Акварун: сайт интегрального человековедения. Астрология, психология, целительство, педагогика, мантика.

Макс Люшер

Четырехцветный человек,
или путь к внутреннему равновесию

© Люшер М. Четырехцветный человек. М., 1994.

Четырехцветный человек

Вы, по всей видимости, хотите сначала узнать, кто такой четырехцветный человек.
Как Вы знаете, из 4 цветов — желтого, красного, голубого и зеленого — можно образовать полный цветовой круг. Этот круг является воплощением целостности и гармонии.
Как Вы знаете, или по крайней мере догадываетесь, восприятие каждого цвета связано с возникновением определенного чувства. Вы ощущаете, что красный цвет вызывает в Вас иное ощущение, чем темно-голубой.
Красный цвет действует на каждого человека, независимо от его возраста и культуры, возбуждающе, стимулирующе, активизирующе. Он является выражением жизненной силы и уверенности в себе.
Напротив, темно-синий передает ощущение спокойствия и расслабленности. Он соответствует состоянию удовлетворения, довольства, защищенности (голубая накидка богоматери) и самоограничения.
Зеленый, цвета ели, даже если он скорее голубоватый или темный, вызывает в каждом ощущение твердости или прочности. Он соответствует чувству внутренней стабильности, настойчивости, последовательности, самоутверждения, самоуверенности.
Желтый цвет вызывает у всех ощущение открытости, легкости, радости, широты. Он обладает освобождающим, раскрепощающим воздействием. Поэтому он соответствует чувству свободы и самовыражения.
Четырехцветный человек чувствует, думает и действует, таким образом, опираясь на четыре собственных ощущения. Этими четырьмя чувствами являются:
— самоуважение (зеленый),
— уверенность в своих силах (красный),
— удовлетворенность (синий),
— внутренняя свобода (желтый).
Это человек, который гармонично проявляет себя во всех четырех областях, т.е. в своей целостности. И уж в любом случае это человек, который чувствует себя счастливым, который все воспринимает значительно более интенсивно, и который находит жизнь необычайно интересной.
Не бойтесь того, что я хочу навязать Вам новую мораль, мою мораль Люшера! Морализирование и суеверие чужды четырехцветному человеку. Мы наслаждаемся каждым мгновением, открываем суть вещей в мире, наблюдаем их взаимосвязи и упорядочиваем их. Когда мы можем воспринимать мир, мы чувствуем себя хорошо.
Я не кабинетный ученый. Друзья, возлюбленная, все изнеженное, зыбь на воде и лыжня на снегу мне дороже, чем все те иллюзии, которые связаны с двумя глупостями: престижем и значительностью.
Действительно живая жизнь проходит во взаимодействии, в обществе, диалогично, в столкновении матери и ребенка, начальника и подчиненного, даже человека и стоящей перед ним задачи, творцом и его произведением.
Четырехцветный человек хочет взять у жизни столько знаний, радости и удовольствия, сколько он может дать. «Быть счастливым» — это цель, к которой стремится четырехцветный человек. В этом состоит смысл его неповторимой жизни. Чтобы быть счастливым, он стремится развить свой духовный мир; тем самым он обостряет свое чувственное восприятие, получает наслаждение от тысячи источников, понимает себя, своих друзей и недругов.
Обычные предубеждения и предрассудки, которые нам навязывают государство, религия и наука, не находят у него питательной среды, т.к. он сам стремится докопаться до истины. Он прежде всего по отношению к себе, а затем по отношению к окружающему миру безоглядный почемучка. Он выпытывает до конца, пока все, что его волнует, не находит своего места там, где оно должно быть в действительности. Он только тогда чувствует себя хорошо, когда освобождается, насколько возможно, от проблем, мучающих его изнутри или снаружи.
Правда, Вы знаете еще очень мало о четырехцветном человеке. Но первое знакомство определяет Ваши симпатии или Ваше равнодушие, если не неприятие. Если Вам не подходит четырехцветный человек, закройте книгу на этой странице и подарите ее кому-нибудь, кого Вы не переносите.
Если же у Вас появилось желание познакомиться с четырехцветным человеком поближе и извлечь при этом для себя больше понимания, интенсивного переживания, радости, удовольствия, то Вы должны четко осознавать: Вы не только проведете со мной за чтением многие часы, а именно в очень тесных взаимоотношениях, но и вступите на увлекательный путь самообразований.
Вы станете, в то время как Вы будете рассуждать со мной, другим человеком. Вы будете лучше понимать людей и, тем самым, добьетесь больших успехов в личной, профессиональной и общественной сфере. Вы внутренне станете свободней, будете менее зависеть от внешних влияний. Вы сами изменитесь и изменится мир вокруг Вас. Внутренняя свобода, которой Вы достигнете, способность как требовать, так и прощать, сделает Вас независимее. Поэтому вполне вероятно, что Вы по-новому будете вести себя с окружающими Вас людьми или расстанетесь с людьми, которых Вы еще сегодня переносите.
Если Вы решились читать дальше, то Вы устанавливаете со мной духовную близость. Это будут близкие отношения, т.к. я выскажу Вам не какое-нибудь мнение, которое Вы по желанию можете оценить применительно к себе, а можете оставить без внимания, а скажу Вам то, что я думаю лично о Вас. Если мы с Вами впоследствии, например, будем рассматривать, кто такие куклы-марионетки, и все, что мы определили, случайно будет подходить к Вам, то в таком случае само собой разумеется, что я и Вас буду относить к марионеткам.
Конечно, я Вам желаю, чтобы наш диалог способствовал тому, чтобы ни в одной из ситуаций Вы не чувствовали себя беспомощными, а скорее чувствовали себя как тот Ганс, которому прямо в рот летели жареные голуби и который мог смеяться от души.
Хорошо, Вы читаете дальше. В таком случае мне хотелось бы, чтобы в дальнейшем мы говорили друг другу «ты», ибо нам предстоит еще много того, что предполагает искреннее взаимное доверие. И кроме того: ты мне нравишься, потому что ты читаешь дальше и потому что ты не кажешься самодовольной мимозой, скучной занудой, зазнайкой или легковерной марионеткой. Но в конце концов ты купил книгу не для того, чтобы я говорил тебе «ты», а потому, что захотел узнать все о четырехцветном человеке. Поэтому я и хочу перейти к делу.
Ты, по всей видимости, хочешь знать, почему я называю его «цветной человек». Тебе больше понятны, наверное, такие образы как «денежный мешок», «обжора», «рвач». Конечно же ты захочешь узнать, почему это четырех-, а не двух или семнадцатицветный человек.

Четырехмерность

То, что это 4 цвета, имеет ту же причину, что и тот факт, что имеется 4 стороны света и 4 времени года. Четырехмерность обусловлена нашим мышлением. Существует 4 мыслительные категории, которые мы прикладываем к тому, что пытаемся понять. Если мы что-то хотим оценить, то мы делим то, что первично являлось единым целым, поначалу на 2 противоречия: например, понятие человека на мужчину и женщину.
Оценка возникает, таким образом, вследствие разграничения двух противоречий.
Каждая оценка будет еще более полной, если после первого противопоставления последует второе. Два на два дает четыре.
Так возникают четыре «элемента» или четыре мыслительные категории, или четыре типа. Вот несколько примеров, для ясности я добавлю соответствующие цвета:
четыре элемента: огонь соотносится с красным цветом,
вода соотносится с голубым цветом,
воздух соотносится с желтым цветом,
земля соотносится с зеленым цветом;
четыре темперамента: холерик соотносится с красным цветом,
флегматик соотносится с голубым цветом,
сангвиник соотносится с желтым цветом,
меланхолик    соотносится с зеленым цветом.
Так же следует понимать и четыре типа, которые определили К.-Г.Юнг, Эрих Фромм, Кереньи, Франкль, Ф.Риман и многие другие. Даже З.Фрейд имеет в виду те же категории:
фаллический    (соответствует красному),
оральный (соответствует голубому),
анальный (соответствует зеленому).
И, конечно, он также пришел бы к четырехмерности, если бы не допустил фрейдистскую ошибку и не забыл бы такую важную область эротики, как визуальная эротика, которая соотносится с желтым цветом. Так как, таким образом, четырехмерность заложена в природе человеческого сознания, я говорю о четырех цветах (красках). (...) То, что является важным для понимания четырехцветного человека в данный момент, я постараюсь обобщить еще раз кратко на следующей таблице.

Цвет Ощущения Поведение Самовосприятие
красный вызывает
возбуждение
и
активность
т.е самоуверенность
(уверенность в собственных силах)
голубой вызывает
успокоенность
и
расслабленность
т.е. удовлетворение (интеграция)
зеленый вызывает
твердость
и
устойчивость
т.е. самоуважение (идентичность)
желтый вызывает
предприимчивость
и
изменчивость
т.е. свобода (самовыражение)

К четырем цветам я добавлю соотносящиеся с ними ощущения и реакции поведения. Наибольшее значение я однако придаю четырем чувствам самовосприятия, которые бессознательно вызываются этими четырьмя цветами. Важно то, что ты ощущаешь, что выражает цвет, и чувствуешь, что соотносящееся с ним самовосприятие совпадает с тем же самым настроением, т.е. что красный как активность соотносится с чувством силы и уверенности в себе, или темно-голубой как покой и удовлетворенность совпадает с чувством самоограничения. Четыре чувства самовосприятия (чувства собственного достоинства) являются четырьмя ключами, с помощью которых ты можешь открыть себе рай на земле. Это четыре направления света твоего внутреннего мира. Это четыре нормальных самоощущения, которыми ты, ради твоего внутреннего равновесия, любой ценой и в любой жизненной ситуации должен, как поводьями, управлять твердой рукой. Только так ты можешь остаться в седле и выразить самого себя, чего я желаю тебе, также как и себе, от всего сердца. Искусство четырехцветного человека состоит в виртуозном использовании этих четырех способностей, т.е. четырех чувств самовосприятия.
Четыре чувства собственного достоинства представляются тебе, пока что, как голые абстракции или совсем непонятны, но я хотел бы тебе объяснить, как их следует понимать.

