Акварун: сайт интегрального человековедения. Астрология, психология, целительство, педагогика, мантика.

6. Творение и эволюция

Появление и осуществление циклического времени  •  Творческий процесс МОЖЕТ быть понят
Творческое начало  •  Основной паттерн  •  Семь Дней  •  Человеческая эволюция и Господь Бог
«Я есть Альфа и Омега, начало и конец»
Откровение 21:6
Давайте рассмотрим ежегодный цикл вегетации растений. Когда осень подходит к концу, мы находим в почве два конечных результата активности, давшей весной жизнь множеству зелёных растений и цветов. Мы наблюдаем разложение опавших листьев и проч., но также некоторое количество ещё крепких стеблей («призраков» прошлого); с другой стороны, если мы внимательно взглянем на разлагающийся гумус, там найдутся семена, упавшие в землю в момент начала умирания породивших их растений.
Взглянув на эту упрощённую схему, мы сможем сказать, что в завершении цикла ежегодной растительной жизни, по-существу вырабатываются две вещи: семена и разлагающиеся листья. Последние смешиваются с минералами в почве, образуя гумус; семена со временем дадут новую жизнь, если только жёсткая оболочка защитит их от разрушения влагой и минует зубов мелких живых существ. Семена смогут породить не менее богатую растительность; опавшие листья, вернувшись в почву, будут вновь абсорбированы этой новой растительностью как необходимые химические вещества. Символически понимаемые два пути растительной жизни — путь семени и путь листьев — указывают на основание и повсеместность. Они иллюстрируют путь души и, соответственно, сквозную магистраль материальных элементов во всём человеческом существе. Это две линии развёртывания: одна из них приводит нас к тому, что мы можем символически назвать Братством Семени (Общность Совершенных Душ «последнего Дня»), — и линия другая, погружающаяся в хаос («Глубь»).
С точки зрения отвлечённого наблюдателя, — например, пролетающего над полем лётчика — земля зимой лишена растительности; как правило мантия белого снега покрывает почву. Нет ничего (т.е. нет чего-либо), кроме снежного покрова или бесплодной почвы. Затем приходит весна, и случается чудо. Из наблюдаемого «ничего» появляются зелёные побеги, и новая растительность покрывает почву. Итак, новое зелёное «нечто» фактически появляется не «из ничего». Оно представляет собой результат нового процесса интеграции; интеграции семени и химических элементов, оставшихся от предыдущей вегетации. К этому прибавляется вода и тепло, пришедшие с неба — всеобщая сфера. В этом процессе реинтеграции семена являются активным и позитивным фактором; хаотические частицы почвы, фактором пассивным. А источником творческой энергии является Солнце, чьи тёплые лучи приводят в движение весь процесс.
Поскольку мы видим этот процесс на поверхности земли ежегодно действующим в сфере жизни, и поскольку он следует основному паттерну, присущему любой проявленной жизни, тысячи лет он использовался духовными учителями всех народов в качестве символа постоянного космического Движения, которое порождает бесчисленное множество вселенных в сфере времени и пространства. Рассматривая этот паттерн в терминах ежегодного процесса возрождения растительности, пожалуй, мы можем ухватить самую существенную нить, ведущую к пониманию факторов, которые несомненно входят в процесс универсального Творения и проясняют, тем самым, цель Творения.

Появление и осуществление циклического времени

Когда мы пытаемся думать о Творении Вселенной согласно древним религиозным традициям, мы сталкиваемся с вопросом, на который, как нам кажется, нет ответа: что есть (или было) «прежде» того, как всё стало быть? Если время «начинается», то оно должно и «заканчиваться». И всё же, сможем ли мы на самом деле представить состояние бытия, и более того — Сущего — вне времени? Мы можем представить себе условия, при которых последовательность моментов времени бесконечно замедляется или ускоряется. Мы можем представить себе сознание, способное увидеть однажды всё прошлое, и прозреть паттерн будущего развития заранее, — так садовник, глядя на жёлудь, заранее знает, как вырастает дуб. Но ведь это не «вне времени»! Здесь существенно только разное отношение сознания ко времени.
