Акварун: сайт интегрального человековедения. Астрология, психология, целительство, педагогика, мантика.

Часто ли мы смеемся вместе со своими детьми?

Жизнь расчерчена на темные промежутки тупиков и светлые полосы осознаний. Тупики — это слезы и горе, осознание — это всегда радость и смех, сопровождающие очередное освобождение от глупости и лени. Все наши страхи и невзгоды, препоны и затруднения неодолимы и тягостны лишь до тех пор, пока мы не осознали их как уроки и задания, экзамены и испытания, которые можно преодолеть и необходимо выдержать. Как заразительно и легко, как радостно и свободно смеется человек, сдавший экзамен, преодолевший препятствие, справившийся с многотрудным заданием. Он освобождается — его жизнь становится проще и легче, расправляются крылья и освежается взор.
Добрые сказки неизменно заканчиваются смехом и шутками, загадками и парадоксами, чаще всего вызывающими улыбку и радостное удовлетворение от понимания невыразимого. Творческие озарения привносят в жизнь веселье и ощущение открывающегося нового. Люди смеются в наслаждении, в радости и осознании простоты жизни. Простоты не огрубленной, но синтетической. Древние говорили — «Смеющийся свободен, отсмеявшийся освобожден». Так что смех — дело серьезное, и если его в семье по той или иной причине недостает, такую семью просто необходимо лечить от болезненной серьезности, напыщенности и излишней чопорности.
Светлый и добрый смех сопровождает переживание беспредельной открытости. В определенном смысле смех является метафорой самой жизни. Улыбается солнце, весело журчит ручеек, хохочут русалки и еле заметно посмеиваются белки над бросающими в них шишки юнцами. Улыбка светла и живоносна, «от улыбки в хмурый день светлей». Дурное же настроение — темная гроза, преодолеваемая лишь солнечным зайчиком смеха. Смех — это луч надежды и свобода души, непривязанность к условностям и полет фантазии, добродушное беззлобие и искреннее радушие.
Напыщенные индюки и чванные боровы всегда боятся быть осмеянными. Люди же простые и милые охотно смеются над своими промахами заодно с отметившими их ошибки окружающими. Человек с распахнутым чувством юмора привлекателен и мудр. Он всегда вызывает значительно большее доверие и уважение, чем его несмеющиеся коллеги, разумеется, если своим колким языком он не ранит сердца окружающих.
Учитесь всегда оставаться с улыбкой на устах — это вселит в детей уверенность в том, что Вы добры, сильны и уверены в будущем. Дети не умеют смеяться среди чужих и неприятных людей. Смех искренний рождается лишь в обстановке дружелюбия и взаимного доверия. Смех физиологически связан со снятием напряженности. Он открывает восприятия новому, вызывает разрядку телесной скованности и символизирует освобождение от непосильного груза ненужных проблем, не столько стоящих перед человеком реально, сколько выдуманных вконец запутавшимся в обстоятельствах жизни рассудком. Комическое — вестник свободы. Мы не просто продлеваем себе жизнь смехом, улыбаясь, мы делаем ее подлинной — яркой, сочной и свежей.
Индийские йоги предложили миру удивительное упражнение — очищающее организм дыхание, ничем не отличающееся от обычного смеха. Смех — это не просто гимнастика для легких, это и проветривание мозга, промывание и очищение организма. Смех вызывает в теле энергетическую бурю, обновляющую и освежающую организм и разум. Смех освобождает от излишней пристыженности и сбрасывает ядовитую ношу самообвинений — этих извечных врагов свободы и простоты. Смех — это безудержный оптимизм, укорененный в несломимом доверии к себе и утвержденный на вере в лучшее. Улыбка не просто радует и веселит, она питает и детей, и взрослых, а потому жизнь без улыбок ущербна, уныла и угловата.
Антитеза смеху — неверие в себя, болезненная замкнутость и подозрительное отношение к окружению. Искрометный юмор невозможен без смелости интеллекта, без развитой наблюдательности и умения творчески обобщать, а значит, выходить из любого тупика победителем. Трагедия и драма — результаты столкновения двух сил, следствие неразрешенного конфликта, позы страдания и знаки проигрыша. Комедия же рождается из непредвзятого рассмотрения нелепостей и пристального изучения в общем-то безосновательных и легко преодолимых столкновений. Комедийное всегда связано с укорененностью в жизнедательном основании, обнимающем собой две противоборствующие стороны, способные без излишних усилий, улыбаясь и подтрунивая, разрешить кажущийся вечным конфликт. Чувство юмора не просто помогает в трудную минуту, его наличие свидетельствует о скрытом запасе сил, о готовности сражаться и о желании победить во что бы то ни стало — во имя света, во имя радости, во имя самой жизни!