Четыре чувства самовосприятия

Зеленый: самоуважение.
Ты можешь считать себя совершенно исключительной птицей, например, орлом или мудрой совой среди бизнесменов, политиков или ученых, павой среди прекрасных женщин, жар-птицей среди художников и актеров. Или самой крупной овцой в стаде, или мастером какой-либо гильдии.
Это чувство самооценки называется высокомерием. Каждую чрезмерную самооценку мы будем называть в дальнейшем самопереоцениванием.
Что ты считаешь противоположностью к самопереоцениванию? И не говори просто: чувство собственной неполноценности. Оно бывает нескольких видов.
Если кто-либо, как трясущийся новичок, в смущении опускает глаза долу в тот момент, когда появляется неожиданный успех, то он страдает неуверенностью в себе.
Четырехцветный человек разумен, он не переоценивает себя и не страдает от недостатка уверенности в себе. Разве что не скромные желания, которые я загадываю в новогоднюю ночь? Ты прав. Только потому, что я понимаю взаимообусловленность явлений, мое самовосприятие не изменяется. Но я и не исходил из того, что ты появился на свет как готовый четырехцветный человек.
Нормальное чувство самооценивания, самоуважения является конечным продуктом твоего стремления к естественности и правдивости по отношению к самому себе. Если ты ведешь себя так, как требуют этого от тебя твои убеждения, то ты чувствуешь, что ты правдив и естественен, что ты — это ты сам. Ты чувствуешь свою идентичность, как предпочитают выражать это сегодня.
Четырехцветный человек стремится вести себя в соответствии со своими убеждениями и действовать так, как требуют его «разум и сердце». «Поступай по совести и никого не бойся», — гласит известный девиз, выражающий нерушимое самоуважение четырехцветного человека. Он благородный человек и чувствует себя господином своего внутреннего мира. Его постоянное стремление к поискам правды и соответствию ей, т.е. к верности своим идеалам, придает четырехцветному человеку чувство естественности, чувство собственной значимости, своей идентичности.
«Положение обязывает». Знаменитый «категорический» императив Иммануила Канта подразумевает то же самое. Как философ, он мог себе позволить сформулировать это положение так, что оно является этической основой всех поступков: поступай в соответствии с такими принципами, которые могут иметь одновременно значение как общие нормы поведения.
Кто живет по таким принципам, кто руководствуется подобными убеждениями, кто принимает решения и поступает таким образом, тот обладает истинным благородством. Кто чувствует себя обязанным быть естественным, кто осуществляет свою идентичность и довольствуется самоуважением, того мы в последующем будем называть «благородным человеком».
Желтый: свобода.
Другое чувство самовосприятия воплощает «Ганс в счастье». Ты, наверное, помнишь: Ганс за свою верную службу получил от хозяина кусок золота. Так как ему золото показалось слишком тяжелым, он обменял его на коня — и был очень счастлив. Так как конь его сбросил, он обменял его на корову — и был очень счастлив. Так как корова при дойке толкнула его ногой, он ее обменял на свинью — и был очень счастлив. Свинью на гуся, а гуся на тяжелый точильный камень, который он, к счастью, уронил в колодец, когда хотел напиться. С легким сердцем, свободный от всякой ноши, он пришел домой. Ганс в счастье является воплощением человека, который чувствует себя свободным и независимым, который может расстаться с любым добром и среди всех возможностей выбирает ту, которая ему кажется лучшей и делает его, поэтому, счастливым.
То, что Ганс всегда теряет во внешних материальных ценностях, должно ясно продемонстрировать, что только тот может чувствовать себя свободным и независимым, кто не держится за какую-либо собственность. Для Ганса главное не материальное благополучие, а личное. Он использует из всех возможностей ту, которая наиболее приемлема в его ситуации и приносит наибольшее удовлетворение.
Во внутренней свободе, в независимости, в способности воспользоваться имеющимися возможностями, завязать контакты, улучшить отношения, переживать все прекрасное — в этом осуществляется свобода и самовыражение четырехцветного человека.
Также и в этом случае нормальным проявлениям свободы самовыражения противостоят как ненормальное преувеличение, так и недооценка. Вследствие преувеличения независимость превращается в самообольщение, замыкание в себе, безответственность. («Это меня не касается.») Такие люди охотно манипулируют ложной объективностью, чтобы избежать ответственности. Их излюбленная манера говорить — безличность.
Также ненормальную противоположность воплощают собой сверхответственные. Они страдают под давлением излишней скрупулезности. Они осыпают себя воображаемыми обвинениями и пребывают в постоянном напряженном самоедстве. Они думают и говорят: «Я обязательно должен...».
Красный: уверенность в себе.
Ты ведь знаешь Робинзона Крузо, который, пережив кораблекрушение, оказался совершенно один на острове и сумел создать себе новую жизнь. Ты представляешь себя, наверное, Робинзоном, когда ты, юноша или отец семейства отправляешься с палаткой и котелком куда-нибудь на лоно природы или даже тогда, когда попросту жаришь мясо на костре.
Робинзоны встречаются не только на необитаемых островах, но и на промышленных предприятиях, спасательных станциях, при рискованных разработках и проектах. Робинзонами являются все, кто обладает мужеством решиться на неизвестное. Кто по собственной инициативе пытается справиться с новым заданием, впервые меняет колесо на автомобиле, кто впервые организует поездку в чужие страны, кому пришла идея и он все силы и способности бросает на ее осуществление, в том течет кровь первооткрывателей-робинзонов. С каждым большим и малым поступком, в котором ты проявляешь себя большим или малым Робинзоном, растет и укрепляется твоя уверенность в себе (самодоверие).
Уверенность в себе — это следующее, третье чувство самовосприятия, собственного достоинства четырехцветного человека. Он верит в свои способности, в свои физические и духовные силы. Почему? Не потому, что он внушает себе определенные умения, а потому, что он убедился в своих истинных способностях благодаря своей активности и действительным поступкам.
Для четырехцветного человека лавры не являются пухом, на котором он покоится. Он познает себя, свою силу и свои способности только через усилия, которые требуют от него столько, что он чувствует себя и не на пределе возможностей, но и не слишком легко. Благодаря постоянной готовности к усилиям и вызову четырехцветный человек приобретает уверенность в себе, что необходимо для его самовоплощения.
Кто же чувствует себя как «храбрый портняжка», тот теряет чувство нормальной уверенности в себе. Хвастун и воображала, он постоянно хочет перепрыгнуть самого себя. В желании нравиться и в важничании («Вот остальные удивятся!») проявляется его самопреувеличение.
В противоположность этому, недостаток уверенности в себе возникает у каждого, кто предъявляет себе заниженные требования. Женщины, которые ограничиваются чтением женских журналов, умственные способности которых развиты на уровне кроссвордов, мужчины, которые расширяют свой кругозор только на спортивных аренах, ослабляют уверенность в себе. Они жалеют себя и изнемогают в самоламентациях (депрессия изнеможения).
Голубой: удовлетворение.
В 323 г. до нашей эры умер в Коринфе мужчина, которого ты знаешь. Он не снискал всемирной известности ни богатством, ни властью, ни каким-либо открытием. Его идеалом была противоположность какого-либо престижа. Все, к чему он стремился, была духовная и материальная независимость. Диоген из Синопа был проницателен, остр на язык, находчив и обладал сильной волей. Он мог бы стать удачливым купцом или политиком. Однако он жил в бочке и отдал свою кружку тому, кто пил из ладоней. Когда Александр Македонский спросил его о том, что он мог бы для него сделать, Диоген попросил его отойти в сторону и не загораживать солнце.
Диогена мы знаем как философа из группы киников. Как мало бы не было правдивого в этих анекдотах, с уверенностью можно сказать, что то, что он проповедовал и что сделало его бессмертным — это самоограничение и удовлетворенность.
Самоограничение — это четвертое чувство самовосприятия, которое также необходимо четырехцветному человеку, как и первые три. Он никогда не подчиняется насилию, но всегда приспосабливается к существующим возможностям. Он не только уверен в себе, чтобы требовать, у него найдутся силы и необходимая самооценка, чтобы отказаться или отдать другому. Если он увидит, что необходима помощь, то не святой четырехцветный человек укроет своим плащом бедного, как это сделал святой Мартин. Он скромен, миролюбив и заботлив в своем удовлетворении собой.
Ненормальная, преувеличенная скромность, самоотречение, самоотказ и даже любое самопожертвование — настоящая помощь не воспринимается, как жертвование, — эта неестественная скромность противна четырехцветному человеку, ибо он видит ее ханжескую, часто даже вымогательную нечестность. («Я не могу без тебя жить.»)
Ему также чужды самонедовольство, непрерывная жажда большего, т.к. он живет не в пустыне, а полной жизнью, сегодняшним днем, а не иллюзиями.

Самооценка

Естественность и возможность самовыражения четырехцветного человека состоит в искусстве поддерживания внутреннего равновесия благодаря этим четырем чувствам собственного достоинства.

Самооценка Цвет-символ
Самоуважение («благородный человек») (естественность, верность убеждениям, поведение соответствует убеждению) зеленый
Свобода («Ганс в счастье») (использовать имеющиеся возможности) желтый
Уверенность в себе («Робинзон») (готовность к действию: приложение своих сил и способностей) красный
Удовлетворенность («Диоген») (готовность отречься и отдать другому) голубой

Как мы уже убедились в предыдущих главах, для каждого из четырех нормальных самовосприятий имеются ненормальная самопереоценка и самонедооценка.
Я хотел бы эти три факта представить в этом месте в виде таблицы. При этом я прошу тебя подумать над тем, кого из своих знакомых ты мог бы с наибольшей вероятностью отнести к той или иной графе. Кого ты знаешь, кто переоценивает себя в своем высокомерии, или кто мучается от тайного самоедства и кажется поэтому разочарованным? Попытайся отнести в один из двенадцати разрядов кого-нибудь из близких окружающих тебя людей, наиболее подходящих для этого.

Цвет Нормальное самовосприятие = Самопереоценка + Самонедооценка –
зеленый самоуважение
(благородный человек)
самопреувеличение сомнение в себе
желтый свобода (Ганс в счастье) самообольщение самопринуждение
красный уверенность в себе (Робинзон) самопревозношение жалость к себе
голубой удовлетворенность (Диоген) самоотказ самонедовольство

А куда бы ты отнес самого себя? Не определяешь ли ты свое место в одной из граф самопере- или недооценки? Или ты считаешь, что обладаешь четырьмя нормальными чувствами самовосприятия?
Какие нормальные чувства развиты в тебе хорошо? В каких случаях ты более склонен к тому или иному отклонению?
Не бросилось ли тебе в глаза, как быстро и легко ты считаешь других либо выскочками, либо ангелами во плоти?
Ты можешь не сомневаться в том, что другие давно почувствовали, как ты к себе относишься: переоцениваешь ли ты себя или наоборот, скромен ли ты.
Твои слова, твой голос, твои глаза, твоя жестикуляция, твоя одежда и сотни других сигналов воспринимаются каждым неосознанно. Эти проявления регистрируются каждым взрослым, каждым ребенком, каждой собакой и интуитивно складываются в оценку. Все эти «сигналы о личности» не только выдают то, чем ты хочешь казаться, но и то, каков ты в действительности; они раскрывают твои самоощущения.
Выключи, например, звук у телевизора, когда кто-нибудь говорит, или понаблюдай за людьми, которых ты не знаешь. Попытайся из мимики и жестикуляции, из походки людей сделать вывод, как у них обстоит дело с четырьмя чувствами самовосприятия. Так ты сможешь научиться прислушиваться к своим ощущениям и создавать для себя более осознанное и ясное представление о людях.
Может быть и нет более важной способности, чем эта: правильно узнавать и понимать другого человека.
Ну, мой дорогой четырехцветный человек, действительно ли ты четырехцветный? Конечно, ты имеешь для этого все возможности, поскольку ты способен на все свое мужество, чтобы быть беспощадно честным по отношению к самому себе.
Ты можешь спросить: «А Люшер сам с собой честен? А он способен на то, что требует от меня? Кто вообще с собой честен до конца?»
Сделай как я: Пытайся и не сдавайся! Ибо: Честность, как и другие качества, о которых мы говорим, это не трофеи, которые мы единожды завоевали и которые мы можем теперь спокойно носить, разглагольствуя по этому поводу, в стеклянной реторте.
Твоя и моя честность зависят от того, насколько мы можем в сложной ситуации сохранять внутреннее равновесие. То же самое происходит и с другими качествами. Все качества и способности только тогда и так долго эффективны, пока и как ты их используешь. Так что, действуй! «Сегодня первый день из оставшихся в твоей жизни».

