Акварун: сайт интегрального человековедения. Астрология, психология, целительство, педагогика, мантика.

Наши дети — это не наши дети

Взрослые никак не могут усвоить тот элементарный факт, что перед Господом они и дети малые равны во всем. Нет ничего необычного в том, что, существуя на планете в физическом теле, люди стремятся обладать друг другом и испытывают удовольствие от того, что другие принадлежат им. Или они сами принадлежат кому-то. Но привычка эта, называемая «императивом принадлежности», порочна в сути своей. Никогда нельзя забывать о том, что все мы равноправны, свободны и независимы, все в равной степени принадлежим Единой Жизни и Господу.
Естественно, нет греха в том, чтобы время от времени поговаривать — «Это мой ребенок, мой воспитанник». Ведь мысль о том, что дитя некоторым образом относится к нам, не обязательно указывает на привязанность обладания. Но при этом всегда необходимо помнить о правах ребенка, о том, что он независим, свободен и в конечном счете никогда никому ничего не должен.
В романе Халиля Джебрана «Пророк» отмечена прекрасная мысль, представляющаяся ключом к истинно духовной, радующей сердца и творящей мир в умах педагогике: «Ваши дети — это не ваши дети. Они — сыновья и дочери самой Жизни». Такова великая и простая Правда, которая открывается каждому из прислушавшихся к Голосу своего сердца. Правда, для того, чтобы в полной мере усвоить эту правду, нужно оказаться настоящим человеком, свободным и независимым.
Когда мы произносим «наши дети», это означает лишь то, что волею судеб мы послужили физическими посредниками, предоставившими детям возможность прийти на Землю и родиться в переданном нами теле. Выражение «наши» означает лишь то, что дети связаны с нами кровными, физическими и физиологическими телесными узами. Наши дети унаследуют свойства наших клеток и тканей, особенности наших генов и некоторые биологически обусловленные черты характера и обрисы лица. Но души-то у них — свои собственные, причем абсолютно свои во всех возможных значениях слова!
Вне зависимости от того, как именно ребенок пришел к нам в жизнь (посредством рождения или путем усыновления), приход его подразумевает существование негласного Высшего Духовного Соглашения, в соответствии с которым мы были избраны и в определенном смысле дали согласие стать на определенный период времени защитниками развивающегося человеческого существа. Мы — лишь проводники и помощники, консультанты и эксперты, сиделки и заботники. Но никак не рабовладельцы и начальствующие.
Ответственность за воспитание ребенка действительно велика, ибо пестование души человеческой представляется высшей из задач, которую может человек выполнить за время прохождения земного пути. Разумеется, выполнить это поручение, дарованное нам свыше, можно лишь в том случае, если мы относимся к нему совершенно серьезно. Серьезность же в данном случае подразумевает широкое понимание прав и свобод ребенка. Становясь физическим или духовным родителем, мы неизбежно становимся поводырем существа человеческого, приданным ему на определенном отрезке земного пути. Мы являем своему малышу главные образцы и ценные модели, на основании изучения и усвоения которых он обретает опыт, необходимый ему для успешной адаптации к правилам человеческого общежития. Но чтобы выполнять свою наставническую миссию полноценно, мы должны проникнуться великой любовью, терпением и дисциплиной. Даже не проникнуться вовсе, а открыть их в себе, распахнув ставни сердца и выпустив на волю живущую в тайниках всякой души синюю птицу счастья. Пусть кому-то это покажется жертвенностью или даже подвигом, но птица свободы не может томиться в застенке нормативов, уставов и расписаний. Мы обязаны помогать своим детям любовью и поддержкой, но никто не давал нам права подавлять, извращать и задерживать их спонтанное развитие.
