Акварун: сайт интегрального человековедения. Астрология, психология, целительство, педагогика, мантика.

Виктор Драгунский

Живая энергия цвета

Наития древних и современные открытия

Феномен цветовосприятия и особенности взаимодействия человеческого организма с цветом издревле интересовали исследователей души. Древние эзотерики, средневековые герметики и современные парапсихологи — сотни поколений ученых пытались разгадать загадку глубинного влияния цвета на внутреннюю жизнь человеческого микрокосма. Древние индусы считали человека «светоносным» («теджаси»), подразумевая под этим фундаментальное единство цветовых энергий и «соков» тела. Согласно доктринам индийских йогов человеческий организм соткан из переплетающихся вибраций звуков и цветов, мелодий и световых потоков, динамика которых полностью определяет жизнедеятельность и психическую жизнь человека.
Издревле ясновидящие отмечали наличие глубинных соответствий, наблюдаемых между различными энергоцентрами («чакрами») и энергоканалами («нади») и определенными цветами. Учение Живой Этики, вынесенное из недр эзотерических орденов супругами Рерих, содержит множество указаний на прямую связь между наблюдаемыми экстрасенсами расцветками ауральной энергооболочки человека и определенными психическими состояниями. Пурпур торжественности, изумруд мужества, рубин стойкости, сапфир покоя — таковы метафоры «Агни Йоги», утверждающие единство цвета и души, световых энергий и психических процессов.
Известный всему миру ясновидящий Рудольф Штейнер разработал собственную классификацию типов человека в связи с цветами излучений их аур. Подобные классификации были и у сенситива Эдгара Кейси, и у известной всему миру прорицательницы Ванги, и у экстрасенсов, работавших под руководством знаменитой исследовательницы парапсихических феноменов, американского психиатра Шафики Карагулы. Причем все эти классификации четко совпадали одна с другой. Речь идет о замечательной и до сих пор не разгаданной закономерности, прослеживаемой в связи состояний психики и цветовых ассоциаций, возбуждаемых в душе высокочувствительного человека.
Древние именовали глаза «окнами» организма, «вратами восприятия». Мы привыкли к тому, что наш организм воспринимает цветовые потоки посредством зрительного анализатора. Однако это не единственный канал, по которому цветовая энергия может достигать организма. Многочисленные исследования феномена кожного зрения доказали принципиальную возможность восприятия цвета не только посредством рецепторов сетчатки глаза, но и практически любыми клеткам организма.
Известный российский психолог А.Н.Леонтьев разработал методику развития у людей высокой чувствительности к цвету. В эксперименте ему удалось выработать у группы испытуемых условный рефлекс на восприятие цветовых потоков, которое осуществлялось... с помощью ладони. Цветной луч падал на ладонь, а специальные приборы регистрировали наличие той или иной специфической реакции, причем ее характер точно соответствовал спектральному составу падающего на ладонь луча. Более того, испытуемые Леонтьева научились различать цвета «ладонью», при полном исключении возможности увидеть цветовой поток с помощью глаз.
Аналогичные эксперименты проводились в 70-е годы в Чехословакии. Испытуемый, обвешанный датчиками, связанными с многочисленными регистрирующими устройствами, обнаженным заходил в «цветную комнату». Предметы в комнате были выкрашены в один определенный тон, и приборы регистрировали совершенно определенную реакцию человека на воспринимаемый всей поверхностью кожи цвет. По показаниям приборов можно было легко различить, в какую именно комнату — синюю или красную, желтую или зеленую — зашел испытуемый. Сами испытуемые со временем научались по каким-то еле уловимым признакам и одним лишь им ведомым критериям различать цвета, в поле действия которых они попадали. Самым удивительным в этом эксперименте оказалось получение достоверных значимых результатов при полном отсутствии освещения в «цветных комнатах». Люди заходили в темное помещение, в котором и глаз бы не различил превалирующий цветовой тон. Тем не менее организм четко реагировал на «поставленную задачу» — происходило ясное определение характера цвета, в пространстве которого оказался человек.
Знаменитый ученый Д.Блохинцев указывал: «Фактов всегда достаточно — не хватает фантазии». Цветопсихологами накоплено множество удивительнейших фактов, подтверждающих правильность «цветоэнергетической» модели древних. Оккультисты и йоги во все времена утверждали реальность существования Единой Живой Энергии, различные формы и состояния которой воспринимаются людьми как отдельные цвета. Современные парапсихологи, медики и физиологи, сами того не подозревая, экспериментально подтвердили оправданность этих внешне странных, но глубоко истинных моделей древних человековедов.