Особенности человека: его внутреннее равновесие

Даже если ты его никогда не называл словами, ты все же постоянно ставишь перед собой этот вопрос: «А кто я, собственно, есть?» Ты знаешь, что кроме тебя на земле еще много живых существ — бегающих, плавающих, летающих. Себя ты рассматриваешь как нечто особенное. Ты горд тем, что ты человек, а не какое-нибудь там живое существо. А в чем состоит особенность человека?
Биологи усматривают особенность человека в прямой походке. Признаю, что это позволяет нам сэкономить на второй паре обуви. Но является ли это причиной того, почему человек уникален? Человек — единственное существо, которое умеет разговаривать, утверждают далее биологи, хотя и знают, что не только птицы пересвистываются, но даже и киты глубоко в море ведут друг с другом переговоры. Человек обладает особо развитыми руками и особо развитым мозгом, приводят в качестве аргумента третьи. Собака на это совершенно спокойно может возразить: «А у меня особо развит нюх.»
У жирафа, как ты знаешь, особо длинная шея, у сокола — острый глаз, а у газели — особенно быстрые прыжки. И еще ты знаешь из уроков теологии, что человек — это особенное существо.
Так как религия учит тебя не знаниям, а вере, то ты веришь, что человек по каким-то определенным причинам является особо особенным. Ты слышал, что эти особо особенные попадают в ад, но особо хорошие особенные навеки празднуют в раю.
Так что же — наряду со всеми его физическими недостатками — особенного в человеке по сравнению с другими млекопитающими?
И там, где естествознание затрудняется доказательно определить решающую неповторимость человека по сравнению с животными, христианская религия решает эту проблему с дерзкой элегантностью: Неповторимость человека по сравнению со всеми иными живыми существами состоит в том, что он, как единственное одухотворенное существо, в потустороннем мире попадает или в ад, или на небеса.
Именно это составляет в действительности особенность человека по отношению к другим существам: он живет или в аду, или на небесах. Однако это не потусторонний, а будничный ад его конфликтной самооценки, в которой живет этот человек, если он не добивается, как четырехцветный человек, благодаря каждодневному самовыражению, внутреннего равновесия и не чувствует себя на земле как в раю. В том, что ты в своей настоящей жизни можешь выбирать между небом и адом, в этом состоит особенность человека!
Звери воспринимают окружающую среду, по-видимому, более дифференцировано и более деятельно, чем человек. В противоположность этому человек определяет и оценивает свое Я, свою позицию по отношению к своим собратьям бесспорно более дифференцировано и деятельно, чем зверь.
В беспрерывной, положительной или отрицательной, самооценке, в жизненном тонусе, который создается самоощущениями, в этом состоит особенность человека, его ад и его рай. Подобным самоощущениям и самооценкам, которые происходят из внутренних убеждений, звери, по всей видимости, не подлежат. Поэтому они и не попадают в рай или в ад чувств самовосприятия, которых человеку не избежать, потому что он живет с ними.
Мы, четырехцветные люди, оставляем рай на небесах «ангелам и синицам», но в нашем земном раю мы хотим утвердиться и дышать полной грудью.
Ты, как четырехцветный человек, знаешь свои четыре стороны света, по которым тебе предстоит пройти, чтобы осуществить себя. Ты стремишься действовать по королевскому принципу «положение обязывает», идти, как Робинзон, новыми путями, смеясь, как Диоген, отказываться и сохранить, как Ганс в счастье, свою независимость. Действительно на небесах ты себя сможешь почувствовать только тогда, когда эти четыре господина будут находиться не только в наилучшем расположении духа и будут совершенно здоровы, но и когда они одновременно с этим будут хорошо ладить друг с другом, т.е. находиться друг с другом в гармоническом равновесии.
Особенность четырехцветного человека состоит, таким образом, в том, что он чувствует себя на небесах своего самовыражения, когда находит внутреннее равновесие четырех чувств собственного достоинства.
Большинство из нас знает, где найти свою зубную щетку, портмоне, бутылку или любовные утехи. Где же они найдут внутреннее равновесие, этим вопросом большинство и не задается.
Так как ты можешь быть без внутренней уравновешенности только одно- или двухцветным человеком и тем самым упустишь шанс быть истинно счастливым, то спросишь себя: «Как мне найти внутреннее равновесие?»
Существуют два распространенных оправдания отсутствующему равновесию, жизни в аду. Некоторые полагают, человек — это продукт наследственности. Другие полагают, человек — это продукт воспитания и влияния окружающей среды, социальных и экономических условий, в которых он живет. В зависимости от пристрастий то наследственность, то социальные условия рассматриваются в качестве определяющей величины для человека. Конечно, и то, и другое играют определенную роль, но определяющим является нечто третье.
Я придаю большое значение тому, чтобы показать тебе с достаточной ясностью, что есть это третье. Я знаю из статистических исследований с помощью цветового теста, что по меньшей мере 65% взрослых людей смогли бы в наших условиях коренным образом улучшить свою жизнь, если бы осознали важное значение этого третьего компонента.
Между тем, мне известно, что я тебе, строго говоря, ничего не могу навязать из того, что бы ты не знал уже давно из собственного опыта. Я могу, таким образом, тебя только побудить, чтобы ты ясно осознал твой собственный опыт и правильно его оценил.
Так как образ может сказать больше, чем тысяча слов, я хотел бы пояснить тебе это третье на примере следующего образа: Можешь ли ты вспомнить то время, когда учился кататься на велосипеде?
Для начала надо было иметь велосипед. Это техническое транспортное средство сравним с телом и биологической наследственностью. И среди семейства велосипедов есть легкие гоночные машины, а есть и тяжеловесные сооружения. И среди них встречаются легкие и элегантные экземпляры, а есть и ржавые, кособокие. И велосипеды могут иметь заводские дефекты, что соответствует плохой или болезненной наследственности. Уличное движение мы сравним с социальной и экономической ситуацией, в которой ты вынужден жить. Есть гладкие дороги, а есть с неровным покрытием; такие, на которых тебя подстерегают; такие, которые круто и постоянно берут вверх, и другие, которые так обрывисты, что сгорят твои тормоза и ты можешь сломать себе шею.
Самое важное, однако, — это ты, велосипедист. Тебе показали, что ты должен крутить педали, чтобы ехать на велосипеде. Это мы сравним с ежедневной активностью. Кто не крутит педали, кто не проявляет активность, разобьет нос. Кто стремительно и внезапно хочет начать гонку так называемым кавалерским стартом, рискует прокрутить заднее колесо и закончить свою карьеру на животе.
Тебе также показали, как ты можешь править прямо и как поворачиваешь. Управление велосипедом мы сравним с желанием сознательно преследовать определенную цель.
Все это может показать тебе каждый, чтобы ты повторил. Но ты знаешь, что и наилучший велосипед (наследственность), и наилучшие дорожные условия (социальные условия), и управление (целеустремления), и то, как бы ни крутил педали (активность), не помогут тебе проехать и метра, если ты не исполнишь предварительного условия, которому тебя не обучит ни один мастер. А именно, тебя никто не научит тому, как удержать себя в равновесии. Это ты должен открыть сам по собственной воле. Конечно, учитель может бежать рядом с тобой и удерживать тебя за седло в равновесии. Но это единственная помощь, которую он может тебе оказать до того момента, пока тебя не осенит: «Я еду! Я могу!»
Внезапно ты чувствуешь, что ты находишься в состоянии равновесия и что ты можешь удерживать его. Теперь ты пытаешься сохранить это чувство и вновь его обрести в том случае, если ты вышел из своего равновесия.
Мой дорогой четырехцветный человек, знаешь ли ты, что я тебе хочу сказать этим примером? Свое равновесие ты должен был найти еще будучи маленьким ребенком, когда учился ходить. И ты должен вновь находить его каждый раз, когда ты учишься новым телодвижениям, будет ли это катание на лыжах, балетный танец или ведение смычка виолончели.
Как и в управлении своим телом, ты и в душе должен стремиться к тому, чтобы сохранять свое равновесие в часы наивысшего счастья или в час смерти. Это и есть это третье, внутреннее равновесие, в чем воплощается особенность человека, человеческое.
Если ты прочно сидишь в седле и в любое время и в любых ситуациях сохраняешь равновесие, то ты имеешь все предпосылки для полнокровного четырехцветного человека.
Как известно, господь бог закончил свое шестидневное творение человеком. Таким образом, мы субботние, а не воскресные дети. Один расплачивается за это собственным хребтом, другой еле волочит ноги. Наше тело, как известно, не самое лучшее транспортное средство. Обладаешь ли ты силой и здоровьем Геркулеса или красотой Адониса, или, наоборот, бульдога, все это дело счастливого или несчастливого случая. Ты должен смириться с этим. Хотя это и твой велосипед. Твое тело предоставлено в твое распоряжение со всей его дряхлостью. Ты очень хорошо знаешь, что твое тело не более чем та часть твоего окружения, которая находится к тебе ближе всего. Только те женщины и мужчины, красота которых превосходит их ум, полагают подчас, что они сами представляют собой привлекательный каркас. Для нас, однако, тело остается предметом внешнего мира. Тем, который доставляет нам наибольшее чувственное удовольствие и самую сильную боль.
Но не только от каркаса зависит дело, также и дорожные условия, т.е. условия окружающей среды, формируют наш внешний мир. Только в зависимости от того, в какую колыбель положил тебя аист — с соломенным или денежным мешком — протекает по меньшей мере первая треть твоей жизни. В мажоре или в миноре. Родился ты мальчиком или девочкой, старшим или младшим из братьев или сестер, это может оказаться решающим обстоятельством в том, будешь ли ты в жизни матросом или капитаном, проплывешь ты по жизни как по бурному морю или как в штиль.
Если ты должен пожертвовать лучшие годы бессмысленной войне, или если нетерпимость возобладает у анархистов или фашистов, у черных или красных, у христиан или антихристов, то ты должен быть счастлив, если найдешь и тогда свою дорогу.
Мой дорогой четырехцветный человек, ты, может быть, несколько раз и улыбнулся, но ты знаешь, сколь серьезно я отношусь к сравнению с велосипедом. Я хочу признаться тебе, что испытал настоящий страх, что мое объяснение будет недостаточно наглядным. Ибо, если пример с равновесием не убедил тебя до конца, если ты не готов сказать: «Ясно, любой ценой я должен остаться в седле, даже если рак свиснет», — то я начинаю чувствовать себя как когда-то в школе, когда слышал: «Люшер, на этот раз, к сожалению снова “неудовлетворительно”».
Однако то, как идут дела, радует меня, и мы с тобой приступим к следующему твердому орешку, к определению нормальности.

Нормальный человек

Каждый человек должен постоянно преодолевать сопротивление двух реальностей: его окружающей среды и его внутреннего мира. Ровно в центре этого внутреннего мира пытается некто определенный, который говорит себе Я, поддержать равновесие и остаться в седле.
Тебе, однако, не надо ходить далеко, везде вокруг себя ты можешь обнаружить Я, которые ежеминутно выпадают из седла, которые даже впадают в депрессию и постоянно взлетают вверх как на трамплине. Но с той же уверенностью как и с регулярностью они летят снова кувырком вниз и снова, разбежавшись, пытаются прыгнуть выше самих себя. Рядом с прыгунами, людьми-трамплинами, которые себя подогревают, имеются другие, которые позволяют себя гонять как теннисные мячи из угла в угол и партнеру по браку, и любимым людям, и работодатчику, и заклятому врагу.
Но ты как будущий четырехцветный человек не просто повторяешь Я — «я полагаю» или «я бы желал», — а ты есть и ощущаешь себя как Я. Как Я в седле и равновесии. Ты активен и держишь штурвал в своих руках. Из прочной Я-позиция, во все стороны, ты излучаешь активность. В зависимости от величины твоей силы, способностей и энергии больше или меньше радиус вокруг центра Я. И чем лучше, тем разумнее, обдуманнее и осмотрительнее ты распоряжаешься своей силой, способностями и активностью, тем более ровным будет круг вокруг твоего Я-центра.
Таким образом функционирует наш внутренний мир. Он, как известно, окружен постоянной второй реальностью, внешним миром. Поэтому я и изображаю внешний мир в качестве внешнего круга.
Глобус вращается не по кругу, он сужается, как яйцо. Во внешнем мире всегда что-нибудь происходит. Правильно круглого внешнего мира, «святого мира», никогда не было. «Святым» может быть только твой собственный внутренний мир, до тех пор пока ты удерживаешь твое Я в равновесии.
Во внешнем мире всегда существуют наросты, вмятины и столкновения. В данном случае мы видим наросты и впадины:
А здесь произошло столкновение:
Но у тебя, как четырехцветного человека, Я осталось в равновесии и твой внутренний мир отличается наилучшей округлостью. На обычном языке это означает: даже в том случае, если ты не получил отказа, ты не испытываешь сразу разочарования. Так как внутри ты сохраняешь чувство равновесия, тебе не приходит на ум оставлять впадины в твоем внутреннем мире из-за какой-либо впадины во внешнем мире или из-за какой-либо неудачи. Иными словами, никто другой не может нанести здесь тебе удар. Здесь ты сам себе делаешь впадины и выступы. Знакомо ли тебе сочувствие к самому себе? Замечал ли ты, с каким удовольствием дети во время плача используют любой незначительный повод для того, чтобы внутренне порадоваться какой-либо внешней впадине?
Для четырехцветного человека отказ — это еще не личный отвод. Или образно выражаясь: скверная ситуация — это еще не «введение в заблуждение».
Ты можешь быть внебрачным, одноглазым сиротой и поэтому еще долгое время будешь чувствовать себя обделенным и покинутым богом и всем миром, отвергнутым и «введенным в заблуждение».
Если дела идут плохо, то четырехцветный человек чувствует себя как Биас, который прокомментировал потерю всего своего богатства знаменитыми словами: все свое ношу с собой.
Это нормальное человеческое свойство: быть суверенным и скромным, уверенным в себе и независимым и поэтому постоянно в седле.
В капризном внешнем мире возможны не только банкротство и впадины. Он может также украсить и одарить тебя славой и почестями, если ты согласишься быть вьючным ослом.
Если у тебя присутствуют все чувства и ты способен восхищаться или, по крайней мере, ты прилежен, то успех не обойдет тебя. Успех как нарыв. Он буйно разрастается. Круг твоего внешнего мира не остается круглым. Кривые твоего успеха выдают твое прилежание. Ты станешь «прирожденным» дельцом, карьеристом, специалистом, светским львом, девушкой, окруженной множеством поклонников, или основной твоей деятельностью станет материнство, ты станешь квалифицированной домашней хозяйкой или сочувствующей тетей, которой все изливают свою душу. Имеешь ли ты успех и будешь ли ты лакеем и жертвой своих успехов? Любуешься ли ты своими успехами и полируешь ли ты свой образ до блеска, подобно своим ботинкам? Идешь ли ты впереди вожака своего стада или ты неуклюже ступаешь за одной из овец в своем стаде след в след?
В этом случае ты впадаешь в зависимость от этого общества с его ролями и становишься рабом твоего престижного города, даже если ты станешь президентом из президентов или звездой всех звезд.
В то время как внешний мир может определять выпуклости и вмятины внешнего круга, внутренний круг — Я четырехцветного человека — остается в равновесии, в кругообразной гармонии. Его внутренний мир неуязвим для выпуклостей и впадин.
Ты думаешь, я хочу предложить тебе глоток молока? Точнее, я хочу тебя спросить: «У тебя создалось впечатление, будто я хочу повлиять на тебя таким образом, чтобы из тебя получилось то, что маленький Макс представляет себе как идеального Морица?».
Отнюдь нет.
Ты не должен становиться ни Максом, ни Морицем, ты должен стать тем, кем ты в действительности являешься: самим собой. Этого я хочу, и ты, конечно, тоже. Для меня речь идет ни о чем другом, как о твоем самовыражении. Я хочу выразиться еще более провоцирующе: о твоем нормальном состоянии. Поскольку ты не дождевой червь, а человек, нормальным ты можешь быть только в том случае, если ты постоянно развиваешься и выражаешь себя.
Твое нормальное состояние требует, чтобы ты все время следил за внутренней реальностью, за твоим внутренним миром, чтобы он оставался в кругообразной гармонии. Только в этом случае, только в постоянном самовыражении ты в норме. И в этом случае ты — четырехцветный человек, который живет в четырехмерном измерении всей совокупности своих возможностей. Еще раз повторяю, у нормального четырехцветного человека внутренний круг круглый независимо от того, каким бы извилистым ни был в это время круг внешнего мира.