Однако, для религиозно-ориентированного ума — а по-существу, к такому типу ума адресована эта книга, — проблема обычно кажется вполне разрешимой; и решение каким-то образом скрывается в слове «Бог». Что скрывает это слово, или что оно символизирует? Пожалуй то, что существует фактически не постигаемое состояние (единства), которое так или иначе должно быть постулировано вне времени, если концепция «творения» Вселенной Богом в определённый момент времени (каким бы удалённым момент ни был), вообще имеет какой-либо смысл. Следовательно, Бог априори представляет собой состояние всеобъемлющего, при этом трансцендентного, бесформенного, постоянного и вневременного единства. И всё же, несмотря на контраст таких понятий, как Бог и Вселенная форм, или время и изменяемость, они очевидным для нас образом связаны друг с другом — что и говорили нам религиозные тексты, а именно: что Бог «создал» Вселенную. Отношения Бога со Вселенной — каковы они?
Если мы сможем осознать природу этих отношений, мы сможем понять мотив, метод и цель процесса Творения. К сожалению, религиозные интерпретации отношений Бога и Вселенной сильно отличаются от метафизических. Это не должно нас удивлять; ибо все эти люди, погружённые в мир времени и вечно изменяющихся форм существования, в основном, могут говорить о неизменном состоянии, или царстве единства Бога, как о не имеющем характеристик нашего мира. Приблизительно так описывается Бог в мистических типах религий; и подобным образом, в трансцендентной метафизике, где говорится об «Абсолюте» через негатив, то есть, исключительно через отрицание понятий: без времени, без изменений, не ограниченный чем-либо.
У того, что вневременно, конечно, не может быть никакого начала и конца. Но можно ли на самом деле мыслить время само по себе начинающимся или заканчивающимся? Это очень сомнительно. Можно мыслить в сколько-нибудь реальном смысле определённую манифестацию времени (появление) — например, начало «цикла» времени, целостность времени.
Это может быть (по крайней мере частично) проиллюстрировано на уровне повседневной жизни тем фактом, что деятельность человеческого тела не прекращается после засыпания человека. Некоторые аспекты этой деятельности приостанавливаются и становятся не очевидны; тем не менее, деятельность в теле происходит. Мы видим, что имеет место процесс разделения внутри всего человека: ум и душа кажутся отодвинутыми (withdraw) в область приостановленной скрытой деятельности — в трансцендирующую сферу активности (в которой некоторые сны являются, возможно, более или менее беспорядочными или искажёнными воспоминаниями) — в то время, как клетки и органы тела продолжают свою химическую и ритмическую деятельность в несколько модифицированной манере. Когда человек просыпается, два уровня всего существа интегрируются вновь.
В этой нарочито упрощённой иллюстрации процессы разделения (при засыпании) и реинтеграции (при пробуждении) крайне относительны и поверхностны. В случае смерти, разделение происходит полнее, и оно представляет собой конец соразмерной манифестации времени, но само время не заканчивается от этого. Говоря в более общем смысле, термины «начало» и «конец» принадлежат сфере времени. Они относятся к некоей трансформации того, чем является, или представляет собой, время — трансформации по отношению к безвременности Бога или Абсолюта.
В состоянии абсолютного единства вневременного Бога не может быть никакого начала или конца, ибо это было бы логической нелепостью; и всё же мы можем сказать, что отношение между безвременностью Бога и космическим временем вселенной, изменяется. Изменяется оно циклически; и то, что мы называли «началом и концом» устанавливает две критические фазы отношений между безвременностью Бога и временем — между единством Бога и множественностью: её мы видим в мире вещей, а также и в мире индивидуализированных душ.
Однако, когда мы говорим о Боге, связывающим Себя с материей, мы не должны представлять себе Его, как пребывающего «здесь», и множество материальных частиц, индивидуальных душ, как пребывающих «там»! Нам не следует также думать о безвременности Бога, как о существующей до начала или после конца времени; ибо это не имело бы вообще никакого смысла. Безвременность Бога часто фигурально обозначается как «Вечное Сейчас»; она есть и действует во времени и через время, но не вне времени. Так же, как неизменное «бытие» (being) Бога есть и действует во время и через «становление» человека и материи, но не вне этого.