Известный биолог-эволюционист Э.С.Шноль считал, что по нервным волокнам человеческого организма движется вовсе не электрический импульс, а цветовые потоки. Оказывается, нервное волокно является точным аналогом известных современным технологам световодов. Нерв словно приспособлен для проведения цвета. Если представить фантастическую скорость проведения цвета в прозрачной среде, возможности интерференции различных цветовых лучей в теле нейрона и реальность выхода цветовых вибраций за пределы самой нервной системы — становится понятным интерес древних к самой проблеме «хроматизма физиологии».
Э.Шредингер называл цветом свойство спектрального состава излучений, общее всем излучениям, визуально не различимых для человека. Он говорил о том, что стационарные состояния атомных систем могут рассматриваться как собственные колебания волнового поля, соответствующего данной системе. Луи де Бройль сформулировал представления о «волнах материи», пронизывающих мир и являющихся фундаментом субстанционального существования всего во Вселенной.
В.М.Инюшин в многочисленных экспериментах обнаружил удивительные свойства лазерного излучения, проявляющиеся в его воздействии на живой организм. Он заменил акупунктурную иглу лазерным лучом — и получил фантастические результаты, эффективность которых потрясла специалистов. По определению лазерный луч монохроматичен, то есть одноцветен. Причем в экспериментах подтвердилось наблюдение многих физиологов, касающееся различного воздействия на биосистемы разных цветов.
В.П.Казначеев исследовал особенности проведения лазерного луча по организму — и окончательно подтвердил обоснованность древних представлений о светоносности человека. Лазерный луч, направляемый на точку акупунктуры в прямом, непосредственном, буквальном физическом смысле проводился по биоэнергомеридиану и регистрировался в другой точке, находящейся на том же «силовом канале», с помощью фотоэлектронного умножителя. В.П.Казначеев и его сотрудники однозначно доказали проводимость цветовых лучей по организму. Причем движутся световые потоки не по кровеносным сосудам или клетчаточным пространствам, но по тем самым полумистическим и не обнаруживаемым анатомически «энергетическим сосудам», о которых издревле свидетельствовали восточные иглотерапевты.
Цвет воистину всемогущ. В сочетании с направленным музыкальным воздействием он может приводить к исцелению даже в самых сложных случаях. Речь идет не только об органических заболеваниях, но и о тяжелых психозах. Цвет таинственен, ибо позволяет за считанные минуты по характеру предпочтения «вычислить» то интимно-внутреннее, о котором порой не догадывается и сам человек. Цвет жизненно необходим всякому, ибо питает тело и поддерживает душу. Цвет глубочайшим образом включен в культурные традиции и биологически связан с психогенетическим кодом каждого человека. Это было известно издревле. День сегодняшний требует перевода веками накопленных знаний на язык современной науки. Цвет жизненно важен для медиков и художников, психологов и строителей, педагогов и рекламщиков, ученых и политиков. Цвет синонимичен душевным состояниям, цвет родственен психическим процессам, цвет близок самому важному, самому глубокому, наиболее истинному в наших душах.

Феномен цветопредпочтения

Многие авторы полагают, что за долгую историю развития человечества в культурной традиции сложились неосознаваемые (биоархетипические) соответствия между отдельными цветами и определенными символическими значениями. При встрече человека с тем или иным цветом происходит спонтанное ассоциирование физиологического ощущения с закрепленным в данной культурной традиции символическим смыслом.
Однако сомнения в состоятельности данной концепции вызывает факт существования различий символических значений, связанных с одними и теми же цветами в различных культурных традициях. Конечно, влияние культуральных конструктов на цветовосприятие имеет место, когда глубоко укоренившиеся в психике социальные конвенции и те или иные этнопсихологические особенности налагаются на «физиологический» смысл цвета. К примеру, коммунистические страны находились под превалирующим давлением красной гаммы цветов, а страны фундаментального ислама отмечены предпочтением зеленого. Но к раскрытию сущности процесса психологического воздействия цвета эта гипотеза отношения не имеет. Остается открытым вопрос о возникновении самих символических значений. Они не могли появиться на основе «социального договора», ибо фундаментом процесса «осмысления» и «означивания» цвета является глубинная связь, существующая между особенностями тех или иных световых вибраций и неосознаваемой психической динамикой. Нужны иные объяснения, которые и предложил М.Люшер.