В жизни ребенка всегда находится множество поводов для смеха: мультики и кинофильмы, неуклюжие детские анекдоты про «Милки Уэй» и «Баунти» и залихватские пересказы якобы имевших место почти фантастических приключений. Будьте бережны в наблюдении за стремящимся к радости ребенком, пытающимся развеселить ближних и похохотать вместе с ними! Не пресекайте поток детского смехотворчества неуклюжими «взрослыми» замечаниями. Грань приличий, грань меры и грань вкуса Вы обозначите после и сможете изложить свою точку зрения на свершившееся уже тогда, когда смех осуществится. Но в момент рождения тяги к веселью не засоряйте бездумными нравоучениями источник радости. Смех питает познание, смех поддерживает интерес к миру и помогает ребенку установить контакт с самим собой. Недаром киногерой Мюнхаузен возвестил — «Все глупости на земле совершаются с очень серьезными лицами!»
Над чем же смеются наши дети? Предмет смеха, его причина и обстоятельства, вызвавшие его к жизни, — это своего рода тест, качественная реакция, характер которой определяет уровень развития ребенка и намечает дальнейшие горизонты познания им себя и мира. Однозначно можно утверждать, что зрелость детского разума находится в прямом соответствии утонченности его юмора. Над святынями и предметами возвышенными дети смеются редко. Охотнее они хохочут над неготовым, неправильным и несовершенным, над халтурой и недоделками, над несуразицами и недобросовестностью. Смех — это признак обнаружения ошибки, сигнал, свидетельствующий об осознании тупика и понимании пути выхода из него.
Известно, что смех может и лечить, и калечить, ибо является оружием обоюдоострым, поэтому ребенка нужно учить смеяться. Это высокое искусство, требующее глубокой спонтанности и высокой творческой свободы, ведь учить смеяться можно только одним способом — смеяться вместе с ребенком. Не бывает детей несмешливых, просто многих из них мы уже успели отучить от искренности и раскованности. Ведь сами мы до комичного последовательны, строги и серьезны. Почти всегда смех порождается озаренным видением нелепого и неестественного, некрасивого и нежизнеспособного. Смех сопровождает всякое творческое устремление к более высокому качеству жизни. Смех символизирует омовение мертвенно серьезного лица, без которого ему не очиститься от застывших на нем угрюмости и тоски.
Ироническое восприятие себя, без самоуничижения и самодовольства, — важнейший акт нравственного созревания. Смех — это вовсе не ржание и не хихиканье, не ехидное ерничанье и не едкий сарказм. Смех основан на трезвом и здравом отношении к проблемам и укоренен в исходном неприятии глупостей, стереотипов и зацикливаний. Шутка должна осветлять каждый наш час. Смех незримо должен присутствовать в любом разговоре, словно контролируя его возможные уклонения и грозящие состояться несуразицы. Юмористическое настроение, пронизывая собой день жизни, осветляет и промывает его, делая существование прозрачным и мелодичным.
На смех заодно со своими детьми, на этакий непрекращающийся внутрисемейный «КВН» отваживаются лишь всесторонне здоровые, сильные и интеллектуально яркие люди. Спросите ребенка честно и прямо, без угроз, тревог и обид — что в Вас самих ему кажется заслуживающим осмеяния, какая нелепица неприятно поражает его восприятие Вас? Ведь подобные «соринки» и «бревна» переполняют любого из живущих людей, ибо все мы — человеки. И расспросив ребенка о смешном в себе, Вы убедитесь в правильности своего понимания Ваших отношений с ним. Вы сможете безошибочно определить — боится он Вас или действительно любит, осмеливается ли указать на слабости и ошибки или страшится последующих взысканий и кар. Необходимо самым серьезным образом приступить к определению готовности ребенка к смеховому сотрудничеству.
Пусть порой маленькому человеку трудно охранить Вас от излишней колкости и чрезмерной ответственности — в дальнейшем Вы заметите, как тактично и умело он будет охранять Вас от излишних правдоискательств и станет формулировать свои замечания все тоньше и метафоричнее. Это свидетельство высокой степени доверия ко взрослым — разрешить себе «подколоть» собственных родителей. Но для того, чтобы творчески исследовать «смеховой аспект» Ваших взаимоотношений с ребенком — для этого нужно научиться самому смеяться и разрешить себе иронию и юмор даже в самых мрачных обстоятельствах и в, казалось бы, совершенно неуместной обстановке. Лишь подав пример смеха, Вы можете рассчитывать на встречную улыбку.
