современного системного подхода к комплексному лечебному воздействию. Заметим лишь, что наиболее радикальным, но в то же время опасным и требующим высочайшего профессионализма целителя путем спасения от заболевания является первый метод, а наиболее простым и общеприменимым — последний. Приводимые способы лечебного воздействия по мере нарастания их порядкового номера являются все менее оккультными и все более доступными в применении. Правда, целители прошлого использовали все приемы, особенно в тех ситуациях, когда они могли применить наиболее мощные методы влияния:
1. Заклинания и вызывания духов (экзорсист с призыванием имени Иисуса Христа).
2. Вибрационное воздействие, направляемое на гармонизацию тонких тел организма (мантры, ритмы, пение, музыка, цвета, ароматы, танец).
3. Талисманы, амулеты и зачарованные украшения (оперативный месмеризм, усиленный астрологически подбираемыми металлами и самоцветами).
4. Астрологически подбираемый состав целебных растений, рассматриваемых не столько как источники исцеляющих веществ, сколько как особого рода резонаторы, проводящие в организм заболевшего необходимые для исцеления планетные влияния.
5. Прямое взывание исцеляющего к Господу (непрерывная продолжительная молитва, усиленная надлежащим исполнением всех церковных установлений, обетов и ритуалов).
6. Соблюдение диеты и ведение правильного образа жизни согласно формуле «принимай должное — избегай вредного».
7. Собственно практическая медицина, начиная от физического очищения организма и вплоть до непосредственно хирургического вмешательства; рассматривалась как низший вид лечения, не слишком эффективный и небезопасный, доводить до необходимости применения которого считалось недопустимым.
В известной мере правы те, кто считают человека венцом творения, уж во всяком случае в пределах нашей планеты. Однако, как все в этом Мироздании, люди не могут быть отделены от мирового целого. Они попросту не в состоянии свершать свой путь, на каждом шагу нарушая законы Вселенной. В этом контексте эзотерическая медицина, в равной степени как и древняя, так и ожидаемая нами в будущем, может быть определена как «Искусство космического послушания». В этом случае особенно уместна максима «Незнание закона не снимает ответственности за его нарушение».
Сколь бы сентиментально мы ни умилялись доброму теплу заботливых рук врача и радушной улыбке сострадательной медсестры, все же в целом медицинский эгрегор символически соответствует зодиакальному знаку Скорпион, 8 дому и Плутону. Попробуем перечислить аргументы, свидетельствующие о правоте столь неожиданного заявления:
1. Всякий исцеляемый неизбежно испытывает страх, определяющий его отношение к тем страданиям, дискомфорту и ограничениям, которые неизбежно связаны с любым заболеванием, пропорционально его тяжести и легкости избавления от него. В том или ином смысле всякий пациент не ментально, но именно экзистенциально при соприкосновении с самим фактом болезни переживает всю остроту реальности грани, разделяющей жизнь и смерть. Всякое заболевание можно рассматривать как двуединые врата, предоставляющие возможность выбора между дорогой к более полноценной жизни или путем к смерти. В конце концов, любое заболевание — это всегда немножечко смерть.
2. Сколь бы ни был талантлив и психоэнергетически состоятелен целитель, так или иначе пациент неизбежно предоставляет ему возможность прямого, непосредственного воздействия на плотный план его существования, то есть на изменение жизни физического тела. Чем невежественнее, слабее и амбициознее врачующий, тем более грубым и травмирующим оказывается это влияние. Но в любом случае сам факт прямой работы с плотным телом сомнению не подлежит, различие имеет место лишь в степени насильственности и обоснованности такого воздействия.
3. Всякий целитель может рассматриваться в качестве магического оператора, манипулирующего управляющими энергиями различных планов, на которых параллельно и одновременно разворачивается жизнь пациента. Здесь мы сталкиваемся с подразумеваемым всеправием и всевластием медика. Без абсолютного доверия врачующему со стороны пациента, проявляющемуся свободно, либо оказываемому вынужденно под давлением страха смерти, эффективное взаимодействие врача и исцеляемого может быть поставлено под вопрос, а то и вовсе оказаться невозможным.