Люшер разработал основы функциональной психологии цветовосприятия и создал на ее базе широко известный в практике психодиагностики цветовой тест, относящийся к высокоэффективным проективным методикам и предназначенный для изучения ситуативного эмоционального состояния личности и ее адаптации к различным социально-психологическим ситуациям. Эта методика почти полвека успешно используется десятками тысяч педагогов, психиатров и психологов во всех странах мира. Она применяется в изучении особенностей психологии различных групп, профессиональных прослоек, этносов и субкультурных объединений.
При первом знакомстве с цветотестом Люшера прежде всего поражает явное несоответствие между предельной простотой методики и колоссальной сложностью информации о процессах, протекающих в бессознательном тестируемого. Простотой эта методика обязана принципу ранжирования. В зависимости от характера субъективного предпочтения, в соответствии со специально разработанными таблицами интерпретаций психодиагност может реально судить о структурной динамике психических процессов. В основе теста лежат фундаментальные закономерности связи между разнокачественными цветоэнергиями и определенными психическими процессами, состояниями и явлениями.
Исходной точкой построения цветопсихологической диагностической системы явилась интуитивно созданная концепция связи основных цветов с определенными настроениями и специфическим характером отношений человека с окружением. Истоки интуиций М.Люшера могут быть связаны с теоретическими изысканиями великих абстракционистов ХХ века — Кандинского, Малевича и Мондриана. Родились эти представления в результате внимательного изучения опыта, накопленного в сфере искусства, науки и религии за долгие века развития культурных традиций. Глубокое осмысление всех этих данных, тончайшая интуиция и высокий художественный вкус, а также уникальная способность создателя цветотеста к рефлексии собственных реакций на цвет привели М.Люшера к выявлению закономерных связей между цветами и настроениями. Окончательно же цветотест был разработан на основе масштабных статистических исследований, позволивших выявить объективный характер психологических значений различных цветов.
Физиологам давно известно о не зависящем от настроений субъекта физиологическом влиянии цвета. К примеру, красный цвет возбуждает и активизирует, а синий — успокаивает и затормаживает. Но это — примитивный, схематичный анализ взаимодействия цвета и биосистемы. Люшер же, синтезировав все имевшиеся в его распоряжении данные о психологическом воздействии определенных цветов, создал для каждого из них перечень генерируемых им сдвигов в состоянии организма (в самочувствии, в настроении, в характере понимания). Заметим, что действия каждого цвета и специфика его внутреннего значения не зависит от отношения человека к нему. Цвет может нравиться или не нравиться, но характер его влияния, специфика его воздействия на психику остаются неизменными, вне зависимости от состояния организма в момент воздействия. Таким образом, символическое значение цвета, его «психологический код» действительно объективны и не зависят от положения того или иного цвета в ряду индивидуального предпочтения.
Каждый цветовой оттенок производит одно и то же действие на любой организм, вызывает вполне определенный сдвиг в состоянии всякой биосистемы, будь то мышь или человек. Качественное своеобразие цвета очень тонко и четко дифференцированно. Любой чистый цвет в своем воздействии существенно отличается от «соседствующих» с ним на шкале спектра оттенков (этот факт позволил нам разработать модель спирально-периодической организации цветовых октав диапазонов, которая позволяет выявить связи между фундаментальными законами квантовой механики и особенностями функционирования живых систем).
Тонкая интуиция и кропотливый анализ накопленных человечеством опытных данных позволили М.Люшеру точнейшим образом охарактеризовать каждый из четырех основных цветов и на основании этих исходных характеристик сформулировать значения многочисленных оттенков и тонов. Предположения Люшера о характере действия этих цветов на психику в дальнейшем были подтверждены работами сотен исследователей цветопредпочтений людей, изучавших цветовосприятие в самых различных условиях и ситуациях.
Гете писал: «Цвета действуют на душу: они могут вызывать чувства, пробуждать эмоции и мысли, которые нас успокаивают или волнуют, они печалят или радуют». До сих пор не разрешена загадка цвета — почему и как именно влияет он на настроение и поведение человека. Что позволило Василию Кандинскому назвать живопись «цветовым инструментом состояния души»? Почему человек столь чутко откликается на всевозможные цветовые коды окружения?