Инфантильный человек

Однако, то, что нормально происходит, в общем, чаще всего. Неудача, неверный шаг по отношению к другим воспринимается как личная неудовлетворенность, отклонение как отказ, как позор, как доказательство собственной неполноценности.
И наоборот, незначительное превосходство; случайно знаешь то, чего не знают другие; обладать последним криком моды; чрезвычайно громким выхлопом у машины; особенно однако коммерческими успехами или визитной карточкой, на которой рядом с именем полно титулов, все эти внешние, переоцененные в своем значении успехи делают большинство людей гордыми и, возможно, «счастливыми». Создается впечатление, как будто внешние события являются определяющими для состояния внутреннего мира и для самооценки человека.
Для маленького ребенка до 3-х лет, пока его Я еще не сформировалось в качестве внутреннего мира и прежде чем он научился думать и говорить от первого лица, это естественно.
Но после наступления половой зрелости, проведение параллелей между внешней и внутренней формой представляет собой наивную неразборчивость между внешней и внутренней реальностями, инфантильную слабость Я, которая противоречит норме.
Именно этот, часто встречающийся инфантильный способ мышления и переживания считается сегодня дилетантами и специалистами «нормальным».
Это, мой дорогой четырехцветный человек, оказывает свое влияние на нашу культуру. Догадываешься ли ты о последствиях?
Верующие в бога люди, каким был Хиоб, могут воспринять внутренний мир в полной гармонии, доверяясь разуму и надежной справедливости бога, даже если их внешний мир изнурен в результате потрясений от потерь и болезней. Их слабое и неразумное Я цепляется за разум бога для того, чтобы в несчастье, в момент, когда чувства застилают разум, не спутать внешнюю и внутреннюю реальности. Что происходит однако, когда господь батюшка спроваживается своими современными детьми на пенсию? А если они будут послушны новой вере, вере в технику, в материалистический социализм? А если внешняя реальность будет провозглашена единственно благословенной? Кто отразит стремительное смешение внешней, очевидной, физической реальности и внутренней психически-духовной? Ты можешь заявить, что господь мертв, но внутренняя реальность остается постоянно живой и действенной.
И не потому, что плохи успехи техники или потребления товаров, а потому, что внешняя реальность превратилась усилиями торгашей, заинтересованных в массовом потреблении, в позолоченный символ счастья, поэтому внутренняя реальность, истинный идеал, настоящее живое счастье переживает крушение.
С настоящим идеалом, настоящим счастьем, которое может быть только твоим очень личным внутренним равновесием и твоим самовоплощением, нельзя устроить сделку.
Ты не находишь, что я достаточно ругался? Было бы неплохо! Но я буду доволен, если ты причины твоего самовосприятия не будешь искать во внешнем мире, если хотя бы тебя мне удастся свернуть с дороги «Титаника». Ибо только в этом случае ты можешь держать курс на нормальность, ты являешься капитаном своего корабля, плывущего под 4 флагами — красным, зеленым, желтым и голубым.

Невротичный человек

Кроме нормального человека, у которого внутренний круг гармонично правилен, и инфантильного человека, внутренний круг которого приспосабливается к внешнему, имеется еще невротичный человек. Невротичный человек воспринимал в детстве окружающий мир, как правило, искривленным. Так как ребенком он был наивен, то круг своего внутреннего мира он копировал с теми же искривлениями. Так как все свое детство он верил, что может успешно утвердиться с помощью определенной, но искривленной тактики, его внутренний круг застыл в этой искривленности. В застывшей и анормальной самооценке заключается невротическое заболевание.
Внешний мир может быть у невротичного человека вполне в порядке, нередко так и случается. У него крепкая крыша над головой и хороший стол, но карлики и великаны внутри него, его самооценка, ожесточенно борются друг с другом.
В то время как нормальный человек сохраняет свой круглый внутренний мир, взрослый невротик наоборот, живет постоянно в изуродованном внутреннем круге.
Невротики, у которых искривленный внутренний мир, но тугой денежный мешок, составляют постоянную клиентуру психиатров, т.к. тема: «Я такой, потому что таким было мое окружение» — неисчерпаема. Я плохо чувствую себя в обществе невротиков и с инфантильными людьми часто скучаю. Как четырехцветный человек, ты отнесешься с пониманием и к тем, и к другим, но как нормальный человек ты должен жить среди нормальных.
Ты можешь быть богатым, удачливым, влиятельным, сообразительным, душевным заурядным человеком, но нормальным ты являешься только в том случае, если речь идет о выражении твоего и только тебе свойственного внутреннего идеала и внутреннего образца.
Так как понятие «идеал» используется сегодня для характеристики любой колбасной лавки, любого желания, любой потребности, от идеального бюста до идеального консервного ножа, то я предпочитаю для характеристики внутреннего идеала, который является не желанием, а бескомпромиссным требованием (совестью), пользоваться понятиями «норма» и «нормальность».

Нормальный или посредственный?

Недавно зашел разговор о последней афере с похищением. «Анархисты, которые занимаются подобными террористическими акциями, ненормальные люди», — сказал кто-то явно возмущенно.
«Если бы похитители были ненормальными, они не отвечали бы за свои поступки. К чему бы мы пришли в таком случае?» — ответил другой. Вскоре назрел кардинальный вопрос, который почти всегда ставится в подобных ситуациях, но на него никогда не отвечают: «Кого тогда вообще считать нормальным?»
Решение вопроса о том, страдает ли пациент от душевных конфликтов или расстройств, т.е. от обычного невроза, которым подвержены нормальные люди, или имеет место какое-либо отклонение от нормы, так называемое душевное расстройство или психоз, как, например, шизофрения, является каждодневной задачей многих психиатров.
Психиатр должен также устанавливать для органов правосудия, совершил ли подсудимый свой поступок как «нормальный человек» или как человек с «поврежденной вменяемостью». Если поступок совершен нетрезвым человеком, психопатом или слабоумным, то делается заключение, что этот человек был в невменяемом состоянии.
Я не думаю, что ты сомневаешься в своей нормальности, но ты будешь снова и снова спрашивать себя: «Что мне сейчас лучше всего сделать? Что было бы нормальным решением моей проблемы?»
Ты когда-нибудь задумывался, что значит «нормальный»? Значительно проще установить, что неподобающее или бессмысленное поведение является ненормальным, чем объяснить, что же, собственно говоря, является нормальным.
Меня смущает то, что норма и посредственность так похожи, что в некоторых случаях оба понятия используются как равнозначные. В то же время во мне все восстает против того, что нормальным должно быть только то, что делает большинство людей. Большинство людей ведет жизнь полную внутренних необходимостей и мучительно играемых ролей. Это не то, что я представляю себе в качестве нормальной жизни.
Норма и посредственность, которые я очень хотел бы различать, перекрещиваются снова и снова: говорят, что потеря зрения — это нормальное возрастное явление. Но разве это нормально, когда человек слепой? Конечно нет, хотя слепой, как человек, совершенно нормален. Является ли нормальным ребенок с поврежденным мозгом? В большинстве случаев он не может научиться читать и писать. Тем не менее он может очень тонко воспринимать человеческие отношения. Является ли нормальным дельный коммерсант? Даже в том случае, если человеческое не присуще ему в полной мере, следует ли говорить о какой-то ненормальной обедненности чувств? В этом случае его можно сравнить с «бесчувственным психопатом», у которого как раз отсутствуют сочувствие, чувство собственного достоинства, справедливости и стыда. Являются ли нормальными те люди, поведение и мышление которых сильно изменилось в результате преклонного возраста или какой-либо болезни, или не следует больше принимать их всерьез из-за того, что они «сами не знают, что говорят»?
Конечно же ты часто наблюдал, что очень многие люди бывают не честны, когда это им на руку или когда честность могла бы помешать. Тем не менее ни родители, ни супруги не считают нечестность по отношению друг к другу или к кому-то третьему нормальной позицией.
В области техники о нормах говорят в том случае, когда речь идет о единицах измерения или измеряемых величинах (например, о метрах или нормированных строительных элементах).
Соответственно мы говорим, что величина тела карлика и великана являются отклонением от нормы как средней величины.
Не находишь ли ты также, что Иоганн Себастьян Бах, Альберт Эйнштейн, Гете из-за своих духовных способностей были отклонением от стандарта и тем не менее были нормальными? Здесь, очевидно, понятие «нормальный» не имеет ничего общего со стандартом. Нормальность в гораздо большей степени определяется тем, насколько правдивы, естественны, соответствуют действительности взгляды и поведение человека.
Ты оцениваешь поведение как нормальное или говоришь о человеке, что он «очень нормальный», когда его поведение соответствует ситуации. Однако для того, чтобы тебе вести себя нормально и соответствовать внешней действительности, ты должен владеть определенным масштабом или нормами, на которые ты мог бы ориентироваться. Такими ориентировочными нормами являются внутренние идеалы, на которые ты ориентируешься, чтобы правильно оценивать и поступать.
В соответствии с этими внутренними идеалами, ориентировочными нормами оценивают и психиатры, и социологи нормальность человека. Если у матери нет такого идеала, как забота о своих детях, значит она ненормальна. Если у взрослого нет такого идеала, как забота о себе самом, чтобы самому есть, самому ходить, самому добиваться успехов, значит он тоже ненормальный. Человек, у которого отсутствуют внутренние идеалы, действительно ненормальный человек.
Понятие нормальный используется, соответственно, двояко: во всех физических и технических областях это означает, что что-то соответствует стандарту. Здесь нормой является средняя норма.
Напротив, нечто радикально иное означает нормальность тогда, когда под «нормой» понимают духовные ценности, внутренние идеалы. Внутренний идеал как ориентировочная норма не имеет ничего общего со средней массой. Количество и стандарт не играют здесь никакой роли. Независимо от того, честны ли люди в среднем, искренность по отношению к ближнему остается внутренним идеалом, стандартом, на который ориентируется нормальный человек в своих речах и поведении.
Если ты должен профессионально ознакомиться с психологической статистикой, то я хотел бы сказать тебе по этому поводу следующее: так как нормальность является не стандартной ценностью, а идеальной нормой, то она не может быть ни качественно, ни количественно основательно подсчитана. Поэтому понятие о статистических стандартных ценностях дают только социологические информации. Однако они не позволяют ни понять нормальную структуру человеческой психики, ни психическую структуру определенного индивида.
Нормальность, которая является определяющей для психологической оценки и обсуждения здоровых, а также расстроенных конфликтами, невротичных людей, может и имеет право измеряться только в соответствии с качественно дефинированными внутренними идеальными нормами. Если же ты будешь судить о человеке по статистическим таблицам, то с такой «наукой» ты станешь невежественным человеком.

Идеалы — да, идеологии — нет

Внутренние идеалы являются необходимостью для тебя и любого человека, который ставит вопрос о смысле своей жизни. Ты спрашиваешь о смысле, который имеет твоя жизнь как целое. Поэтому идеалы, если они охватывают всю целостность этого смысла, должны выявлять некоторые возможности специального самовыражения. Идеалы внутренней реальности являются, таким образом, ориентировочной нормой. Они, как внутренние указатели, показывают всегда только то направление, в котором должен идти человек, который хочет себя выразить. Внутренние идеалы не являются, точнее говоря, «целями», которых можно достичь, а оказывают направляющую помощь при ориентации. Чем последовательнее ты живешь по этим внутренним идеалам, тем выше степень твоей нормальности, тем натуральнее твоя естественность и тем дальше ты удаляешься от заурядности нашего общества, скованного ненормальными ролями и неестественными принуждениями. Так как тогда, когда речь идет о «смысле жизни», мы говорим о совокупности человеческих жизненных возможностей, то любой абсолютизированный односторонний идеал, т.е. любая идеология противоречит здравому смыслу. В анархистском терроризме, как впрочем и в любой другой, особенно властолюбивой идеологии, это противоречие здравому смыслу приводит к трагическим последствиям: к отрицанию всех других идеалов и особенно терпимости — и к разрушению действующих идеалов.
Нетерпимость составляет сущность каждой идеологии, так как идеология интерпретирует действительность — как бы многообразна она ни была, каким бы частым изменениям она ни была подвержена, — в постоянном расчете на абсолютизированный, односторонний идеал. Ее последователи полагают, что с помощью этого принципа они могут все объяснить и преодолеть. Анархисты — предположим, речь идет о потенциально настроенных на конфликт, агрессивных личностях — абсолютизируют, например, идеал «социальной справедливости» и пренебрегают другими социальными идеалами, такими как терпимость, откровенность, отзывчивость, доброжелательность. Поэтому они отрицают все остальные идеалы и борются с их использованием. Отсюда идеологии, как научно-теоретические, так и в области искусства, нетерпимы. При этом особенно политические и религиозные идеологии из-за своих притязаний на власть действуют в большинстве случаев даже уничтожающе.
Молодежь задает вопрос о смысле жизни и ждет ответа, который показывает, как следует строить жизнь. При этом она слишком легко попадается на удочку упрощенных толкований идеологий.
Кто, однако, в юности был приверженцем мнимых идеологий и чувствует себя разочарованным в них, как, например, многие приверженцы нацизма, коммунизма или других политических и религиозных идеологий, тот выбросил эти так называемые идеалы и свой идеализм за борт и отныне считает себя «скромным реалистом». (Тем самым он попадает под влияние другой идеологии.) Иметь идеалы и быть идеалистом — эти слова звучат для таких людей смешно и наивно. Эти разочаровавшиеся, однако, не осознают того, что они ориентировались не на настоящие внутренние идеалы, а попали под влияние идеологии.