4. Даже самое бережное целительное воздействие неизбежно подразумевает обязательное более или менее радикальное преобразование всей жизни человека, при этом следует учитывать, что изменение состава и структуры плотного тела, протекающее при достаточной пассивности клиента, при жесткой внешней активности врачующего, в конечном итоге оказывается все же менее глубоким и потрясающим преобразованием, нежели изменение картины мира, системы ценностей и смысловых ориентаций, являющимися принципиально важными именно для эзотерического целительства.
В настоящее время даже профанная медицина мало-помалу становится все более бережной, безболезненной и ненасильственной. Но если мы вспомним некоторые из широко распространенных в недавнем прошлом врачевательных приемов (частые кровопускания, успокаивающие мегадозы опиума, средневековые дома умалишенных, проводимые без анестезии ампутации конечностей и мучительные многодневные голодания), то мы поймем, что в той или иной форме и степени в медицинской практике всегда звучат отчетливые нотки стенаний казнимых мучеников. Взять хотя бы страдания сотен тысяч молодых матерей, совершенствующих недюжинное терпение в длиннющих очередях к участковому врачу или вечные выкрики невыносимых псевдоначальствующих санитарок: «Эй, больной, зачем же вы так нагадили».
Сознательно или подспудно, но всякий без исключения пациент непрестанно распинаем чувством вины за допущенное заболевание и ощущением иррациональной зависимости от добросовестности, одаренности и профессионализма своего спасителя. Кстати, достаточно чувствительные и совестливые врачи так же распинаемы между минздравовскими инструкциями и боязнью потерять с таким трудом добытый диплом и элементарным состраданием и здравомыслием, присущими всякому порядочному индивидууму. Кстати, не в этом ли кроется причина массового исхода многих советских медиков в сферы литературы и искусства, деятельность в которых они осуществляют по прежнему с врачевательным пафосом? Взять хотя бы, к примеру, будоражащие душу баллады Александра Розенбаума или драматургические мистерии Григория Горина.
В отличие от инженерных наук или практики компьютерного программирования, в практическом врачевании в определенной степени присутствует известная толика непонимания происходящего (кстати, характерного не только для медика, но и для его клиента). Диагноз всегда неполон, ибо масштабность и величие человеческого микрокосмоса трудно себе вообразить. Сами действия нередко осуществляются в печальном соответствии пресловутой формуле: «Хотели как лучше — получилось как всегда». В конце концов и медик, и пациент голорафически включены в многочисленные эгрегорные сообщества, обратное влияние которых при тех или иных результативных изменениях в паре «врач — пациент» предсказуемы лишь в незначительной степени. Такая загадочность лечебного процесса, разумеется, с одной стороны, возбуждает интерес к происходящему и способствует мобилизации энергии и воли. Но с другой стороны, не так уж легко привыкнуть к непрестанному ощущению неизбывной частичности своих пониманий и возможностей контроля над происходящим, ведь речь как никак идет о жизни человека.
Вообще, медицинское действо всегда насыщено осколками тайн и головоломками загадок, разгадать которые порой медики попросту не успевают. Дай Бог, если их деятельность несома водами интуитивно устремляющегося по верному руслу потока Дао, с жизнью которого успешно сочетает свое существование целитель, но иногда о подлинных механизмах своего влияния и о перечне конкретных обстоятельств действия, определяющих успешность той или иной лечебной процедуры, даже опытные врачи иногда лишь смутно догадываются. Сколь бы то ни было неуместно, но все же хочется в связи с вышесказанным вспомнить об одной замечательной и незаслуженно забытой юмористической зарисовке, опубликованной на 16 странице «Литературной газеты» в середине 80-х: «Прокопий Кузьмич, наскоро похмелившись поутру, ощутил игривое бурление взбодренной крови. Ему захотелось пошутить. Он достал из шкафа пронафталиненный прадедушкин цилиндр, разбил в него 2 сырых яйца, с некоторым сожалением влил стакан красного вермута, обильно посолил и плюнул. Из цилиндра, задорно кукарекая, с трудом выбрался большущий петух... С тех пор Прокопий Кузьмич с неизменным аншлагом выступал с этим номером на самых престижных площадках Советского Союза и Европы. И всякий раз, когда его коллеги допытывались о секрете этого удивительнейшего фокуса, он с неизменной гордостью, приосанясь и подбоченясь, назидательно заявлял: «Думать надо!» После чего шел домой думать...»