Процессы мышления акцентируют моменты структурности, организованности и информационности. Тогда эмоциональные состояния символически представляют особого рода энергии психики, особый качественно-силовой аспект переживаний. Цвет воздействует на неструктурный, несюжетный эмоциональный элемент психической деятельности, как бы напитывая собой физиологические системы, являясь одновременно их «топливом» и «управляющей программой». Потому-то управление цветовосприятием и называется многими исследователями методом прямого контроля над психоэнергетикой индивидуума. Это действительно путь реального управления структурными энергиями и энергоформами, действующими на всех уровнях организма, на всех «этажах» внутреннего мира.
Цветотест — не забава, но серьезный научный метод, позволяющий опытному специалисту непосредственно исследовать тайны глубинной психики. В основе этого теста лежит выявление предпочтения, то есть выбор цветовой последовательности как отражение спектра соответствующих эмоциональных состояний. Само по себе психологическое содержание цвета является лишь исходным пунктом анализа психической динамики субъекта. Очень важно связать всевозможные сочетания основных и составных цветов между собой — связать и с объективными знаниями о человеке, и с пониманием его внутренних переживаний и интимно-личностных реагирований.
Г.Г.Воробьев и В.В.Налимов в 80-х годах разработали уникальную психодиагностическую методику, похожую на цветотест М.Люшера. Испытуемым предлагалось расположить в порядке предпочтения 19 наиболее известных картин художников-абстракционистов — от самой «нравящейся» до самой «неприятной». Результаты статистического анализа данных тестирования превзошли самые смелые ожидания. Данные цветографического теста Воробьева-Налимова при особом их математическом анализе позволяли очень точно определить возраст человека (с погрешностью до 5 лет), его профессиональные ориентации, хобби, семейное положение, политические пристрастия и даже отношение к тем или иным научным и философским проблемам. Налицо феномен, родственный «чуду люшеровского теста». Само ранжирование цветовых и графических стимульных изображений позволяет сделать далеко идущие выводы о тех сторонах жизни человека, которые, казалось бы, никоим образом не связаны с характером цветовосприятия и эмоционального отношения к тем или иным формам.
Мы убеждены, что современной психологии «недостает» одной важной категории — категории предпочтения. Порой человек, сам того не подозревая, «свидетельствует» о тех или иных склонностях, тенденциях и скрытых мотивах собственного поведения, просто совершая выбор и предпочитая один из нескольких стимулов. Ситуация «буриданова осла» при тестовом ранжировании исключена. Как писал известный московский прозаик Михаил Анчаров, «реальный осел возле охапок сена голодным не останется». Человек всегда что-то выбирает, выбор совершается как бы сам собой, но говорит о многом. При правильном же подходе к анализу предпочтений можно получить фантастические объемы информации о структуре, динамике и развитии состояний бессознательного как на физиологическом и психодинамическом, так и на культуральном и социально-конвенциональном уровне.
Проблема индивидуального предпочтения — это проблема «потребности изнутри». Неосознаваемая потребность первоначально складывается на некоем биопсихическом уровне, отражаясь в особенностях восприятия и фиксируясь в различиях эмоциональных реакций на тот или иной стимул. А.Кемпински разработал психодинамическую модель «информационно-энергетического обмена», структура которого весьма устойчива и точно соответствует наблюдаемым внешним поступкам и высказываемым суждениям индивидуума. Методики, основанные на ранжировании стимулов и позволяющие определить структуру неосознаваемых предпочтений, предоставляют исследователю доступ к глубинным пластам этого самого «информационно-энергетического метаболизма». Что бы ни случилось с организмом, чего бы ни захотел субъект, куда бы ни направилась его фантазия — все это немедленно отражается на структуре индивидуальных предпочтений. В качестве стимульного материала можно использовать не только цвета и геометрические формы, но и ароматы, вкусы, положения тела и многое другое. Фактически речь идет о формировании особого «диагностического механизма» по типу «биообратной связи». Опытный диагност, который может проанализировать связь между характером предпочтения и интересующими его настроениями и состояниями, получает исчерпывающую информацию о скрытом от самого исследуемого психическом материале.