Очень важно осознать, что все воплощенные души проходят на Земле особую школу, обучение в которой подразумевает раскрытие глубинных даров и становление главного, высшего, сокровенного. Процесс этот с детством не заканчивается, и вовсе не прекращается этот рост после того, как кто-то становится отцом или матерью, приглашая представителей нового отряда землян на дорогу жизни. Развитие души продолжается и за пределами земного существования. Непрестанно развиваются все живущие, питающиеся и дышащие, а потому и родители, и дети от начала являются совершенно равноправными, равновеликими и равнозначимыми участниками сложнейшего процесса взаимообучения.
Когда в семье рождается ребенок, его родители находятся на определенной стадии осознания ценностей и опыта своих земных жизней. Родители продолжают развиваться изо дня в день, а потому в определенном смысле (хотя бы по отношению к своим собственным родителям) они остаются детьми. Когда рождается первый ребенок, оказывается, что представление родителей о том, как следует наставлять и поддерживать юную душу, не намного больше и глубже представления самого младенца о том, что значит быть ребенком. Мы осваиваем опыт совместного существования вместе, помогая друг другу, наравне учась один у другого, обучаясь у рядом живущих и помогая освоить науку существования как близким, так и дальним.
При наличии определенного опыта воспитания многое становится проще и легче, а потому к моменту появления второго ребенка взрослый уже в значительно большей степени представляет себе, что значит быть родителем. Так что это еще посмотреть нужно, кто кого чему на самом деле учит и кто кому обязан наставлениями и пониманиями. Недаром многие великие люди нередко повторяли — «дети являются воспитателями собственных родителей». Закон жизни прост и светел — все учатся друг у друга и содействуют один другому в развитии опыта и понимания, а потому никакого смысла в настаивании на абсолютности своей правоты нет. Принуждение другого к сложению им с себя полномочий и прав не только является серьезным нравственным преступлением, но и лишает насильника возможности научиться у порабощенного им человека чему-то бесконечно полезному и ценному, а ведь научиться еще нужно многому!
Эгоистическое желание «наследить» в мире, порой вуалируемое такими романтическими формулами как «оставить частицу себя потомкам» или «продолжить себя в ветвях рода» — один из самых дурных мотивов, лежащих в основе желания пригласить ребенка в свою семью. Мотив этот связан с непониманием ограниченной значимости нашего физического тела, он основан на чрезмерном пиетете отношения к телесной оболочке и связан с игнорированием представления о свободе духа и независимости бессмертной души. Не лучшим поводом заводить детей является и скрытое желание реализовать в них собственные неосуществленные мечты. Мы пытаемся навязать им сценарии, основанные на наших иллюзорных ожиданиях и невежественных представлениях о самих себе. Насильно проводя эту невротическую политику в жизнь, мы лишаем детей прав и возможностей реализовать их собственные мечты и цели.
Наши отношения с детьми всегда могут и должны стать чище и плодотворнее. И порой для этого достаточно лишь одного понимания — того, что наши дети являются столь же самостоятельными и свободными существами, как и мы сами. Лишь в том случае, если мы глубоко осознаем факт прихода детей на Землю для выполнения их собственной уникальной миссии, мы сможем понять ограниченность нашей собственной заслуги перед ними, заключающейся в передаче вещества физического тела и в ограниченных по значимости и полезности наставлениях и советах.
Считать детей своими собственными можно, лишь имея в виду сугубо физические аспекты их воплощения. Мы действительно дали им тело и передаем свой частичный, ограниченный рамками наших собственных представлений опыт. Но не следует забывать о том, что мы с вами вовсе не являемся источниками родовой линии. Наши тела переданы нам нашими предками, причем все индивидуальные качества и свойства прабабушек и прадедушек в нас столь тесно переплелись и интерферировались, что практически невозможно определить, что в нашем «своем» принадлежит каждому из «оставивших нас пращуров», пусть даже речь идет о чисто физических свойствах телесного организма. Опыт же наш, в свою очередь, мягко говоря, заимствован из социальной среды и наблюдений за образцами поведения ближних, а потому лишь в очень относительной мере он может считаться «своим». Мы принадлежим целому, пусть даже сохраняя при этом неповторимость сочетания красок и форм. И все же мы не завершены в своей отдельности. Мы — фокус интерференции мириадов влияний и бесчисленного множества энергий и смыслов, а потому поскромнее нужно относиться к словам «наши» и «свои».