С Плутонианским характером медицинского эгрегора, определяемого как коллективная энергосмысловая система, объединяющая всех целителей — от массажистов, инструкторов по аэробике до авторов проектов исцеления экономических систем — связан весьма характерный для многих современников феномен страдальчества. В одном из своих публичных выступлений известный кинорежиссер Владимир Меньшов так сформулировал ответ католического исповедника на его вопрос о синтетическом определении человеческой природы: «Взрослых людей не бывает». Феномен страдальчества многолик и многосложен. Хотелось бы упомянуть лишь о некоторых из его составляющих, размышление над которыми в ряде случаев помогает избавиться от бесплодных саможалений и откровенно деструктивных самообвинений:
1. В качестве компенсации комплекса неполноценности, формируемого неграмотными и безответственными родителями в раннем детстве, у многих из нас нередко развивается хроническое ощущение чрезмерной собственной важности, весомости, значимости. Нам нестерпимо хочется вне зависимости от наличия на то веских оснований считать себя «пупом земли», то есть рассматривать все случающиеся с нами неприятности как катастрофы планетарного масштаба.
2. Многие из нас, сами того не подозревая, успешно внедрили принципы рыночных отношений в контекст собственных взаимоотношений с окружающими. Многие из нас в силу ряда известных причин стали своего рода «менялами» да «ростовщиками». Из-за этого мы нередко намеренно взращиваем и без того малоприятные, дискомфортные переживания в тщетной надежде на то, что такого рода усиленными страданиями взамен мы просто обязаны получить что-то ценное. Парадокс этого идиотизма заключается в том, что даже не получая позитивного подкрепления, то есть не обретая желанных вознаграждений, мы тем не менее старательно продолжаем намеренно страдать то ли в надежде на посмертные дивиденды, то ли банально стремясь к самовозвышению, рассматривая излишние претерпевания как духовный подвиг.
3. Многим с детства прививается безответственная пассивно-инфантильная жалость к самим себе, в основе которой лежит упорное нежелание осознать истинные причины наших собственных утеснений и отсутствие сколь-нибудь выраженного стремления постичь смысл преодоления недуга, ограничившего нашу физиологическую и духовную свободу.
Разумеется, страдание есть особого рода категория, экзистенциально присущая человеческому существованию. По-видимому в истории планеты не рождалось ни одного мыслителя, пророка или подвижника, не сформулировавшего в своих писаниях или в самой своей жизни того или иного отношения к страданию как таковому. Однако истинная ценность страдания может быть воспринята или применена лишь духовно зрелыми индивидуумами. Чего только стоит фраза Георгия Гурджиева, всю свою жизнь непрестанно напоминавшего ученикам об эволюционной необходимости сознательных претерпеваний и добровольно принимаемых утеснений: «Развитие человека в принципе невозможно без страданий и жертв. Но первое, что вы должны принести в жертву ради собственного реального возрастания, есть само страдание».
Итак, здоровье человека в значительнейшей, если не абсолютной степени зависит от духовно-нравственного благополучия индивидуума. Однако следует учесть, что речь идет не только о сознательно декларируемом (наперекор глубинным тревогам и вытесненным страхам) благополучии душевного мира, но о системном, целостном и всесторонне гармоничном микрокосмическом порядке, собственно и порождающем те переживания благостности и умиротворенности, которые синонимичны абстрактному термину — счастье. К сожалению, профанически поданная теософами восточная доктрина кармы как-то уж очень примитивно отрезонировала в механицистски устроенных мирах современников и на деле отвратила людей от целительного осознания реальности причинно-следственной связанности дисгармонии душевного мира и нарушений функционирования плотного тела. Чего только стоят абстрактные утверждения о законе Кармы вроде — «если карма не так уж тяжела, она отыгрывается быстро, а потому по шее получаешь, не отходя от кассы; если же гад жирует на твоих глазах, а грех его воистину невыносим, то оплачены эти прегрешения могут быть лишь в последующей жизни, так как в настоящее время этот гад слабоват, да и слишком тесно связан с ближними».