Информационно-энергетический метаболизм резонансно объединяет психическое и телесное. Феномен предпочтения указывает на специфику и количественные характеристики недостающих энергий и субстанций. Всякое предпочтение может быть проинтерпретировано как указание на вектор активности, на тенденции изменения состояния организма и психики в определенном направлении. Всякое отвержение указывает либо на избыток отвергаемых элементов в информационно-энергетическом обмене, либо на невозможность их восприятия из окружающей среды. Таким образом, цветотест Люшера, как и тест Воробьева-Налимова, оказывается энергетически достоверным, что и подтверждается всем многодесятилетним опытом его использования.
Всякое желание, стремление и хотение основывается на тяготении к редукции напряжения. Организм либо отталкивается от чего-то, либо привлекается к чему-либо. Полярность цветов соответствует полярности стремлений, которые лежат в основе толкования различных цветопар, имеющих определенный ранг в субтестах диагностической методики Люшера. Желание рассматривается как фактор действия, стремление определяется как попытка энерго-информационной системы организма-психики изменить свое состояние. Тест более чем прямо указывает на то, чего хочется человеку, а чего — нет. Цветопредпочтение (как и вкусопредпочтение, и формопредпочтение, и ритмопредпочтение, и позопредпочтение, и ароматопредпочтение) является интегральной характеристикой энерго-информационного состояния живой системы. Изучение характера предпочтений позволяет не только диагностировать режим функционирования живого организма, но и предоставляет возможность настроиться в унисон с идущими в нем процессами, «присоединиться» к ритмам и векторам энергосдвигов и направленно изменить их.
Возможности влияния практически неисчерпаемы. Можно предлагать отвергаемые цвета в гомеопатических дозах, особенно если речь идет о неприятии основных цветов. Можно обильно «накачивать» через всю поверхность кожи и глаза предпочитаемые цвета. Можно сочетать различные цветовые воздействия с соответствующими им музыкальными, ароматическими и многими другими воздействиями. В конце концов, влияние может быть комплексным и проходить при постоянном мониторинге изменяющегося состояния организма и психики.
Цвет может гармонизировать человека, он способен мобилизовать его ресурсы, а может успокоить и расслабить. Цветом можно вылечить, цветом можно привести субъекта в угнетенное состояние. С другой стороны, психоаналитическая работа, приводящая к осознаванию истинных причин скрытой тревожности, приводит к спонтанному изменению характера цветопредпочтения и переструктурированию всего рангового ряда цветов. Есть влияния аллопатические, необходимые для ликвидации гиперзащиты организма и полезные при острых нарушениях информационно-энергетического обмена. Существуют влияния гомеопатические, усиливающие вектор защитных реакций и эффективные при хронических нарушениях жизнедеятельности и настроения.
Исследование предпочтений — замечательный диагностический метод, позволяющий грамотно и обоснованно выбирать действительно полезный, подлинно эффективный режим влияния на организм с целью коррекции психического состояния и самочувствия. Влияние это, вне зависимости от глубины нарушений, поступает непосредственно в мозг, проникает во все физиологические структуры, протекает прямо к органам через активные рецепторные зоны радужки глаза. Организм немедленно отзывается на целебный цветовой поток. Но для того, чтобы он был законен, приятен и полезен, его необходимо организовывать с данными цветотеста. Это и есть истинно психосоматический подход, позволяющий с помощью единой тестовой методики избрать единый фактор влияния, равно эффективный и в исправлений телесной жизнедеятельности, и в коррекции психических состояний.

Применение цвета

Известный психиатр В.М.Бехтерев утверждал: «Умело подобранная гамма цветов способна благотворнее воздействовать на нервную систему, чем иные микстуры». Аристотель писал: «Все живое стремится к цвету... Цвета по приятности их соответствий могут относиться между собой подобно музыкальным созвучиям и быть взаимно пропорциональными». Ивли Грант заметил: «Чем больше смотришь на этот мир, тем больше убеждаешься в том, что цвет был создан для красоты, и красота эта — не удовлетворение прихоти человека, а необходимость для него».
