Акварун: сайт интегрального человековедения. Астрология, психология, целительство, педагогика, мантика.

Часть вторая

Всё вышеизложенное релевантно эволюции музыки. В период длинной эпохи, когда человечество существовало, чувствовало и мыслило анимистически, первобытные общества были скорее протокультурными, нежели обществами культуры. Они использовали магию тона, но не развивали музыку. Разница между этими двумя способами применения звуков фундаментальна.
Тон является прямым опытом, а музыка это миф. Переживание тона является магическим в том смысле, что оно устанавливает витальную модальность коммуникации между живыми существами. Способность слышать природные звуки, крики животных или голоса других человеческих существ, необходима, — сбой может стоить жизни. Услышанные звуки передают информацию, а знание Имён делает возможным использование магической силы в постоянной борьбе за выживание и экспансию. Магия тона оперирует через сознательное использование имитирующих звуков, несложных мантр, по-существу, являющихся последовательностями Имён — Имён космических объектов или божественных существ, управляющих различными сферами, или уровнями, сверхфизической, «астральной» реальности. Если используется бой барабанов, то он должен стимулировать или разрушать энергии жизни, исцелять и придавать воину новую силу, отпугивая врага.
Только вместе с действительно культурной организацией, единичные тоны упорядочиваются в конкретные самобытные последовательности (обычно в пределах октавы). Организация тона циклична. Она функционирует внутри определённых рамок. Тоны организованы в грама точно так же, как семейные хижины организованы в деревни. Деревня является мифом в том смысле, что коллективно переживаемая форма существования имеет определённую силу — даже, если эта сила на первых порах может означать лишь общую защиту в таящем опасность окружении. Грама также является мифом. Некое количество, наполненных силой, тонов организуются функционально, приобретая характер коллектива.
Грама не является абстрактной системой; это организованное объединение тонов, каждый из которых наполнен психической силой. Грама сакральна. Подобно тому, как звук по своей природе является творческой силой богов, — грама относится к мифу творения культуры. Через звук боги магически сообщают свою волю материи хаоса, и материя принимает определённую форму. Когда первобытные культы пропитываются виталистическим духом, способствующим распространению сельского хозяйства и скотоводства, организация тонов также принимает виталистический характер. Концепция идентичности тонов октавы в своей первоначальной форме, возможно, была мифологическим выражением циклической природы жизненного процесса — от одной весны/лета до следующей. Однако два звука, разделённые октавным интервалом, не являются одинаковым тоном; они являются, как мы помним, одинаковой нотой. Музыкальные культуры дали им одинаковые имена, затенив их фактическую разницу. Как одинаковые ноты, они заняли равноценные места и выполняют тождественные функции в циклически повторяющихся последовательностях. Важно отметить, что когда музыка рассматривается как искусство, звук, определяемый как нота внутри гаммы, имеет только музыкальный характер и функцию по-отношению к другим нотам, в то время как в виталистических культурах, и культурах всё ещё базирующихся на виталистических чувственных реакциях, грама является организованным объединением тонов, каждый из которых обладает витальной, магической, преображающей творческой силой. Вся грама, как таковая, укрепляет и поддерживает силу каждого своего тона.
Грама, будучи организмом функциональных тонов, имеет определённые границы; каждое целое ограничено. Однако не нужно думать, что тоновый организм простирается внутри октавы — т. е. в пределах математической пропорции 2:1. По-видимому, инстинктивное ощущение того, что разделённые октавой звуки одинаковы, может проистекать из того факта, что мужчина и женщина, как правило, поют мелодию через октаву. Они могут вместе следовать мелодии, но не в унисон. Ощущение идентичности двух звуков октавного интервала может быть природным, однако природа, в данном случае, означает лишь биологическое естество — естество, в котором поляризация носит сексуальный характер и жизнь увековечивает себя, поколение за поколением, во взаимодействии мужского и женского. Поколение становится ограничивающим фактором в процессе циклически повторяющейся деятельности. Но на метабиологическом уровне существования, таким ограничивающим фактором может быть пропорция 3:2 (производящая интервал, называемый квинта) или 4:3 (кварта), или даже 3:1 (дуодецима).
Музыка является мифом в том смысле, что она основывается на последовательности повторяющихся взаимоотношений: каждая последовательность, фактически составляет мистическую драму, по-существу, похожую на солярный миф. Герой солярного мифа должен преодолеть серию испытаний, — и они представляют собой разработку символических взаимоотношений с чудовищами, врагами и стихийными силами. Каждый тон архетипической грамы может быть интерпретирован как определённая фаза сакрального процесса развития сознания и силы, от одного уровня до следующего. Музыкальный солярный герой переходит из одной сферы в другую, и достигнув конца трансформации — седьмого шага, «ведущего тона» Инициации, — он становится способен слышать «музыку сфер», вновь преодолевать последовательность испытаний, требующую полного напряжения, — уже ничто не в силах уничтожить его существо. В греческой культуре это называли «гармонией», но, в терминах европейской культуры, нам лучше это именовать «мелодией души».