Хотелось бы в связи с темой настоящей главы упомянуть о нескольких наиболее значимых «заморочках», которые связаны с извращенными представлениями о сути феномена Кармы:
1. Никогда, нигде и никем ошибки, просчеты и огрехи человека в принципе не могут быть сняты и ликвидированы кем-то другим. Иногда свои проблемы можно свалить на другого, отяготив тем самым его собственный путь. Однако такого рода действиями карма вовсе не перекладывается, но преумножается. По определению, проработка так называемых кармических проблем является первейшим и наиглавнейшим содержанием труда самого человека.
2. Внешние события (несчастья, столкновения, страдания, горести и потери), объективно регистрируемые окружающими, далеко не всегда адекватно соответствуют структуре и содержанию действительного кармического груза, несомого индивидуумом. Карма тождественна не событиям внешним, но состояниями внутренним. Если человек воистину умиротворен и спокоен, целостен и благополучен духовно, можно смело заявлять о его освобожденности от кармических тягот.
3. Карма никогда не может быть исчерпана до конца, если не вести речь об абстрактной математической категории абсолютного предела. Процесс избавления от кармы представляет собой некоторую ритмически заданную асимптоту, вечно колеблющуюся в приближении к идеалу, но лишь стремящуюся к нему. Освобождение духа всегда этапно и ситуационно. Человек есть возможность, но не констатация. Пока жив индивидуум, он по определению кармичен. Конечно, лучшим средством от головной боли является усекновение оной. Но стоит ли игра свеч?
4. Кармическая ответственность носит не юридический, но духовно-нравственный характер. Она скорее принадлежит сфере совести и внутренней честности, а не магических манипуляций или психотехнологических трюков. Кстати, само по себе понимание этого утверждения уже способствует избавлению человека от многих глупостей и заблуждений, синтетическая вязь которых именуется кармой.
5. Изолированной кармы не существует. Это верно не только в силу сущностной коллективности человеческих существ как таковых, но и вследствии неотвратимой голографической включенности всего самобытийно существующего в некие более масштабные, а значит более живые, более организованные и более разумные целостности. Взять хотя бы конфессиональные или этнические эгрегоры.
Природа человека пластична, текуча и непрестанно изменчива. А потому во время земной жизни соединение с благодатью не передается в собственность человеку и в его произвольное правление. Оно остается всегда подвижным и не зафиксированным, в принципе не закрепляемым. Оно может поддерживаться лишь непрестанным душевным трудом, особым устроением жизни и всего лучащегося в существе человеческом. Сколь бы романтичным ни казалось последующее заявление, но все же жизнь есть поток, устремляющийся к неизвестным порогам и запредельным далям. И проснувшийся в осознании себя человек уже не может успокоиться в лени бездействия. Он чувствует внутреннюю потребность из одного только творческого удовольствия вновь и вновь зарабатывать собственное здоровье, художнически созидать его в полном соответствии с классическими критериями высокого качества жизни и без устали углубляться в непрестанное самопознание и нескончаемое самосовершенствование. Именно в этом заключена основная идея эзотерического целительства — весть о допустимости самоисцеления. Она сопряжена с мыслью о законности всякого заболевания. Ибо случай есть не что иное, как имя нераспознанного закона. Существует множество планов причинности, но ничто от закона не ускользает, лишь хаотично вибрирующий становится источником общей заразы.
В наше время мало кто верит в реальность исцеления верой, глумливо повторяя: «Ох уж эти сказочки, ох уж эти сказочники», подобно герою известного пластилинового мультфильма. Известная детская кинолента «Старая-старая сказка» из года в год, к величайшей печали автора этих строк, сама себе вторит рефреном: «Волшебства позабыты, ибо никто не верит в реальность». Вспомнить хотя бы притчу Свами Вивекананды о сомневающейся старухе, вернувшейся домой после прослушивания проповеди о вере размером с горчичное зерно, сдвигающей горы. Ей как раз мешала гора, закрывающая солнечный восход от ее дома. Она закрыла глаза и, якобы преисполнившись веры, воскликнула: «Изыди!». Однако открыв глаза и увидев всю ту же гору на прежнем месте, она не столько с горечью, сколько с торжеством произнесла: «Я так и знала!». Не в этом ли кроется основная причина недоступности наших организмов благодатному воздействию подлинных целителей?