Действительно, цвет способен возбуждать и подавлять, возносить и низвергать, лечить и облагораживать. Приведем несколько выдержек из замечательной книги Мориса Дерибере «Цвет в деятельности человека»:
«Физиологическое и психофизиологическое воздействие цвета на живые существа позволило разработать богатую технику цветотерапии... Особое внимание привлекал красный цвет, который использовали еще средневековые врачи для лечения ветряной оспы, скарлатины, кори и некоторых кожных заболеваний. Изучались и другие цветные лучи. Лечение невралгических явлений светом началось очень давно. Вначале оно было очень эмпиричным, но после наблюдений Плезантона над болеутоляющим свойством света, пропущенного через голубой фильтр, и наблюдений Поэга над тем же свойством фиолетового света, оно стало более точным. В начале нашего века несколько русских и немецких терапевтов подтвердили наблюдения о благоприятном воздействии голубых и фиолетовых лучей при лечении невралгических заболеваний...»
«Красный и желтый лучи дали интересные результаты при лечении апатичных и анемичных детей. Они выражались в увеличении количества красных кровяных телец, росте веса ребенка, повышении его активности и в улучшении его настроения.
Зеленый цвет был использован Пото при лечении нервных болезней и психопатических расстройств. Он считал, что зеленый свет действует в тех случаях, когда нужно дисциплинировать ум и тело и вынудить больного контролировать свои поступки.
После трехчасового пребывания в красной комнате больной, страдавший молчаливым психозом, повеселел и стал улыбаться. На следующий день пациент, отказывавшийся ранее от любой пищи, встал, потребовал завтрак и поел с удивительной жадностью.»
«Больной вынужден долгие часы думать, мечтать, страдать в среде, в которую его поместили. Медленно, так что он и не отдает себе отчета, эта среда проникает в него самого. Так нужно ли делать ее ледяной, лишать цвета, жизни в то время, как она должна участвовать в моральном утешении и физическом восстановлении?»
Современной медициной цвет до сих пор активно не используется, несмотря на наличие колоссальных массивов фактических данных, касающихся психологического и физиологического действия цвета. Возможности же цветовоздействия попросту фантастичны. Прямое облучение тела отфильтрованным солнечным светом, использование лазерных устройств, создание однотонных интерьеров, применение пропускаемых через самоцветы светопотоков, направленное влияние на точки акупунктуры, целевое воздействие на активные зоны радужки глаза — сегодня существует множество методов введения цветоэнергий в информационно-энергетический метаболизм индивидуума. Причем все эти приемы эффективны вне зависимости от степени осознания человеком характера и направленности цветоэнергетического воздействия. Цвет, как и звук, является естественным интегратором физиологических и психических процессов. Использование ранжирующих методик, определение характера предпочтений помогают поставить точный «энергетический диагноз» и направленно подобрать особую «цветовую микстуру». Так можно управлять живой системой и психическими процессами самым естественным образом, влияя наиболее привычным путем, достигая значимых результатов без использования синтетических лекарств и сложных физиотерапевтических воздействий.
Разумеется, не все так просто, как кажется на первый взгляд. Цветовое влияние необходимо сочетать с особого рода ритмическим воздействием. Добавление особых ароматов, мелодий и вкусов также имеет свое значение. Лечебное воздействие должно быть комплексным, но методические секреты его организации пока не могут быть раскрыты даже специалистам. Ведь речь идет о чрезвычайно эффективном методе управления психической и телесной сторонами жизни индивидуума, и орудие это может быть использовано как для исцеления, так и для разрешения воздействующим собственных корыстных проблем. Главное, о чем мы хотели рассказать в этом небольшом введении, так это о могуществе цвета, о глубинности его связи с человеческим организмом и о фантастических возможностях, использовать которые вовсе не трудно. Небольшая группа утонченных исследователей, действующих на основании строго этического кодекса и использующих имеющиеся в науке и культуре наработки, может на протяжении нескольких лет достичь поразительных результатов в освоении принципиально новых путей направленного воздействия на организм и психику. Но готовы ли сами врачи, психологи и педагоги к эксплуатации такого рода инструмента? Не пойдут ли они по «линии наименьшего сопротивления»? Не захочется ли им лишить своих подопечных свободы воли? Вот в чем вопрос. И пока он не решен — вход в сокровищницу Храма Естественных Влияний для любого закрыт. Эзотерическая традиция хранит множество сведений о сверхэффективных способах управления человеческой психикой и состоянием тела. Но лишь немногие готовы воспринять это знание в полном объеме, так как оно попадает лишь в чистые руки и требует от влияющего особой ответственности...
вверх