Музыка это миф, в котором тоны — актёры, наполняющие свои роли обновляюще-разрушительной, трансформирующе-возрождающей силой Единой Жизни, сакральным Тоном космического бытия, действующего, как на макрокосмическом, так и на микрокосмическом уровне. Сакральный тон различается по основным его качествам, каждое из которых потенциально представляет собой архетипическую форму, что, на уровне культурного психизма, интерпретируется как бог или богиня. Количество этих качеств варьируется, но числа три, пять, семь, двенадцать и двадцать два, по-видимому, имеют фундаментальное значение и сакральную власть. Музыка имеет дело с взаимоотношениями этих качеств, с музыкальным эквивалентом динамического развивающего аспекта этих взаимоотношений, то есть с мелодией. Магия тона главным образом имеет отношение к качеству тонов как они есть, а также к присущей им способности нести значение. Когда коммуникация, главным образом, необходима для передачи информации, магия тона становится речью.
Речь может быть сакральной, если она передаёт информацию, данную божественным существом. Существо инициирует объединяющий культуру-целое общественный процесс, обучая народ способам труда, мысли и чувствования в соответствии с ритмами природы; или так, как в мифе Христа, показавшего существование метафизической «природы», в которой насильственный и агрессивный характер жизни в биосфере заменяется гармоническим сотрудничеством и духовной любовью. На более позднем (поствиталистическом) этапе культурного развития, речь считается сакральной при рецитации сакральных текстов. Они включают в себя наставления и жития божественного существа на земле. Переданное ими знание — откровение, услышанное свыше (шрути на санскрите). События жизни формируют великий миф, мистериальную драму, на которой основывается культура. Официальная речь культуры берёт начало от декламации сакральных текстов; народная речь вышла из архаичной магической практики использования гласных и согласных при обмене повседневной информацией, необходимой для выживания путём совместной деятельности.
Сакральное узаконивание событий жизни божественного существа требует жестов и специфических слов, наполненных эмоциональной силой. Затем, эмоциональная напряжённость описываемых событий порождает сильное повышение вокальных интонаций, модифицируя монотонность повествования. Когда интенсивность и высота монотона повышается до вибраций восторга или понижается в отчаянии и скорби, формируется зона колеблющихся частот, которая приводит к условному (т. е. символическому) определению трёх уровней тона. Эти три уровня тона, возможно, являются источником двух традиционных тетрахордов музыкальной системы древней Греции; каждый тетрахорд включает в себя четыре тоновых уровня: один ниже и другие выше центрального монотона, или мезы. Средний тон мог быть центрирован вокруг фа-диез (относительно западной до-мажорной гаммы); нисходящий тетрахорд мог достигать нижнего до (фа-ми-ре-до), восходящий — верхнего до (соль-ля-си-до).
В рамках нашего разговора я не заинтересован выходить на арену бесконечной дискуссии, касающейся происхождения и первой манифестации греческой музыки. То, о чём я говорил выше, относится не к музыке как форме искусства, а к сакральному использованию вокальных тонов. Когда музыкальные инструменты стали всё чаще и чаще использоваться, — вначале в качестве аккомпанемента вокальным тонам в ритуальных представлениях мифов, исполняемых в Мистериях, затем как независимые источники тонов и, в конце концов, музыкальных нот — музыка стала искусством. Источники этого искусства и народны, и религиозны, хотя заметим, что народное чаще всего получает свой исходный музыкальный материал из религиозного. Религиозная музыка, однако, не является тем же самым, что сакрально-магическое использование тонов. Сакральное и религиозное различаются, несмотря на то, что очень трудно сказать порой, где одно становится другим. Переход от сакрального к религиозному происходит в результате изменения сознания, которое, в свою очередь, изменяется, если чувство индивидуальности порождает и питает сильные, центробежные социальные течения, связанные с промышленностью, ростом городов и городов-государств. Тогда происходит формирование «великих религий» на руинах осквернённых (поскольку они более не переживаемы витально и не считаются истинными) мифов и Мистерий. Эти религии несут, по-существу, внекультурное и квазиуниверсальное сообщение, необходимое для того, чтобы каким-то образом связывать (religere — лат.) человеческие существа, потерявшие почву под ногами и ставшие неспособными функционировать в больших и сложных сообществах, структурированных преимущественно умом аналитическим, рациональным, абстрактным, — умом, захваченным количественными категориями вместо качественных.
вверх