Следует заметить, что выше приведенная классификация причин заболеваний достаточно относительна, и разграничения, разделяющие одни причины от других, весьма условны. Мир целителен и сложен, и такой системный и многосложный феномен, как заболевание психосоматического микрокосмоса индивидуума, практически всегда порождается несколькими из указанных причин, а то и одновременным действием их всех. Задача эзотерического целителя — вдумчиво и ответственно разобраться в породивших болезнь ошибках и обстоятельствах и направить волевую энергию пациента на эффективное преодоление кризиса развития, в обиходе именуемого «заболевание».
Общепринятым является мнение о наличии огромных трудностей, связанных с процессом перепрограммирования человеческой психики на более конструктивный и позитивный режим функционирования. Однако устранение нравственно-психологических преград на пути гармонизации индивидуального психокосмоса существенно облегчается в настоящее время благодаря использованию разработанных в последние годы аппаратных психотехнологий, позволяющих существенно корректировать психопрограммы, управляющие восприятиями и действиями человека, с помощью так называемых сублимальной, недирективной суггестии. В качестве одного из таких подходов приведем статью Татьяны Лейе «Бойтесь телевизора», опубликованную в «Комсомольской правде» 31 июля 1998 года:
«— Это и есть тайная лаборатория? — спросила я Александра Кучинова, генерального директора Института медико-биологических информационных технологий, где при кафедре нелекарственных методов лечения есть спецлаборатория, занимающаяся воздействием на подсознание. Честно говоря, все вокруг напоминало обычный кабинет психотерапевта с несколькими компьютерами, креслом с проводами и установленным на столе микрофоном.
Но прежде чем постигать тайны зомбирования, мне велели наскоро пройти курс науки физиологии. А именно объяснили: всем на свете во мне — от количества сердцебиений в минуту до неистовой любви к пицце — дирижирует подсознание. И сохраняет в памяти все мельчайшие подробности, о которых я сама давно успела забыть: от порезанного пальца до укуса пчелы.
Суть детектора лжи в том, что, когда мы врем, вступаем в конфликт с подсознанием (нам ведь с детства внушают: врать нехорошо!), и изменения нашего пульса, давления и прочее фиксируют приборы.
— Но если вы владеете своим телом — полиграф бессилен. Что бы Вы предложили на месте изобретателей? А теперь смотрите, — продолжает Кучинов. Мне включили монитор компьютера — и я ничего не увидела, кроме проносящихся с огромной скоростью абстрактных картинок.
— Вот Вам и суперсовременный детектор.
— ???
Оказалось, за каждым из непонятных значков скрыт какой-то вопрос, но он проносится с такой скоростью, что глаз его уловить не может, а подсознание спокойно считывает. Если бы ко мне подключили проводки, то тут же узнали бы всю мою подноготную, вплоть до того, что я ела на завтрак или какую марку сигарет предпочитаю.
Потом мне предложили спокойно сесть и болтать в микрофон обо всем, что придет в голову. Я несла ахинею про тополиный пух, детсадовскую подружку и почему-то про Кавказ, где установилась хорошая погода. Уже через минуту Александр Иванович нажал на какие-то кнопки, и моя чушь на мониторе выскочила в виде ломаной прямой, которую как будто кто-то то сжимал, то растягивал, как пружину. А через минуту я получила диагноз: у меня стресс (о причинах умолчу), перенапряжение, но самое главное — даже то, что я скрываю от самой себя, вылезло наружу, как паста из тюбика. Более того, слабости моего характера были тщательно «разложены по полочкам». Естественно, я покраснела до ушей.
— Надо было поменять интонации, — посетовала я на свою недогадливость. Но оказалась, это было зря. Система разработана для дистанционного контроля за состоянием космонавтов и совершенно не зависит от того, о чем я говорю, откуда — из соседней комнаты или с соседнего материка — и как. Машину интересует 16 не зависящих от меня параметров: насыщенность голоса по обертонам, диапазоны частотных показателей, колебания в оттенках, скажем, у каждой из букв «а»... Ложь в высказываниях выскакивает в зигзагах на прямой.
И все-таки пришла я в эту лабораторию не для того, чтобы узнать собственные тайны. Хотелось выяснить, можно ли сегодня незаметно зомбировать людей и делать это в массовых масштабах. Оказалось — можно! Более того, у нас есть такие супертехнологии, о которых Запад только мечтает. А так как у военных ведомств денег нет, технологии давно стали частным достоянием научных лабораторий, и ими можно торговать, как яблоками. Во всяком случае одно ближневосточное государство (просили не называть, какое!) уже готово скупить все ноу-хау лаборатории.