Высшая смелость человеческая проявляется в умении рассмеяться в ответ на недвусмысленную угрозу. Высшая стойкость человеческая проявляется в способности смеяться над затруднением, в преодолении которого человек не сомневается ни на секунду, сколь бы трудным оно ни показалось на первый взгляд. Высшая открытость человеческая проявляется в разрешении себе потешаться над любимыми — не раня их, но внося оживление в радующую обоих связь. Вся мудрость мира и вся свобода личности могут быть выражены веселыми историями и тонкими анекдотами. Кстати, день сегодняшний отличается заметным упадком «производства юмора», хотя поводов для всеобщего веселья с каждым днем становится все больше и больше, ибо вал проблем неумолимо возрастает, сопровождая увеличение общего объема человеческой глупости.
Нас лечат недолеченные, воспитывают недовоспитанные, управляют нами неграмотные, а руководят людьми те, кто не умеют себя держать в руках. Очень смешная жизнь, смешные отношения социальных групп, к примеру, начинающих предпринимателей и отживающих свой век чиновников. Смешные отношения с умирающей на глазах природной средой. Тамерлан считал, что когда народ не плачет, но хохочет и веселится — значит, у него отобрали действительно все, значит, испугать его больше нечем и взять уже ничего нельзя. Неужели мы еще не все потеряли в нашем подвижническом сражении с самими собой? Неужели не всего лишились в сопротивлении естественности и в отрицании подлинности? Тогда почему же не слышно раскатов общенародного смеха, ведь все у нас не так, как у людей? Известно, что дураки смеха не любят, но ведь давно уже пора поумнеть, уж больно все у нас комично, хотя в то же время и действительно больно.
Пусть ребенок ничего в жизни не боится, пусть не будет в его жизни ничего, что заставит его плакать и лишит возможности рассмеяться. Разъясните ему, что, лишь смеясь, он может преодолеть препятствия и невежество. Страх же перед преградой и пассивное восприятие иллюзии неразрешимости проблем лишают его душу возможности взлететь над обстоятельствами и открыть наилучшие пути созидательных решений. Все проблемы не страшнее известного «тараканища» из сказки, просто мы об этом забыли, погрузившись в безумие серьезности. Дети же должны расти смелыми и ничего не бояться, а для этого их нужно научить смеяться. Нужно позволить им хохотать над глупостью и тяготами, иначе они никогда не смогут с ними достойно справиться.
Вот такая у нас получается педагогика смеха, сотворчество веселья, практика взаимного доверия, основанная на готовности иронизировать над тем, что кажется смешным. Способны ли мы действительно отказаться от ложной взрослости, от утомившей всех нас суровости и надоевшей серьезности? Можем ли мы разрешить ребенку посмеяться над нашими ошибками и просчетами, над нашим образом жизни и целями существования? Вы и сами чувствуете, какая это великая смелость — встать вровень с ребенком и разрешить ему улыбнуться нашим собственным несовершенствам. Нельзя приказать смеяться, можно лишь разрешить быть свободным, заражая ближнего собственным радостным весельем. Будьте оптимистами и весельчаками. Возможно, от этого проблем и не станет меньше, но решать их будет намного проще, ибо когда человек весел и радостен, он раскрепощен и энергетичен. Разрешение же на улыбку и иронию мы можем выдать себе лишь сами.
Не страшитесь детского смеха, ведь дети Ваши — не враги и не соперники. Предложите им сочинить о Вас смешную историю — в ней наверняка окажется много поучительного. Из истории этой Вы узнаете о себе то, чего бессознательно стыдитесь и о чем предпочитаете не только не говорить, но и не думать. Подайте детям пример, предложите им урок свободы и раскованности, проявляющихся в смехе. Самое веселое, если Вы сможете старательно припомнить и смело рассказать своим детям десяток достаточно приличных анекдотов, светлых и радостных историй. И в награду за изобретательность Вы непременно восхищенно воспримете радостные токи детского веселья, омоетесь ими и вновь ощутите себя чистым в безбрежном океане живого Бытия.
Хотелось бы закончить нашу бесхитростную беседу, в общем-то понятную всякому разумному человеку, двумя достаточно плоскими шутками:
1. Кто умеет учить, тот учит. Кто не умеет учить, тот учит других, как им учить. Кто не умеет учить учить, тот руководит теми, кто учит, как учить.
Шутка эта касается не только нас с Вами, в различных ситуациях проявляющихся то с одной, то с другой стороны. Шутка эта довольно четко отражает содержательные отношения в иерархии управления социальным институтом образования...
2. У кого самая длинная шея? Я думал, что у жирафа, оказалось, что у удава.
Если Вы смогли дочитать до конца этот разговор, в Вас непременно родилась спокойная улыбка, не лишенная иронии по отношению к автору написанного. Ради всего святого, запомните это восхитительное состояние и хотя бы внешне имитируйте его всякий раз, когда жизнь Вам покажется унылой, скучной и малоинтересной.
вверх