«Бытие» включает в себя «становление»; предельная Единица охватывает Множество подобно тому, как множество мыслей человека находятся «внутри» его единого ума. Мысли находятся внутри ума; и всё же, если человек не продумывает определённый тип или последовательность мыслей, то эти мысли находятся не «вне» человеческого ума, но скорее вне поля внимания человека. Человек не связан с ними сознательно и активно; мысли скрыты, и всё же, не активированные, они в уме присутствуют. В похожем смысле, материя вечно пребывает внутри ума и бытия Бога; но если Бог не «думает» о материи и не фокусирует своё внимание на ней, то ни вселенная, ни время, и вообще никакая вещь не может существовать.
Несмотря на трудность понимания сентенций такого уровня, мы должны констатировать, что Бог есть вневременная Гармония всего, что мы только можем воспринимать как противоположности: бытие и становление; безвременность (или вечность) и время; неизменное единство и вечно изменяющаяся множественность. Поскольку мы принадлежим к сфере изменений и множественности, мы можем только смутно ощущать эти полярности абсолютной сущности Бога через осознание времени и циклов — «как через стекло». Мы довольствуемся наблюдением полярностей, развёрнутых в циклическом времени; так мы разглядываем распавшийся на отчётливые цветные грани луч солнца, пропущенный через призму. То, что есть внутри Бога (как вневременного, совершенного, гармонического соотношения элементов), становится для нас изменяющимися отношениями между идеальным понятием единства и нашим опытом множественности.
Когда мы говорим о начале Творения, мы имеем в виду момент, в который Бог представляется нам сфокусировавшим Своё внимание на сфере материи. Мы можем сказать, что «началом» является момент вхождения Духа Бога в мир времени. «Концом» является момент, в который совершенная душа, достигнувшая божественной цели Творения, утверждается во вневременном единстве Бога.
Начало и конец — Альфа и Омега активных взаимоотношений между Богом и сферой множественности, материей и индивидуальными душами. Время само по себе, может быть наилучшим образом понято, как выражение этой связанности всеобъемлющего Целого и Множества. Это есть «развёртывание» безвременности Бога, и напоминает развёртывание чувства сострадания в любящем сердце, видящем продолжение мучений от болезни живого существа. Время это видимая ткань (warp) активности Бога; следовательно, для нас, — тех, кто принимает форму и вовлечён в циклические нити этой ткани — время, сознательным образом переживаемое, обнаруживает единство Бога и непрерывность Его деятельности.

Творческий процесс МОЖЕТ быть понят

Вселенная рождается от божественной реализации необходимого изменения в состоянии взаимоотношений между единством и множественностью. Реализация необходимости порождает желание к действию; это желание становится мыслью, как внимание Единицы фокусируется на проблеме того, как поступить со Множеством. Мысль и цель сливаются в представлении решения, плане действия.
Этот «план» имеет по-существу одну цель: привести всё Множество к более интегрированным и более гармоничным взаимоотношениям с Единым. Это план интеграции. Создание, по-существу означает объединение Множества несвязанных элементов в состояние единства посредством некой формы, структуры, или паттерна взаимоотношений.
Для нас, человеческих душ и умов, знающих мир жизни на земле, в фактическом процессе творения нет никакой мистерии. Это процесс, который происходит не мгновенно; он имеет определённое количество характерных фаз. Это те фазы, которые символизируются в библии «Семью Днями» Творения, и мы это сейчас увидим.
Творение предполагает трансформацию и, прежде всего, новые взаимоотношения между объектом (представляемым и воображаемым индивидуумом) и материалом, существующим отдельно. Однако, если мы хотим представить себе божественного Творца, — Творца, Который не может быть понят как существо совершенно отдельное от материи Своего Творения, если он действительно является всеобъемлющим Единством и вневременным Бытием, — обычная идея Творения выглядит несостоятельной. Она проваливается потому, что ум затрудняется мыслить соотношение между временем и безвременностью Бога. В попытке избежать эту трудность, в качестве приемлемого выхода, была задействована и популяризирована иррациональная идея «Творения из ничего» (ex nihilo); и тем не менее, фактически это является интеллектуальным ухищрением.