Как конкретно уже сегодня ученые могут влезть в наше подсознание?
У каждого из нас есть телевизор, видеоплейер, магнитофон. Бойтесь их! Все они — потенциальные носители зомбирования. На заре кинематографии в Америке разразился грандиозный скандал из-за пресловутого невидимого глазу 25-го кадра с рекламой пепси-колы: посмотрев вестерн, зрители, сами не зная почему, кинулись покупать этот напиток. Но 25-ый кадр можно легко обнаружить, просматривая кинопленку на просвет.
Нынешнюю программу-зомби не могут распознать даже специалисты. Никаких лишних кадров! Изображение дробится и по частям вносится незаметным элементом в «нормальные» кадры, а подсознание по кусочкам мгновенно «считывает» закодированный образ.
— Допустим, я перестану смотреть телевизор и даже откажусь от видеокассет, — предположила я. — Каким будет Ваш ход?
— У нас есть «суперноу-хау»: мы можем монтировать закодированную информацию во все, что звучит. Отказываетесь слушать кассеты? Ваше право. Но от едва слышно гудящей лампы Вы никуда не денетесь.
Чтобы продемонстрировать мне последнее достижение, магнитофон на столе Кучинова взревел записью виртуозной игры Ванессы Мэй.
— Что нибудь постороннее слышите? — спросил Кучинов, включая полную громкость. — А вот что звучало под скрипкой, — он отключил музыку, и дикторский голос, в такт мелодии, прыгая по тонам, считал: «Раз-два-три, раз-два-три...»
— Раньше зомбирующую информацию либо видоизменяли так, что она едва отличалась от бульканья воды, либо глушили более громкими сигналами, так что ее трудно было различить даже в подсознании. А здесь голос звучит громко и четко. Дешифровка не нужна, а голос не слышно: он разложен по музыкальной мелодии, скачет по тонам вверх и вниз, как и музыкальный мотив, что практически уловить на аппаратуре нельзя, — объяснил новаторство Александр Кучинов.
Честно говоря, после всего увиденного мне стало как-то не по себе — хоть к врачам беги лечиться от мании зомбирования. Но наш разговор как раз и проходил в медицинском центре, где не плетут политические интриги, а ведут прием больных, нуждающихся в психиатрической помощи, в том числе наркоманов и алкоголиков. «Зомбирование» врачи величают тут «психокоррекцией» и копошатся в подсознании пациентов только с их согласия и только для того, чтобы избавить их от недуга.
Правда, меня это не очень успокаивало. Ведь при нашей взрывоопасной жизни у подобной продукции может появиться столько покупателей... Только представишь, как вместо «раз-два-три» тебе внушают: «Голосуй за такого-то кандидата» или «Неси деньги в такой-то банк» или «Такие-то — твои враги»... Включишь любимые видеофильмы, поставишь аудиокассеты или просто зажжешь лампу — и ты уже зомби...»
В самом психоэтическом характере основных причин развития заболеваний сокрыт ключ к действительному избавлению от недугов. Последнее возможно лишь в процессе внутренней работы. Уместным будет упомянуть о стратегических ориентирах, о целях этого душевного труда. Однако сначала приведем несколько выдержек из работ виднейших целителей современности.
«Во всем мире в школах обучают всевозможным наукам, всему чему угодно, в том числе вещам явно бесполезным, но никто не обучает людей, как обращаться с самым дорогим и сложным — со своим организмом. Ни один врач не может сделать для человека того, что человек может и должен сделать для себя сам. Никто лучше него самого не может постоянно поддерживать свой организм в хорошем состоянии. Но при одном условии — что он соблюдает вечные и незыблемые законы природы и действует так, как она нас учит» (Михаэль Горен).
«Основа здоровья — хорошая нервная система. И первейшая обязанность родителей — беречь ее. Главный разрушитель ее — отрицательные эмоции, которые являются основной причиной всех болезней. Мы часто не замечаем, сколько раз в день травмируем ребенка нашим негативным отношением... Наш организм разрушает не гнев или злость, а именно печаль, угнетенное состояние духа. Ребенок может заболеть просто от нашего крика. И лечение любой болезни необходимо начинать с восстановления его душевного равновесия» (Д.Д. Воронцов).