Промежуточный итог

Я считаю, что пришло время подвести итог. Я надеюсь, ты не возразишь, если мы сейчас задумаемся, чего мы достигли.
Когда ты вспоминаешь, о чем мы говорили, что ты вспоминаешь в первую очередь? Что тебе приходит в голову? Не торопись, обдумай эту мысль. Что является для тебя пунктом номер один? Приходит ли тебе еще что-нибудь на ум? Было ли еще что-то для тебя важным? Что является вторым пунктом, который был для тебя новым и важным?
Поставим еще раз этот вопрос, но наоборот. Какая точка зрения отсутствует? Чтобы ты хотел еще узнать о четырехцветном человеке? Что еще мешает тебе стать настоящим, безгранично четырехцветным человеком?
Я спросил тебя, какие точки зрения были для тебя настолько важными, что они имели для тебя практическую ценность?
Однако я охотно соглашусь на встречный вопрос: «Что для тебя самого важно из всего того, что ты нам рассказал?»
Сравнение с велосипедом стало для меня важным. Когда я сержусь в какой-либо ситуации или когда я не знаю, должен ли я защищать свои права или лучше вместо этого обратиться к более радостным занятиям, а также в том случае, если я нахожусь в затруднительном положении или на меня нападает изнуряющий страх перед смертью, тогда я знаю, что я выпал из седла. Тогда я знаю, что я не удержался в равновесии или что я впал в пассивное самосострадание.
Ценным было для меня, кроме того, сознавать, что я делаю различие между внешней реальностью и внутренней. Еще отчетливей знаю я сегодня, что внешняя неудача ни при каких обстоятельствах не сможет повлиять на мое чувство собственного достоинства.
И наоборот, я знаю, что внешние успехи, слава ли это или деньги, которые льстили моему самолюбию, не могут оказать влияния на мой внутренний мир, на мои истинные чувства. Если бы внешние успехи делали меня гордым и нескромным, то это означало бы: «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (от Матфея 16; 26).
Сознание того, что я все время должен стремиться к четырем собственным чувствам (самоуважению, доверию к самому себе, самоограничению и независимому саморазвитию), чтобы достичь внутренней гармонии, т.е. нормальности, помогло мне понять, в чем заключается самоуправление и гармоничное самовыражение.
Четыре цвета стали для меня символами («архетипами») для четырех видов чувств, а также мышления и действия. Я часто отдаю себе отчет в том:
Ежедневное хорошее настроение и радость, богатство многообразных, интенсивно прожитых часов являются для меня свидетельством, которое не может мне дать ни один университет и ни один священник, которое я также не могу повесить на стену в качестве диплома квалифицированного четырехцветного человека, которое я, однако с радостью и благодарностью ощущаю в себе.

Основные этические нормы

Справедливость.
Кто стремится к тому, чтобы действовать в соответствии со своими убеждениями (зеленый) и скромно удовлетворяется существующими возможностями (голубой), тот серьезен (зеленый и голубой). По отношению к другим он ведет себя справедливо.
Я хочу показать тебе на примере справедливости, как постепенно мы приходим к научно-философскому пониманию этической нормы «справедливости».
Самоуважение возникает вследствие «честного убеждения». Кто себя самого в то же время умеряет, т.е. придерживается того, что существует действительно и фактически, и удовлетворен существующим, тот честен и скромен, т.е. серьезен. Это самовосприятие нужно только, в соответствии с категорическим императивом, воплотить в действие, тогда оно соответствует справедливости.
Благодаря категорическому императиву — поступай так, чтобы основной принцип твоего действия постоянно мог считаться всеобщим принципом — чувство самовосприятия «серьезность» становится этической нормой: справедливостью, надлежащим поведением, соотносимым с действительностью, благородством.
Итак, личная норма: серьезность. Социальная норма: справедливость.
Отзывчивость.
Кто чувствует себя свободным и независимым (желтый) и одновременно уверен в своих силах и способностях (красный), у того веселый нрав (желтый и красный). Он открыт, отзывчив по отношению к другим, т.е. в своей социальной ориентации, и принимает живое участие в их делах. Оба самовосприятия — самовыражение (желтый) и самодоверие (красный) — приводят тем самым к определенной социальной позиции и этической норме: к отзывчивости и сопереживанию.
Эта установка не является чем-то само собой разумеющимся. Молчаливый супруг, использующий свою газету в качестве прикрытия, или начальник, который одобряет только те идеи, что знакомы ему с самого детства или исходят от него самого, грешит против 11-й заповеди: «Ты не должен быть замкнутым».
Итак, личная норма: веселый нрав. Социальная норма: отзывчивое участие.
Ответственность.
Кто принимает решения из честной убежденности, т.е. обладает настоящим и прочным чувством самооценки (зеленый) и одновременно уверенностью в своих силах и способностях (красный), тот уверен в себе (зеленый и красный).
Уверенный в себе не отступит. Он не слаб и не податлив. Он готов взять ответственность на себя и оказать помощь, опираясь на убежденность (зеленый) и уверенность в своих силах (красный), там, где считает правильным.
Если он действует в согласии с категорическим императивом и свое чувство уверенности в себе воплощает в социальное поведение, то он готов помочь и осознает свою ответственность. Эту этическую норму мы будем называть: готовая помочь ответственность.
Итак, личная норма: уверенный в себе. Социальная норма: готовая прийти на помощь ответственность.
Терпимость.
Кто из скромности удовлетворяется существующим (голубой) и чувствует себя одновременно свободным и независимым (желтый), относится к счастливым людям, которые не волнуются по пустякам и не чувствуют себя чем-то отягощенными. При неотягощенном самовосприятии человек ведет себя по отношению к другим терпимо. Терпимый человек готов к сотрудничеству. Он коллегиален, так как свободен от авторитетных притязаний на власть. Он готов учитывать мнение других, заключать компромиссы и знает, что со справедливыми интересами других необходимо приходить к соглашению.
Итак, личная норма: неотягощенный. Социальная норма: терпимость.
Искренность.
Искренность предполагает, что человек чувствует себя самостоятельным. Кто находится под прессом зависимости, как, например, ребенок, который опасается непонимания и наказания, вряд ли будет искренним.
Самостоятельность есть совокупность двух самовосприятий — независимости (желтый) и честного убеждения (зеленый). Кто обладает этими чувствами, кто чувствует себя самостоятельным без материальной, сексуальной или идеологической зависимости, тот может быть в своем социальном поведении искренним и честным. Только этим людям можно верить.
Итак, личная норма: самостоятельность. Социальная норма: искренность.
Доброжелательность.
Хочешь благополучия другому — это признак доброты или подлинной любви. Добрая любовь и благосклонность предполагают внутреннее состояние удовлетворенности.
Удовлетворенность есть соединение двух самоощущений, с одной стороны, самоограничения, т.е. готовности удовлетвориться наличествующими возможностями (голубой) и, с другой стороны, самодоверия (красный). Ибо подлинно довольным может быть только тот, кто уверен в своих силах и способностях.
На примере этой последней этической нормы, доброжелательности, я хотел бы тебе еще раз продемонстрировать то, как из чувства самовосприятия как внутренней реальности возникает, благодаря использованию категорического императива, внешняя реальность, этическое действие.
Уверенность в собственных силах и самоограничение, оба эти чувства самовосприятия способствуют возникновению состояния удовлетворения (умиротворения). Из удовлетворения через категорический императив (поступай так, чтобы основной принцип твоего существования и поступка мог считаться всеобщим) возникает доброжелательная позиция по отношению к другим.
Итак, личная норма: удовлетворен, доволен. Социальная норма: доброжелательность.

Производные от личной нормы (Я-нормы) и социальные нормы

Четыре нормальных чувства самовосприятия мы называем личными нормами (Я-нормами):
Следующие 6 разновидностей чувства самовосприятия или Я-нормы выводятся из них:
Из этих 6 Я-норм выводятся с помощью категорического императива 6 социальных норм (этические нормы).

Я-норма Категорический императив Социальная норма
Самоуважение — серьезен получается справедливость
Самодоверие — веселый нрав получается отзывчивость
Самодоверие, самоуважение — уверенный в себе получается ответственность
Удовлетворение — неотягощен получается терпимость
Самоуважение, самовыражение — самостоятельный получается искренность
Удовлетворение, самодоверие — спокойный получается благожелательность

Этические нормы и 10 заповедей

Содержательная близость с иудейско-христианскими заповедями очевидна: «Не лги!» — это заповедь искренности. Однако наша этическая норма искренности более обширна. Не лгать, не вводить в заблуждение — это только часть искренности. Действительно искренним отношение может быть только тогда, когда ты сообщаешь другому без утайки все, что может его касаться, например, что влюбился в другого (другую).
Заповедь «Не укради!» — это призыв к справедливости. Но и норма справедливости более объемна, чем заповедь не красть. Любая выгода в ущерб другому несправедлива. Справедливость предполагает благородство в качестве основной позиции. Кто недобросовестен, кто защищается отговорками и лживыми аргументами, тот также несправедлив.
Кто терпим, не убьет только за то, что принадлежит к другой расе, к другому политическому или религиозному исповеданию. И опять, терпимость, по своему значению, более обширна, чем заповедь «Не убий». Истинная терпимость есть признание и уважение своеобразия другого. Если люди в изменившихся условиях меняют способы поведения, это не умаляет и не затрагивает их человеческого достоинства. Нетерпимость есть выражение высокомерного господства или высокомерной ограниченности и самолюбия.
Этическая норма доброжелательности находит свое выражение в заповеди «Почитай родителей!» По-видимому, настоящая любовь не всегда играла столь важную роль, которую мы отводим ей сегодня. К сожалению, эта роль часто в действительности только разыгрывается, поэтому я и хочу поговорить с тобой о настоящей любви в следующем разделе.
Этические нормы четырехцветного человека сформулированы не оборонительно, как «10 заповедей»: «Не...» Наша этика, кроме того, создает дополнительную заповедь: ты должен быть отзывчивым. Как изменилось бы значение и история христианской церкви, если бы она знала и следовала этой заповеди.
Я обосновал 6 этических норм в книге «Сигналы личности». Кроме того, в ней я противопоставил самовыражение и неестественное ролевое поведение и описал, как одеваются красный, голубой, зеленый и желтый типы, какие украшения они носят, какие употребляют словечки, каковы их увлечения и пороки и как они устраивают свое жилище.