Подобное понимание относится к метафизическим, к тому же постоянно действующим, взаимоотношениям между вневременным единством Бога и сферой времени, изменений и множественности. Но давайте не станем делать ошибку снова, думая о таких взаимоотношениях, как о взаимоотношениях двух внешних друг к другу факторов. Множество, как таковое, находится внутри Единства. Оно есть предполагаемая сложная задача, включённая в него. Творение начинается тогда, когда Единство переходит из состояния своей чистой субъективности к состоянию, в котором Множество предстаёт чем-то, нуждающимся во внимании. Бог мыслит материю и души (своих потенциальных «сыновей») как отдельные от Себя, и всё же находящиеся внутри Него. Состояние поляризации начинается «небом и землёй» первого стиха Книги Бытия. Множественность поляризует Единство. То, что есть множество — проявление «прошлого», оставшийся от прошлого материал. Но если есть прошлое, должно быть и будущее; ибо в Боге всё существует в Гармонии противоположностей. Определённый цикл времени начинается в попытке привести прошлое к состоянию будущего интегрированного существования — состоянию, в котором результаты прошлого будут «искуплены», т.е. трансформированы и преображены более совершенным, божественным сознанием полной связанности и Гармонии.
Будущее это идеальная цель интеграции, прошлое — то, что в этой интеграции нуждается; а настоящее это Бог, действующий «сейчас» в направлении реализации идеальной цели. Настоящее это время, в аспекте сострадания и любви Бога в действии; это вневременная Гармония Бога, проявляющая Себя в созидательном аспекте времени. В действительности, Творческий Акт Бога есть данный момент — сей час.
Когда мы полагаем, что Бог, Отец, создал мир раз и навсегда в каком-то отдалённом прошлом, этим полаганием мы утверждаем нашу отдалённость от Отцовства и наше непонимание его действия. Мы думаем о «мёртвом времени», т.е. о том, что исчезло или всё ещё остаётся неисчерпанным. «Живое время» это Настоящий момент, в который Бог, Отец, проявляет Своё Отцовство; это появление новых решений, вызванных новыми проблемами, причиной которых являются вечно изменяющиеся взаимоотношения между всеми формами существования. Никакая необходимость не остаётся такой, какой она была «только что». Ибо у Бога ничего не «бывает», поскольку обращённое внимание Бога и есть то, что непосредственно «есть»! Поскольку Бог рассматривает совершенство своих «сыновей» в конце большого цикла, а это, тот же час, связывается с осведомлённостью Бога об одновременном поражении многих других, желавших реализовать своё божественное сыновство; и тут же звучит новый призыв новой вселенной внутри бесконечной потенциальности Бога, содержащей ответы на неисчислимые множества проблем; тут же, «сейчас», начинается новая вселенная, по крайней мере, потенциально. Божественное состояние — это состояние непрерывного высвобождения девственно-чистых потенциальностей. Сей час — это точка для появления этих творческих потенциальностей; это точка живой спонтанности и творчества.
Однако то, что было высвобождено, должно неизбежно спускаться на «более низкие» уровни потенции, и становиться деятельностью по отношению к другим формам деятельности. В этой неизбежной соотнесённости и существуют время и циклы. Последние должны существовать, и мы должны изучать их ритмы и значения. Да, эти циклы неизбежны, но не трагичны! Соотнесённость является фундаментальным принципом всего сущего, и Бог — есть совершенная, гармоническая соотнесённость всего. Что трагично, так это отрицание чуда Творения, возможного в любой момент; это отрицание всегда присутствующей возможности творческого изменения. То, что началось, должно следовать своему циклическому паттерну; но что-либо может начаться прямо сейчас. «Всё возможно Богу». Отрицать это — значит отрицать Бога. Атеизм это иное слово для обозначения инерции.