Каковы же стратегические целевые ориентиры внутренней работы?
1. Приобретение навыков получения больших количеств психоэнергии, необходимой для понимания магических головоломок происходящего. Понимание это является важнейшим условием операционной ориентации в событийно-смысловых потоках, управляющих ходом вещей. Но для понимания в его магическом измерении абсолютно необходима высоконапряженная личная энергетика.
2. Последовательное «расшнуровывание» модели мира в ходе поэтапного освобождения от негативных убеждений и ограничивающих верований, зашоривающих видения и извращающих порядок действования, восприятия и мышления.
3. Опытное освоение высших планов сознания и овладение искусством произвольного интуитивирования посредством психического внедрения в целостность актуальной реальности (постижение «таковости» предмета рассмотрения в ходе произвольно генерируемого состояния Самьямы).
4. Приобщение к собеседованию с Могуществами, Хранителями, Водителями, Наставниками и Заботниками, что достижимо лишь при освоении сверхнапряжений духа и пустотности перцепторного пространства, неизбежно сопровождающих любое высокое Собеседование.
5. Искусное и преданное следование собственной миссии ради охранения целостности хрупкого порядка, непосредственно ощущаемого в сакрализованном личном универсуме.
Разумеется, далеко не все исцеляемые станут заниматься освоением искусства «высшего пилотажа» в ходе оздоровления. В конце концов, как и всякие высокие искусства, действительная внутренняя работа является уделом немногих, призванных и одаренных, предназначенных к ней людей. Но в определенной степени, необходимой для преодоления недуга и возрастания потенциала здоровья, внутренней работой все-таки предстоит в той или иной форме заниматься каждому стремящемуся к благополучию. Как говорится, если кто-то не может или не хочет понять собственную неправоту, то обязан ее хотя бы ощущать. Внутренняя честность, достигаемая в процессе душевного труда, является важнейшим условием охранения здоровья и переживания счастья: «Долг — это добровольно принятый кодекс поведения. Его главная цель — стабилизировать линию поведения с помощью правил, которые мы уважаем и думаем, что их будут уважать другие. Мы должны быть уверены, что, следуя этому кодексу, не только достигнем самовыражения, но и завоюем любовь ближних» (Ганс Селье). Как пелось в одной из песен известного кинофильма — «Надо просто быть правдивым, благородным, справедливым, умным, честным, сильным, добрым — только и всего». Вот вам и программа самосовершенствования, вот вам и стратегия внутренней работы.
Особую роль в осуществлении внутренней работы играет комплекс энергетических психоцентров, расположенных в области сердца. Вообще, организм человека символически упорядочен на трех «этажах» структуры тела. Система энергоцентров живота осуществляет управление наиболее плотными аспектами человеческого существования. Система головных центров управляет сообщениями с высшими планами организации Мироздания и ответственна за высшие формы творчества. Система же психоцентров, расположенных в области грудной клетки, осуществляет общую координацию нижнего и высшего этажей организма и соответственно регулирует отношения с живыми существами, не исключая природных стихиалей, разумных минералов и населения иных миров, как плотных, так и эфирных.
Кратко перечислим основные функции системы сердечных центров:
1. Контролер: фокус регуляционного балансирования соотношения телесных соков, управляющих веществ и биоэнергий.
2. Питатель: резервуар психоэнергетических ресурсов.
3. Диагностикум: средоточие специфических энергий, необходимых для действования управляемой интуиции.
4. Благодетель: воспринимающий канал, предоставляющий Высшим Силам возможность вмешательства в действования и переживания индивидуума.
5. Очиститель: пламенный барьер на пути как физических, так и психических ядов, пытающихся вторгнуться в организм извне или по неосторожности производящихся в самом организме.
6. Инструмент: конденсатор психоэнергий, накапливающий немалые порции силы для ее последующей утончающей трансмутации.
7. Ваджра (молниеподобное оружие): источник непредсказуемого жизнедательного и мыслетворческого созидания.