Настоящая любовь

Из 6 этических основных норм доброжелательность является важнейшей предпосылкой для настоящей любви. Хотя и искренность, и справедливость, и ответственность способствуют превращению партнерства в настоящую любовь. Как и терпимость и отзывчивость относятся к признакам настоящих, полных любви взаимоотношений.
Мне выражение «Возлюби ближнего как самого себя» представляется математическим равенством: люби ближнего в той же мере, в какой ты способен найти настоящую любовь к самому себе. А как ты найдешь настоящую любовь к самому себе? В чем она? Для нас этот сложный вопрос уже разрешен: она состоит в том, чтобы ты в отношении к самому себе воплотил 4 чувства собственного достоинства (самоуважение, самодоверие, самоограничение и самовыражение).
«Любить себя» означает в этом случае стремление к нормальному самовосприятию и его реализация.
Если ты переносишь эту любовь, это гармоничное самовосприятие на твоего ближнего, т.е. если ты к нему доброжелателен, искренен, справедлив, терпим, отзывчив и готов прийти ему на помощь, то у тебя к нему любящее отношение.
И совсем не лишено поэтому смысла известное выражение: «Кто не любит самого себя, не может полюбить и другого».
После этих вводных замечаний, мне кажется, стоит обратиться к главной теме нашей жизни, к любви, точнее говоря, к нашему самовыражению в любви. В достижение успеха и накопление богатства, в большое «дело» мы вкладываем подчас больше знаний и способностей, как это велит наше воспитание и образование, чем в настоящую любовь. Поэтому и «любовь» часто совершается как гешефт, как обмен собственной потребительной стоимости (красота, молодость, ум, состояние, секс, привлекательность, происхождение и общественное положение) на стоимость партнера. Кто так считает или «чувствует», не любит. Его только привлекает роль, которую партнер для него играет. Он восхищается теми качествами партнера (красота, ум, общественное положение, состояние), какие хотел бы иметь сам. Кто в партнере ищет и восхищается тем, что жаждет собственно для себя самого, тот «влюблен». Он полагает, что нашел большую любовь. Но с настоящей любовью, с действительно большой любовью это не имеет ничего общего. Хуже того, этот вид влюбленности является препятствием для настоящей любви.
От партнера ожидают того, чего хотелось бы самому, чего не достает. Ожидаемая выгода может и прийти, но любовь не приходит, и ее место занимает разочарование. Кто не мирится с разочарованием, пытается теми же средствами добиться этого от другого партнера. Разочарование тем самым повторяется. Чем более человек одинок и вследствие этого чем требовательнее, тем более он становится «любвеобильным». Часто он пытается заглушить с помощью сексуальных эксцессов тягостную внутреннюю пустоту. Сексуальность, служащая самоудовлетворению за счет партнера или агрессивному уничижению партнера, легко может перерасти в зависимость и ревность, однако это не настоящая большая любовь. Также и страстность как сексуальная зависимость не является признаком настоящей любви. Напротив, у настоящей любви сексуальность является всегда выражением чувственного отклика и интимной доверительности со всеми сопутствующими формами игры.
Фрейд, великий психолог и исследователь сексуальной сферы, почти не затронул основную тему психологии — любовь. Хотя его ученик Теодор Рейк и в особенности Эрих Фромм и новые психологи определили важное место настоящей любви в психологии, у некоторых психиатров и неспециалистов все же осталось под влиянием Фрейда грубое смешение любви и «удовлетворения сексуального инстинкта». Сердечное чувство воспринимается просто как «сублимация» неудовлетворенного сексуального инстинкта, как разновидность объезда при запрещенном движении по улице.
Если же для нас большая любовь, настоящая любовь не является сделкой на рынке потребностей и потребителей, то вопрос стоит не «Где мне найти большую любовь и партнера, который бы меня безраздельно любил?», а «Как я способен на большую любовь?» Ибо событие большой любви предполагает способность к настоящей любви.
То, каков должен быть партнер, вторично, первично то, каким я должен быть сам, чтобы уметь любить по-настоящему.
Условия настоящей любви выполняет только незначительное число людей. Для большинства большая любовь остается на всю жизнь иллюзией, т.к. они так и не смогли научиться этому искусству. Кто не знает идеалов любви, не может постичь искусство любви. Психологи, верящие в фрейдистскую сексуализацию, не знают этих идеалов.
Теологи с их набожной робостью по отношению к сексуальности являются, как моральные противники чувственности, не более чем кастрированными проповедниками любви. Любовь без чувственности и нежности так же безжизненна, как и свадьба без музыки.
Кто недоволен, хотя и нуждается в любви, в том, как его любили, сам не готов к настоящей любви. Удовлетворенности можно научиться. С одной стороны, она предполагает самоограничение, т.е. довольствование имеющимися — но, конечно, не подчинение! — и, с другой стороны, самодоверие, т.е. уверенность в собственных силах.
Этот ответ может неприятно удивить тех, кто ищет «идеального партнера», ибо настоящая любовь возникает благодаря идеалам самоосуществления. Идеалы, с одной стороны, представляют собой внутренние условия: самодоверие, а также скромность, а, с другой стороны, способы поведения по отношению к партнеру: терпимость, готовность помочь, искренность и прежде всего доброжелательность. Но эти предпосылки потому так тяжело постичь, что подходящие в качестве примера люди не раскрывают интимную сферу своей настоящей любви. Образы людей, которые может каждый увидеть, например, диктор отдела новостей или популярный певец, не являются образцами для подражания. И несмотря на это, звезды популярности (певцы, телеактеры) на телевидении и в журналах выдаются в качестве образцов, так как и потому что ими восхищается публика.
Подобные личности часто особенно нескромны, даже если они и выдают себя щедро на публику в качестве таковых. Явный признак нескромности и нелюбви — это стремление так называемых «сливок общества» заполнить тиражные издания фактами своей интимной жизни и утвердить в автобиографической форме мнение, что они совершенно не способны к интимности, которую следует скрывать от других.
В обществе, где все, даже обученное интимное поведение, служит для того, чтобы играть импонирующую роль, исчезает скромность и тем самым естественность и способность любить.
В обществе, в котором все направлено на то, чтобы понравиться другим, легко стать выскочкой. Подобные люди не способны любить, т.к. они все делают — часто даже очень полезное — для самоутверждения и даже в самый интимный момент думают о том, какое впечатление производят. Как и выскочки, также мало способны на любовь и те, кто играет роль беспомощного и достойного сожаления. Роль плаксивой беспомощности — «без тебя я не могу жить» — часто играют женщины или дети с соответствующей тональностью.
Надменное самоутверждение и детская беспомощность — это роли, призванные оказывать влияние на другого. Они препятствуют раскрытию нормальной самоуверенности. А уверенность в собственных силах и готовность к помощи относятся к важнейшим предпосылкам способности любить.
Необходимая скромность низко ценится в обществе, в котором престиж и надменное желание понравиться значат так много.
Благодаря готовности довольствоваться имеющимся и ограничивать завышенные притязания с учетом мнения партнера, возникает чувство общности, т.е. того отношения друг к другу, которое желательно для настоящей любви. В нескромности, напротив, кроется часто причина краха любовных отношений.
Многие мужчины полагают, что только тогда правильно играют свою роль, когда ведут себя нескромно и самолюбиво.
Многие женщины, ложно воспринимая эмансипацию, имитируют сегодня именно это неестественное ролевое поведение мужчин. Вместо действительной эмансипации, вместо настоящего освобождения такие женщины попадают в тиски воображаемой мужской роли.
Скромность, предпосылка для чувства удовлетворения собой и способность любить, это не подчинение и самопожертвование, а довольствование имеющимся, интеграция. Кто питает готовность к помощи с жертвенностью, тот сам себя выдает, он отрицает себя. Готовность помочь из любви не ожидает вознаграждения. Кто же в противоположность этому «жертвует собой», втайне расчетлив, т.к. требует благодарности и вознаграждения в каком-либо виде.
Каждый хороший поступок, который совершается из чувства пожертвования, происходит ни из скромности, ни из истинной любви. Самоотрицание означает авторитарную реакцию, с помощью которой пытаются принудить к любви или благодарности и зависимости. («Я делаю для тебя все, чтобы ты меня любил».) Любовь нельзя принудить самоотрицанием. Подобное давление проистекает из нескромности и убивает любовь.
Больше всего нескромность выражается в требованиях, которые, часто неявно, предъявляются партнеру. Часто требуется избыток внимания или признательности. Часто превышаются притязания на избалованность или собственные выгоды достигаются безрассудным эгоизмом. Все эти нескромные ожидания приводят к разочарованию, а затем к неосознанной враждебности по отношению к партнеру. Первыми признаками внутреннего отрицания партнера являются чрезмерная чувствительность, критическое своеволие, оговорки, недовольство или отдаляющее молчание и упрямство назло. Отрицание переходит во внутреннюю замкнутость по отношению к партнеру и к сексуальному равнодушию или отталкиванию. Следствием нескромности становится поначалу удаление, затем изоляция и, наконец, разрыв.
Истинная скромность и истинное самодоверие являются потому предпосылками полных, гармоничных любовных связей. К основным признакам любви относится еще один идеал, идеал внутренней самостоятельности. Кто чувствует себя зависимым от материальных, сексуальных или общественных притязаний, тот судорожно цепляется за партнера, т.к. ищет безопасности. кто «любит» из зависимости или по этой причине держится за партнера, не найдет большой любви. Кто чувствует себя зависимым, не может жить ни в соответствии со своими истинными интересами, ни открыто и искренне по отношению к партнеру. Кто не стал внутренне самостоятельным, остается несвободным. Он живет в атмосфере зависимости, которая рождает ненависть и убивает всякую любовь.
Я не хочу называть здесь бесчисленные ложные формы любви, эти сексуальные, материальные и общественные формы стремления к выгоде, основанные на обмане. Мне хочется показать внутренние предпосылки, которые делают человека способным к настоящей большой любви. Тем самым можно ответить и на менее существенный вопрос: «Кто может быть пригодным партнером для большой любви?»
Это те же люди, которые благодаря тем же свойствам также способны любить в соответствии с идеалами самостоятельности и удовлетворения собой, самодоверия и скромности, и ведут себя поэтому по отношению к партнеру терпимо и с готовностью помочь, искренне и отзывчиво.
Большая настоящая любовь — это не иллюзия. Но она никогда не переживается многими из людей, а большинством только краткое время и только частично, потому что она является искусством, которому следует учиться, искусством, в котором надо упражняться и которое надо реализовывать.
Названные здесь идеалы — самоограничение и уверенность в себе, доброжелательность из чувства внутреннего довольства, а также искренность, ответственность и терпимость — являются необходимыми предпосылками для настоящего, гармонично сформированного любовного чувства.
Ты можешь рассматривать эти идеалы в качестве проверочного списка. С его помощью ты можешь контролировать твое отношение к партнеру и твои привычки общения с ним, особенно языкового.
Большая любовь воспринимается не только как сексуальное партнерство, но и как настоящее супружество. Она является дополнением целостности и представляет собой значительную часть самоосуществления. В настоящем супружестве партнеры могут иметь различные интересы и мнения, которые они взаимно уважают. Но они совпадают в каждом отдельном случае постоянно в своих идеалах. В этом — и только в этом! — должно состоять полное совпадение. Партнерство, в котором этот идеал совпадения становится совместным опытом и естественностью, и есть настоящая, большая любовь. В этом совпадении состоит настоящая интимность.

Список чеков и рекомендации
по достижению внутреннего равновесия

Если не едет твоя машина, ее можно доставить в мастерскую. Если нарушено твое внутреннее равновесие, можно обратиться к психиатру. В отличие от механика, который отремонтирует твою машину, психиатр не сможет отремонтировать твое равновесие. Это должен делать только ты сам. (Вспомни сравнение с велосипедом.) Он может тебе только посоветовать, как тебе самому добиться утраченного равновесия.
Так же как существуют справочники автомобилистов, в которых можно найти указания, как устранять поломки, так и этот список чеков ты можешь использовать в качестве практического наставления, которое поможет тебе понять, в чем причины нарушения твоего самовосприятия или конфликтов, которые за этим следуют.
Я не питаю иллюзий в отношении того, что невротические проявления характера можно будет исправить таким простым способом. Если же ты душевно здоров, но досаждают проблемы, которые хотелось бы понять и разрешить, если ты живешь в конфликте со своим партнером, если у тебя затруднения, сам ты страдаешь от одиночества или тебя ранит горькое разочарование, если ты хочешь стать четырехцветным человеком или им остаться, то этот список чеков и соответствующих рекомендаций может быть полезен.
Если же ты обнаружишь в этом перечне у себя типичные ошибки, если ты страдаешь от проблем или конфликтов, или если ты на цветовом круге или среди типов, которые рассматриваются во 2 части книги, узнаешь себя, то ты сможешь в соответствующей графе списка (например, А — благожелательный ангел или 1 — недовольный дьявол) найти рекомендацию, как изменить свое внутреннее состояние.
Чтобы рекомендация стала эффективной в том случае, если тебя выбили из равновесия заботы и недоразумения, ты должен так часто повторять ее при засыпании и пробуждении, во время аутогенной тренировки, в машине, за письменным столом, наклеив ее на зеркало, пока она не войдет тебе в плоть и кровь.
Дейл Карнеги, один из крупных психологов-практиков, в своей книге «Не беспокойся — живи!» предлагает среди прочего следующий рецепт того, как ты сможешь справиться со своими заботами и проблемами:
1. Запиши, что тебя беспокоит. Точно установи состав беспокойства.
2. Проанализируй его. Спроси себя, что может быть в худшем случае.
3. Спроси себя, что ты можешь сделать против этого.
4. Прими решение и определи, когда ты его выполнишь.
Ему я благодарен также за цитаты, которые хотел бы предпослать списку чеков:
Монтень: «Человек не так страдает от того, что с ним случается, как от того, как он воспринимает это событие».
Марк Аврель: «Наша жизнь — это то, во что превращают ее наши мысли».
Авраам Линкольн: «Большинство людей счастливы примерно настолько, насколько они предполагали».
Кто еще не является Гансом в счастье, тому Сенека дает следующий совет: «Начни жить сейчас и считай каждый день отдельно прожитой жизнью».

Синий чек

Осуществляется ли самоограничение?
Являешься ли ты Диогеном? Уживаешься ли ты с существующими возможностями?
А. Или ты благожелательный ангел? Не является ли самозабвение твоей слабостью?
1. Забываешь ли ты о себе ради другого, т.к. считаешь, что сможешь выторговать его любовь?
2. Восхищаешься ли ты другими (важными персонами), чтобы завоевать их благосклонность?
3. Притворяешься ли ты в своих чувствах и симпатиях, чтобы понравиться другим?
4. Подавляешь ли ты свои истинные чувства, чтобы не обидеть других или чтобы не показаться себе несимпатичным?
5. Подчиняешься ли ты из-за своей податливости другим и позволяешь эксплуатировать себя?
Особенно если ты на несколько из этих вопросов ответил «да», я советую тебе следующее для твоего внутреннего равновесия:
Вместо того, чтобы отказываться от себя и скрывать свои истинные притязания, я выдвину свои требования и рассмотрю выводы, если тем самым ничего не достигну.
1. Не являешься ли ты недовольным дьяволом? Не есть ли самонедовольство твоя слабость?
1. Нет ли у тебя ощущения, что другие тебя не понимают, а ты сам мало способствуешь тому, чтобы другие научились понимать тебя лучше и произошло совпадение взглядов?
2. Нет ли у тебя чувства, что ты никому не можешь доверять и ни на кого не можешь положиться, однако избегаешь объяснений?
3. Не недостает ли тебе чувства доверительной общности с другим, хотя сам ты не проявляешь терпения и понимания по отношению к другому?
В особенности если ты на несколько из этих вопросов ответил «да», я рекомендую для твоего внутреннего равновесия следующее:
Я постараюсь больше затрачивать доброжелательного понимания и терпения и сам так налажу отношения, чтобы они меня удовлетворяли, вместо того, чтобы отворачиваться, когда мне что-либо не подходит.