Если взглянуть на проблемы земной жизни с горних высот, наши дети действительно ничем нам не обязаны и ни в каком смысле нам не принадлежат. Во всех отношениях они нам равны, и лишь при сохранении за ними этих прав мы можем рассчитывать на единство с ними. Как родители, наставники да заботники мы могли бы наладить с детьми лучшие отношения, если бы направляли их по жизни с любовью и мудростью, без претензий и скорби, без обид и упреков. Предоставление им свободы раскрыло бы перед ними возможности. Границы спектра вероятных жизненных выборов раздвинуть очень легко — нужно только предоставить ребенку право на владение самим собой, отдать в его распоряжение те векселя, которые мы сами изобрели в своем уставшем воображении и непрестанно предъявляем детям, требуя за эти мифические, никогда не существовавшие расписки реальных выплат.
Наши отношения с детьми были бы намного лучше, ярче и чище, радостнее и безболезненнее, если бы мы навсегда запомнили максиму об их неповторимости и уникальности, если бы мы предпочли направлять развитие ребенка, а не руководить им на каждом шагу, поучая и контролируя. Нам без устали следует учиться осознанно чувствовать радость от переживания того, что наши дети обретают крылья, что они «становятся на крыло» и что эти крылья достаточно сильны для того, чтобы они могли свободно летать, доверяя собственному наитию и звучащему в сердце голосу совести. Помните — наиболее ценное из переданного дети смогут унести в будущее не в крови, не в телесных генах, но в умах и сердцах, передавая то пламя любви, радости и свободы, которое мы смогли зажечь и взлелеять в их душах. В симфоническом хоре переплетающихся родовых и социальных влияний каждый из нас, родителей, должен гармонично и стройно прозвучать, а вовсе не что-то сделать или нечто сконструировать. Именно прозвучать, достойно и возвышенно — и камертоны сердец наших детей отразят эти светлые звучания и разнесут их по линиям времен к нашим далеким потомкам. Человек — это песня, а не обожженный кусок глины. Человек — это зов и голос, а не плоть и оболочка. Человек — это мелодия сердца, а не сухие письмена рассудка.
Если мы сможем осознать, что в некое неведомое нам время мы были избраны и дали согласие на то, чтобы стать родителями развивающегося под нашей опекой человеческого существа, если мы осознаем космическую значимость порученной нам эволюционной задачи раскрытия в ребенке духовных даров и Божественных талантов, совести и любви, то отношения наши с детьми непременно станут прекрасными и возвышенными. Если мы сможем рассматривать малыша взором, проникнутым любовью и высоким знанием, если мы хотя бы захотим разглядеть в детских словах тонко звучащий голос истинной духовной сущности, сокрытой в пока еще неукрепившейся телесной оболочке, тогда мы сможем осознать всю значимость священной миссии родительства, получим возможность реализовать Божественный замысел, касающийся наших отношений с ребенком.
На деле это оказывается простым, легким и понятным — усвоение того очевидного факта, что наши дети не более принадлежат нам, чем мы — всем остальным людям, цветам и птицам. Только в свете такого понимания мы сможем разрешить им следовать по жизни их собственным путем и позволить им быть такими, какие они есть. Если мы любим и делаем все, что помогает нам повышать потенциал мудрости и осведомленности, то воплощенные в формах наших детей духовные существа навсегда сохранят о нас память в своих сердцах. Птица кормит своих птенцов и обучает их искусству полета, но после, без претензий и огорчений, она радостно отпускает их в их собственное путешествие по небесам, от всего сердца ликуя, наблюдая за действительно свободным полетом вставших на крыло птенцов по беспредельному сияющему пространству Жизни!
вверх