Понятно, что восприятие информации, ее переработку и формирование планов действия человек может осуществлять тремя различными способами. Метафорически это выражается как думание головой, сердцем или животом. Современники чаще обращаются к весьма оторванному от реалики жизни думанию головой или излишне плотскому думанию животом. Но если учесть координационную и интегрирующую функцию сердечных энергоцентров, в своей работе неизбежно привлекающих к своей деятельности как фокусы живота, так и средоточия головы, понятным станет насущная необходимость думания именно сердцем. Можно смело утверждать, что все жизнеспособное, прекрасное и благодатное во все века порождалось именно синтетическим думанием, т.е. творчеством, укорененном в сердце.
Итак, для пресечения действия патогенетических механизмов, осуществляющих эскалацию развития недугов и восстановления жизнетворчества организма сам исцеляемый должен понять, что корневой источник заболевания скрывается в самом отношении к людям, к себе и к жизни в целом, характерном для него самого. Главным условием оздоровления может считаться практическое применение в практике жизни девиза «Живите ясно и будьте равны себе». Человек тем или иным путем должен быть убежден целителем в том, что именно он сам порождает и болезнь, и здоровье. Он сам является источником, санкционером и создателем всех своих состояний, сколь бы ни было трудно поверить в этот эзотерический трюизм нашим материально озабоченным и полным механистических суеверий современникам. Тогда таким образом убежденному в собственной творческой центральности пациенту врачеватель сможет оказать содействие в обучении искусству жизни на новом, более высоком качественном уровне. Врач — это всегда и прежде всего наставник. Правда, преподаваемый им предмет непрост. Имя этого предмета — жизнь во всей ее полноте, а не только существование физического тела в отрыве от всех других аспектов человеческой природы. Молитва, достоинство, движения, питание и творчество неразрывно связаны в микрокосмическом целом всякого индивидуума. И врач помогает человеку навести порядок в самом себе и установить резонансы согласия со всем окружающим миром. Пациент сам шаг за шагом формирует свой собственный (а не внушенный невротизированным социумом) образ полноценного и всестороннего духовно-нравственного и телесно-энергетического здоровья и обучается приемам и техникам достижения желаемых состояний. Главное, что надлежит усвоить, — то, что глубинные, кармические источники заболеваний кристаллизованы в плохо осознаваемых несовершенствах психики, равно как и в нарушениях генетических, органных и тканевых структур. Потому-то физические и психические способы влияния в равной степени необходимы для действительного исправления в индивидууме всего того, что так или иначе мешает ему жить, творить и реализовываться. Любое терапевтическое мероприятие в известной степени должно сопровождаться духовными сдвигами, нравственными осознаниями и расширениями представлений клиента о себе и мире. Если этого не происходит, вскоре недуг вернется к пациенту, однако разрушение приобретет большие размеры, так как провоцирование безответственности бездуховным врачевателем в большей степени развращает душу человека, лишая его главнейшего источника истинного иммунитета.
Как же можно реально стимулировать устремления клиента к действительному, а не частичному или иллюзорному благополучию?
1. Нужно выявить систему ценностей и метапрограмм, обнажить истинные глубинные убеждения и исследовать нейропсихический механизм их поддержания и воспроизведения.
2. Преодолеть латентный энергозапас «инерции сопротивления помощи», к примеру за счет длительного ожидания приема или долгого пешего путешествия к целителю. Не будем забывать о гомеостатичности любого организма, порой стремящейся сохранить статус кво во что бы то ни стало, даже путем сохранения ставшего уже привычным болезненного состояния.
3. Обнаружить в подсознании пациента индивидуально значимые энергосмысловые конструкции — определить «фигуры доверия», выяснить специфику «сюжета добровольного сотрудничества» и изучить индивидуальный спектр «условий формирования доверительных отношений». Без такого рода «обработки» пациента не так уж часто удается наладить с клиентом реальное сотрудничество. Не применяя «языка сердца», невозможно действенно мобилизовать ресурсы обратившегося за помощью. Не будем забывать, что сам целитель ничего особенного сделать не может. Процесс оздоровления происходит лишь при его информационно-каталитическом присутствии. Лечат же силы Природы, привлекаемые, усваиваемые и применяемые самим пациентом, правда, под руководством опытного наставника жизни, каковым по существу и является целитель. Его с полным правом можно именовать «оператор процессов самооздоровления индивидуумов, заинтересованных в достижении полноты здоровья».
вверх