Зеленый чек

Осуществляется ли самоуважение?
Благороден ли ты? Живешь ли ты в соответствии со своими честными убеждениями?
Б. Или ты тщеславный павлин? Не является ли самопереоценка твоей слабостью?
1. Не становишься ли ты пленником собственной авторитарной роли и твоих претензий на значительность?
2. Не являешься ли ты жертвой твоего успеха, твоей красоты, твоего состояния, твоего ума, твоего благородного происхождения или других привилегий, которые делают тебя высокомерным и которые тебе еще не надоели?
3. Не относишься ли ты к всезнайкам или к тем, кто набивает себе цену критической предубежденностью?
В особенности если ты на несколько этих вопросов ответил утвердительно, я рекомендую тебе для твоего внутреннего равновесия следующее:
Я приспособлюсь к существующим возможностям, вместо того, чтобы окостенеть в своей гордости.
2. Или ты изворотливая змея? Не являются ли сомнения в тебе твоей слабостью?
1. Зависишь ли ты от похвалы и порицаний и соблазняешься ли ты выгодами престижа?
2. Хватает ли тебе мужества быть самим собой или ты начинаешь гоняться за веяниями моды и разыгрываешь псевдоличность?
3. Оттягиваешь ли ты на завтра, хотя знаешь, что должен принять решение сейчас и сегодня?
4. Прибегаешь ли ты к отговоркам, чтобы избежать решения и поступка?
5. Готов ли ты поступаться собой и делать то, что ты осознал как важное и необходимое?
В особенности если ты на несколько из этих вопросов ответил утвердительно, я рекомендую тебе для твоего внутреннего равновесия следующее:
Я осознаю бесперспективность своих притязаний и приму решение либо отказаться, либо сделать то, что необходимо для меня.

Красный чек

Осуществляется ли уверенность в себе?
Ты Робинзон? Используешь ли ты свои физические, духовные силы и способности? Говоришь ли ты: «Я хочу попытаться»? Обладаешь ли ты достаточным мужеством для рывка?
В. Или ты высокомерный выскочка и предъявляешь слишком высокие требования к себе? Не является ли стремление превзойти себя твоей слабостью?
1. Не воображала ли ты, нагоняющий скуку на других своими достижениями или сексуальными успехами, или важными друзьями?
2. Не стремишься ли ты выделиться и отличиться одеждой, привлекательным партнером, квартирой, знаниями?
3. Не пытаешься ли ты продемонстрировать своему партнеру, что ты хороший любовник?
В особенности если ты на несколько из этих вопросов ответил утвердительно, я рекомендую тебе для твоего внутреннего равновесия следующее:
Я должен спокойно проверить, что для меня действительно важно, вместо того, чтобы желать нравиться другим и пускаться в дорогостоящее высокомерие и подвергать себя риску.
3. Или ты великомученик? Не является ли самосожаление твоей слабостью?
1. Не перекладываешь ли ты ответственность за себя на других? Не возлагаешь ли ты вину за неудачи на других или на обстоятельства и не упиваешься ли ты жалостью к себе?
2. Не зависишь ли ты от партнера или от ситуации на работе, и не вызывает ли это в тебе чувство жалости к себе?
3. Не позволяешь ли ты с особым удовольствием себе помогать и не принимаешь ли ты заботу других даже тогда, когда ты сам с таким же успехом можешь это сделать?
В особенности если ты на несколько из этих вопросов ответил утвердительно, я рекомендую тебе для твоего внутреннего равновесия следующее:
Я не могу переносить то состояние, при котором я постоянно страдаю. Вместо того, чтобы поддаться самосожалению, я попытаюсь достичь своей цели собственными силами.

Желтый чек

Осуществляется ли самовыражение, внутренняя независимость и свобода? Являешься ли ты Гансом в счастье? Используешь ли ты свои возможности?
Г. Или ты полный надежд фантазер? Не является ли бегство в мир иллюзий твоей слабостью?
1. Не спасаешься ли ты в мечтаниях, о которых ты знаешь, что ты эти желания никогда серьезно не сможешь осуществить?
2. Не хочешь ли ты при малых затратах получать много денег и вообще иметь многое, не отказываясь от того, что тебе приятно.
3. Не склоняешься ли ты к мечтательности и не убеждаешь ли ты себя в том, что все будет так, как ты надеешься? Не делаешь ли ты это именно тогда, когда в действительности ты на распутье и сомневаешься?
В особенности если ты на несколько из этих вопросов ответил утвердительно, я рекомендую тебе для твоего внутреннего равновесия следующее:
Я осознаю, не гонюсь ли я за иллюзиями, и не скрываю ли я от себя свою внутренне неудовлетворенную ситуацию, вместо того, чтобы привести ее в порядок.
4. Или ты вооруженный рыцарь, готовый к обороне? Не является ли самодавление твоей слабостью?
1. Не пленник ли ты твоего ложного образа мышления: «Что скажут другие»?
2. Не отсутствует ли у тебя мужество почувствовать твои желания, выразить их и действовать в соответствии с ними?
3. Зависишь ли ты от признания других или от твоего собственного самоутверждения и нет ли у тебя чувства, что ты должен постоянно подтверждать свою значимость особыми успехами или достижениями?
4. Расстраивает ли тебя горькое разочарование или страдаешь ли ты от ревности и жаждешь отмщения вместо того, чтобы, как Ганс в счастье, спокойно перенести потерю и открыть сердце новым друзьям?
5. Не испытываешь ли ты побуждения подражать образцу удачливости или благодетельности вместо того, чтобы сделать все, чтобы быть самим собой и независимым?
6. Зависишь ли ты от оценки других и не огорчает ли тебя несправедливая критика вместо того, чтобы увидеть в ней зависть и тайное признание?
В особенности если ты на несколько из этих вопросов ответил утвердительно, я рекомендую тебе для твоего внутреннего равновесия следующее:
Я не могу подвергать себя никакому внутреннему давлению и завышать притязания, а хочу быть открытым для всех возможностей и использовать подходящие.

Психологическое воздействие цветов

Я еще мало рассказал тебе о значении четырех основных цветов. Если у тебя есть время и желание узнать побольше о цветах родного языка, подсознания, особенно если ты хочешь с помощью большого клинического цветового теста Люшера и с помощью «Теста Люшера» (Ровольт, 7-е изд., 1975) лучше узнать и понять своих близких, тогда тебе будет полезно знать точно и полно значение цветов.
Как ты уже знаешь, из четырех основных цветов — желтого, красного, голубого и зеленого — можно образовать полный гармоничный цветовой круг. Круг — это символ целостности и гармонии.
Именно это — целостность и гармония — это два направляющих идеала четырехцветного человека. Он достигает целостности, с одной стороны, за счет того, что он выражает себя в каждой области переживаний четырех основных цветов и, с другой стороны, за счет того, что он гармонично уравновешивает по отношению друг к другу эти области. Как уже говорилось, восприятие каждого цвета вызывает у тебя определенное чувство. Ты ощущаешь, что оранжево-красный цвет вызывает в тебе совершенно иное чувство, чем темно-синий. А глядя на темно-зеленый, ты ощущаешь нечто совсем иное, чем при взгляде на светло-желтый.
Когда я еще ходил в школу, то «было известно», что различные цвета вызывают различные ощущения, но тогда «наука» считала, что каждый воспринимает определенный цвет, например, оранжево-красный, по-иному.
Это «экспериментально полученное» утверждение привело меня в полное замешательство. Я должен был бы жить в непонятном хаосе, когда я воспринимаю оранжево-красный цвет как возбуждающий, стимулирующий, живой, активизирующий, а на кого-то другого этот цвет может оказывать такое же действие, как снотворное.
Мог ли я вообще, в таком случае, понять другого человека, если он видит тот же самый оранжево-красный цвет, ту же самую яркость или темноту, если он сталкивается с тем же самым тоном, с тем же самым движением, с тем же самым теплом, но воспринимает и чувствует их как нечто совсем иное?
Итак, та «наука» была заблуждением. Сегодня в результате сотен тысяч исследований цвета в США, Европе, России, Африке, Японии, Индии, Австралии, известно, что каждый определенный цвет вызывает у любого человека, у любого культурного слоя не только то же самое восприятие, но и точно такое же впечатление. Оранжево-красный действует на каждого возбуждающе, а синий — успокаивающе. В этом заключена объективная общезначимость психологии цвета.
Индивидуально различной является однако личная симпатия, равнодушие или антипатия человека по отношению к какому-нибудь цвету, например, по отношению к возбуждающему оранжево-красному или успокаивающему синему. Тому, кто жаждет возбуждения и стимуляции, оранжево-красный симпатичен. Тот, кто перевозбужден и утомлен, не переносит оранжево-красный цвет. Он считает его возбуждающим и агрессивным. Он его отклоняет. Каждый цвет, таким образом, обладает определенным объективным общезначимым качеством восприятия. Однако и в этом заключается секрет — цвет вызывает определенное чувственное восприятие, эмоциональное восприятие нельзя взвесить ни на каких весах, нельзя измерить с помощью какой-либо меры измерения, нельзя рассмотреть под микроскопом, нельзя ухватить пинцетом. Сильное чувственное восприятие вызывает бурные реакции. Эти физические реакции могут быть измерены, однако, что нельзя измерить, так это само чувственное восприятие. Именно оно лежит в основе того, что мы радуемся, чувствуем себя наполненными любовью, когда мы восхищаемся, когда мы сомневаемся или надеемся.
Подобно тому как музыка вызывает чувства, передает настроение и способна выражать самые наитончайшие изменения чувств, также и цвета путем различных цветовых тонов, путем различной степени яркости и насыщенности вызывают у каждого человека также совершенно определенные ощущения.
Будет ли для него это ощущение (например, при восприятии оранжевого — возбужденное раздражение) симпатичным или неприятным, зависит от настоящего состояния, т.е. от самочувствия человека. Эта субъективная установка по отношению к цвету является определяющей в цветовом тесте для оценки индивидуальной личности. Для нас сейчас, однако, важны только объективные общезначимые восприятия в связи с четырьмя основными цветами.
Светлые цвета, такие как желтый и оранжевый, действуют рассеивающе. Темные цвета, такие как синий и темно-зеленый, действуют концентрирующе. Поэтому говорят, что светлые цвета активные и теплые, а темные — пассивные и холодные.
Я избегаю этих понятий. Теплый и холодный — это сравнение с ощущениями при прикосновении. Они не описывают оптическое воздействие цвета и не дают однозначного психологического объяснения. Также и понятия «активный — пассивный» не дают однозначного определения. Под «пассивностью» может пониматься как расслабленность, так и неподвижность.
Желтый, самый светлый цвет, кажется растворенным в яркости. Поэтому он определяется через нее, т.е. гетерономно. Синий кажется растворенным в темноте, поэтому он тоже определяется через нее, тоже гетерономно.
Красный и темно-зеленый, напротив, находятся с их средней степенью яркости в середине. Они являются определенными и поэтому самоопределяемыми, т.е. автономными.
Эти слабые абстрактные дефиниции я должен был бы, наверное, сделать более жизненными и эмоциональными, чтобы ты мог ими впоследствии воспользоваться. Сначала я хочу подробнее рассказать тебе об оппозиции красный — синий, затем об оппозиции зеленый — желтый.

Значение красного цвета

Ты конечно же знаешь детский стишок:
Красный — это любовь,
Красный — это кровь,
Красный — это разъяренный черт.
Любовь и ярость кажутся несовместимыми противоречиями. Тем не менее, у них есть одно общее: оба выражают чувства сильного возбуждения. Любовь — это приятное, ярость — неприятное возбуждение. «Он весь красный», — говорят о человеке, который возбужден и разъярен.
В хаосе вульгарной «психологии цвета» быстро устанавливается порядок, если мы принципиально исходим из того, что каждое чувство, независимо от того, что это — возбуждение (красный) или покой (голубой), должно постоянно рассматриваться с двух точек зрения, а именно, с точки зрения «удовольствия» и симпатии или «неудовольствия» и антипатии.
Красный как удовольствие — это любовь, аппетит, сила.
Красный как неудовольствие — это ярость, отвращение, перевозбуждение.
Голубой как удовольствие — это покой, удовлетворение, гармония.
Голубой как неудовольствие — это сковывающий покой, смертельная скука, а поэтому неудовлетворенность, взбудораженность, беспокойство.
Цвета воздействуют на определенные чувства. Так как цветовое возбуждение передается от глаза по вегетативной нервной системе в промежуточный мозг, можно предположить, что эти чувства возникают в промежуточном мозге. Здесь осуществляется руководство нервной системой и гипофизом. Они, со своей стороны, осуществляют согласованную работу органов. Неудивительно поэтому, что у животных наблюдаются те же самые физические реакции на цвета.
Алжирский исследователь Бенои завязал селезням (мужским особям уток) глаза черной повязкой. Их сексуальная деятельность ослабла. Затем он посадил селезня на 120 часов под оранжево-красный свет. Размеры семенных яичек увеличились почти вдвое. Сексуальная активность повысилась.
Так как цвета, независимо от сознания, действуют непосредственно на вегетативную нервную систему, то для врача цветовой тест — это простое подсобное средство для определения духовно-физической конституции своего пациента. Ему необходимо только предложить цветовой тест пациенту и спросить: «Какой цвет нравится Вам и какой цвет Вы находите несимпатичным?»
Воздействие определенного цвета на вегетативную нервную систему у всех людей одинаково. На всех красный влияет определенным образом, а синий — совсем другим образом. Если ты какое-то время смотришь на один цвет, то твое дыхание и твой пульс учащаются, давление крови повышается, если ты смотришь на другой цвет, то эти три вегетативные физические реакции затухают. Подумай, что происходит при красном цвете, а что при синем.
Когда американские студенты в качестве испытуемых несколько минут смотрели на оранжево-красный цвет теста Люшера, их вегетативные физические функции повысились. Когда же студентам был показан темный синий цвет теста Люшера, их нервная система среагировала обратным образом. Пульс стал спокойнее, кровяное давление упало и дыхание замедлилось.
То, что выявилось у этих студентов, происходит со всеми людьми во всем мире. «Язык» цвета интернационален. Он не связан ни с одной расой и ни с одной культурой.
Уже более одного десятилетия подтверждают исследования В.Еггерта, Берлин (Диагностика функциональных синдромов с помощью цветового теста Люшера. Материа Медика. Нордмарк, 1965, №54), что люди, пораженные в результате внутреннего стресса сердечным инфарктом, предпочитают в цветовом тесте оба цвета — красный и зеленый. (Красный: активность; сине-зеленый: напряжение воли). Затем следуют цвета, которые передают острое вегетативное состояние. У инфарктников это серый и коричневый, оба цвета усталости, утомления. Еще хуже эта сердечная нагрузка при одновременном отказе от синего, от покоя: «Я не могу достичь состояния покоя».
Эротизирующее освещение для танго, конечно же, красное, и красные фонари указывают во всем мире путь туда, где продается сексуальное возбуждение.
Среди немногих художников, которые смогли описать словами, что выражает цвет, Кандинский («О духовном в искусстве») очень точно описал красный цвет. О красном он говорит, что он действует «внутренне как очень живой, подвижный, беспокойный цвет, у которого, однако, не легкомысленный характер желтого цвета, раздающего себя на все стороны».
Художник Арнольд Беклин неделями пытался изобразить страстно пылающий оранжево-красный цвет, чтобы нарисовать им шаль, на которой сидит обольстительная Калипсо.
Франц Марк на известном полотне «Три красные лошади» изобразил лошадей красными потому, что они обладали импульсивным, легко возбудимым темпераментом. Для изображения коричневой шерсти он использовал красный цвет, так как хотел показать психическое состояние. В африканских любовных письмах, которые состоят из нитки разноцветного жемчуга, красные бусинки обозначают: «Я люблю тебя страстно. Я испытываю к тебе страстное влечение».

Значение голубого цвета

К.Кестлин, малоизвестный автор последнего столетия, пишет в своей «Эстетике» (Тюбинген, 1869) о голубом цвете: «Голубой цвет — это чрезвычайно мягкий и освещающий контраст по сравнению со всем неспокойным, резким, мрачным и наступательным; проявление миролюбиво-кроткого и отрадно-свежего; это сама нежность в наглядном противоречии со всем материально массовым и тяжелым». Кандинский определял голубой цвет как концентрическое движение.
Посмотри, как-нибудь, внимательно на голубое полотно и определи, какое настроение оно в тебе вызывает.
Ты почувствуешь, как на тебя нисходит состояние неподвижного покоя, расслабленного удовлетворения, бесконечное чувство гармонии и умиротворения.
Если твои желания со всех сторон удовлетворены, если тебе во всех отношениях хватает того, что ты имеешь, то ты ощутишь законченное «наслаждение», довольное веселье, которое произрастает из самоограничения. Удовлетворение собой — это жизненная философия, в соответствии с которой жил Диоген.
Тогда становится понятным, почему Диоген сказал Александру Великому: «Если бы я не был Диогеном, я хотел бы быть Александром». Если бы Диоген не нашел удовлетворения в самоограничении (голубое), он должен был бы стремиться, как Александр, в лихорадочном ослеплении завоеваниями к самоутверждению, к силе и к импонирующему величию (красный). Напротив, в окружении голубого, который выражает самоограничение, удовлетворенность и согласие, ты чувствуешь себя в гармонично-ненапряженном состоянии. Ты чувствуешь себя принадлежащим к определенной общности и защищенным. Поэтому голубой цвет соответствует взаимосвязанности вокруг тебя: принадлежности к единству; народная мудрость гласит также: «Голубой цвет означает верность».
В состоянии восприимчивой взаимосвязанности ты особенно остро ощущаешь различия. Поэтому голубой цвет соответствует всем видам восприимчивости.
Голубой как расслабленная восприимчивость является предпосылкой для проникновения, для эстетического переживания и спокойного размышления.
Шеллинг прибегает в своей «Философии искусства» к сплошным символам голубого, когда говорит: «Тишина — своеобразное состояние красоты, как спокойствие неволнующегося моря». Голубой цвет соответствует символически женскому началу, горизонтальному направлению, левой стороне, флегматичному темпераменту.
В немецком языке существует для настроения, которое вызывается синим цветом, почти непереводимое на другие языки понятие «нрав, душа». Голубой — это идеал единства и гармонии. Это исконно материнская привязанность, верность и доверие, любовь и самоотдача (поэтому голубой плащ богоматери). Голубой — это символический цвет вечности и гармонии в общественном развитии: цвет традиции. Новалис в своем романе «Генрих фон Офтердингер» выразил романтическую позицию в символе голубого цветка:
«Он находился в состоянии сладкого полусна, в котором ему грезились самые невероятные события. Он видел себя на мягком ковре трав на краю источника. Синие скалы с разноцветными прожилками возвышались в отдалении. Дневной свет, который его окружал, был светлее и мягче чем обычно. Небо было темно-голубое и совершенно чистое. Что его притягивало изо всех сил, так это высокий, светло-синий цветок, который сначала рос у источника и касался его своими широкими блестящими лепестками. Он не видел больше ничего, кроме голубого цветка, и смотрел на него долго с несказанной нежностью».
Немецкий психиатр Ф.Штеффлер исследовал «Эфир Гельдерлина и душевную гармонию» (Arztliche Praxis, №6, 1976):
«При этом без труда можно установить, что Гельдерлин, особенно в своем романе «Гиперион», придает эфиру определение голубой, т.е. что он связывает небесную голубизну с понятием эфира. Неоднократное упоминание голубого тона побуждает нас обратиться за советом к современной психологии цветовых оттенков. Психолог Макс Люшер называет голубой цвет цветом гармонии, тождества. Упоминание понятия гармонии заставляет нас насторожиться, если мы вспомним, что через все творчество Гельдерлина, именно в качестве лейтмотива, проходит стремление к установлению гармонии между я и миром. Бросается в глаза, что голубой эфир Гельдерлина называется как раз в те моменты, когда человек отождествляет себя гармоничным образом со своим окружением. В «Гиперионе» молодой герой, воспринимая интенсивно природу, становится таким образом единым с миром: «Затерявшись в далекой голубизне, я часто вглядываюсь вверх в эфир и внутрь божественного мира, и мне кажется, что как будто родственный дух распахивает свои руки мне навстречу, что боль одиночества растворяется в существовании божества. Быть одним целым со всем, это жизнь для божества, это небеса для людей. Быть единым со всем, что живет, возвращаться в блаженном самозабвении в бесконечность природы, это вершина мысли и радости, это священная горная вершина, место вечного покоя».»

Значение зеленого

Если я тебя спрошу: «Что значит зеленый цвет?», тебе сразу на ум придет фраза: «Зеленый — это надежда». Зеленый действительно может означать также и надежду, но только в том особом оттенке, который весной у молодой листвы и почек. Только желто-зеленый, как ожидаемое самораскрытие, соответствует надежде.
По отношению к желто-зеленому в полном противоречии находится сине-зеленый. А по отношению к сине-зеленому противоположные ощущения и чувства вызывает коричнево-зеленый.
Когда я говорю о зеленом цвете как символе, я имею в виду исключительно и только зеленый цвет ели, который скорее выглядит темноватым и голубоватым.
Выступающее, сильно раздражительное движение желтого цвета и противоположно направленное, успокаивающее, отступающее движение голубого растворяются в зеленом и консервируются в нем. Поэтому зеленый цвет статичен. Зеленый не обладает воздействующей вовне кинетической энергией, а только лишь накопленной потенциальной энергией. Эта накопленная энергия не покоится, однако, в собственном смысле слова, а осуществляется в себе самой в качестве структуры напряжения и является вовне статичной.
Хотя Кандинский и пишет: «Пассивность — это самое характерное свойство абсолютно зеленого цвета», — однако, очевидно, он здесь смешивает, как и некоторые другие, статический с пассивным.
Чем больше синего добавляется к зеленому цвету, тем более твердым, «холодным», напряженным, прочным и сопротивляющимся становится психологическое воздействие цвета.
Так же как молекулы в твердом теле создают напряженные структуры, которые не видно извне, так же и в каждом человеке образуют направленные на себя, автономно-концентрические чувства напряженные структуры. Это установка человека на самого себя, которую он переживает как «Я» в узком смысле слова.
Зеленый как ель способствует появлению именно того состояния, которое мы определили как концентрическую и как саму себя определяющую (автономную) установку. Каждое утро, когда я просыпаюсь, я констатирую, что это я, со всеми своими воспоминаниями и намерениями, я, кто осознает самого себя вновь.
Но теперь мы отложим в сторону логический скальпель и скажем просто: зеленый соответствует стабильности, прочности, постоянству, настойчивости, силе воли, а что касается чувства самовосприятия, — чувству собственной значимости. Зеленый как ель соответствует настоящему, стабильному чувству самооценки, самоуважению человека, который противится всем внутренним и внешним изменениям и придерживается своих убеждений.
Несгибаемый прочный зеленый цвет соответствует девизу благородного человека: «Положение обязывает». Об этом Гете говорит в своем стихотворении:
Медлить в деянье,
Ждать подаянья,
Хныкать по-бабьи
В робости рабьей,
Значит вовеки
Не сбросить оков,
Жить вопреки им —
Властям и стихиям,
Не пресмыкаться,
С богами смыкаться,
Значит — быть вольным
Во веки веков.

     (Перевод А.Гинзбурга)

Значение желтого

Четвертый основной цвет — желтый. Это самый светлый и яркий цвет. Он ближе всего к светлому, белому свету.
В природе солнце редко бывает желтым. Мы видим его как слепящий свет на небе или как светящийся оранжевый на горизонте. Тем не менее, представление о желтом непроизвольно связывается с солнцем, каким его рисуют дети. Все, на что падает солнечный свет, ярко освещается и приобретает в результате светового рефлекса желтоватый блеск. Желтый цвет воспринимается подобно солнцу: яркий и светящийся. Желтый воздействует легко, сияюще, возбуждающе и поэтому согревающе.
После белого желтый — это тот цвет, который сильнее всего отражает падающий на него свет. Создается впечатление, как будто свет скользит по светлой поверхности. Поверхностность характерна для желтого цвета во многих отношениях. Яркость желтого цвета и отшлифованная блестящая поверхность дополняют друг друга в великолепии блестящего золота. Кажется, что желтый, как цвет поверхности, не таит в себе никакой тайны, и ни Гете, ни Кандинский не сообщают нам о сути желтого больше того, что мы воспринимаем.
Гете: «Этот цвет ближе всех к свету. В своей наивысшей чистоте он передает природу светлого и обладает свойством быть радостным, бодрым, приятно возбуждающим. — Известно из опыта, что желтый производит впечатление тепла и уюта. — Этот согревающий эффект лучше всего ощущается, когда смотришь на природу через желтое стекло, особенно в серый зимний день. Глаз радуется, сердце наполняется, настроение улучшается, кажется, что тебя обвевает непосредственное тепло». Также и Кандинский указывает на то, «что желтый в такой степени тяготеет к светлому (белому), что вообще не может быть очень темного желтого. Рассматривая желтый круг, можно заметить, что желтый испускает лучи, что из центра исходит движение и почти зримо приближается к человеку». Он переживает «первое движение желтого, стремление к человеку, которое может возрасти до настойчивости (при усилении интенсивности желтого), и также второе движение желтого, прыжок через границу, рассеивание силы в окружение... и бесцельное излучение во все стороны».
Зеленый — это концентрированное напряжение и инерция; желтый, напротив, дисцентрированное растворение и изменение. Если зеленый мы сравниваем с накопленной, статической, потенциальной энергией, то желтый соответствует динамической, кинетической энергии.
Желтый — это основной цвет. Он соответствует основной потребности свободно развиваться. Желтый предпочитается людьми, которые ищут измененных, освобождающих отношений, и, подгоняемые жаждой странствий, отправляются в дальние путешествия. Желтый цвет предпочитают также часто те, кого восхищают полеты, те, кто охотно отрывается от реальной почвы.
Желтый — как растворение, как изменение, как освобождение, как пространственный простор являет собой противоположность зеленому, который выражает напряжение, инерцию, укрепление и пространственную ограниченность.
Так как желтый вызывает чувство простора, изменения и развития, освобождения и облегчения, то он считается также цветом озарения и освобождения. В соответствии с этим ореол Христа-Спасителя желтый. Также и буддийские монахи носят оранжево-желтые одеяния. Однако, какого бы цвета ни был камзол Ганса в счастье, его всегда можно будет отнести к веселому, беззаботному желтому типу.
Как в «Питомце муз» Гете:
Лугами, чащей леса
Иду, лихой повеса,
Пою средь бела дня.
И песне в лад сверкает,
Кружится и мелькает
Земля вокруг меня.

     (Перевод И.Грицковой)
вверх