Творческое начало

Любой творческий акт начинает цикл. Вся жизнь и вся история цикличны; т.е. они придерживаются базового структурного паттерна развёртывания и служат определённой «цели», не в буквальном смысле слова, но в смысле существования возможности ответа на необходимость. Творческий акт в Настоящем — это реакция на прошлое, а развёртывание этого ответа есть (циклическое) время в будущем; т.е. время, достигающее осуществления того, что в начале являлось потенцией.
В цикле вегетации прошлое представлено гумусом, составленным продуктами распада; а будущее это новая вегетация; множество развивающихся растений нужны, чтобы дать химически обработанным остаткам прошлого новый шанс пережить пассивное единство внутри живого организма.
Как будет происходить эта новая вегетация? Не «из ничего»! Она возрастает из семян, переживших смерть всех вещей закончившегося цикла — семена в земле, которые остались нетронутыми и интегрированными (и таким образом, «бессмертными») как потенциальные средоточия будущих действий жизненных сил своего собственного растительного вида. Осенью, внутри множества семян, жизнь возвращается в широкую потенциальность своих характеристик (или качеств), которые нам известны как «виды». Так множество «покрывается» Единством. Во время этой фазы «ухода» происходят «мутации». И когда весеннее солнце вызывает новый всплеск жизни, «единая жизнь» — внутри всё тех же семян — пробуждается вновь; происходит зарождение; новая вегетация проявляется в новом цикле.
Это творческое возрождение циклического существования символизируется в первой главе Книги Бытия термином Элохим, который мы просто переводим как «Бог». Однако это слово пишется во множественном числе! Оно может обозначать «ОН-боги». Это Бог в творческом аспекте; или скорее, это слово представляет собой проявление Отцовства Бога (т.е. EL) из состояния абсолютной потенциальности и единства, которое мы называем Отцом. Отцовство, EL, есть единая сила, единый поток творческой энергии в своём источнике; это Дух как единая трансформирующая Воля и Цель. И всё же, Отцовство должно действовать в и через сонмы творческих эманаций, или лучей. Точно так же, как в весеннее время жизнь вида возрождается в едином акте зарождения, хотя акт совершается множеством семян, — так и Слово, которое есть «в начале» (от Иоанна 1:1), являясь единым высказыванием, состоит из множества букв. Голос, произносящий Слово — Голос Бога; много буквенное Слово — Элохим, Творческое воинство.
Однако можно спросить — зачем совершенному Братству «божественных душ» и «сыновей Бога», представляющих собой духовный урожай конца цикла, нужно возвращаться в мир жизни?
Отсутствие удовлетворительного ответа на этот вопрос всегда отягощало мысль Азии, и особенно южный буддизм. И тем не менее, что может быть проще для понимания! «Божественные души», по достижению «совершенства» и единства в Боге, неизбежно должны принимать участие в безграничной любви Божественного. Разве могут они совсем оставить позади себя тех существ, которые во время долгого периода их собственного пути к совершенству, оставались на обочине или следовали путём, неизбежно ведущим к состоянию «распада листьев»? Как может Сострадающий забыть об оставшихся людях, вместе с которыми Он был воплощён? Возможно, ошибки этих самых людей обеспечили в своё время условия, при которых победа Совершенного стала возможной!
Можно сказать, что эти «божественные души» непременно отработали всю свою карму, как гласит широко распространённая (и очень часто неверно понимаемая) фраза. Но это слишком поверхностная точка зрения. Совершенный не может «забыть», поскольку он полностью напитан состоянием безвременности и всеобъемлющего единства. Бог не может «забывать», даже если нам, втянутым в вихрь времени существам, кажется, что Он не помнит о нас. В момент Творения, Он «вспоминает» снова. Вневременной Бог не может забыть; и Он как Отец, в своём многочисленном божественном воинстве («урожае семян» циклического времени), так же, как само ядро творческой деятельности, Элохим, является источником нового творческого потока существования времени. Таким образом, не существует ничего «забываемого» «божественной душой» — и также эта душа не может быть забытой.
Поскольку Бог «помнит» в своей вневременной всеобъемлемости, то и «божественные души», достигающие совершенства в конце своего цикла не могут погрузиться в «не-бытие» — что могло бы означать быть забытыми Богом! Даже если они переживают некий период «зимнего» скрытого состояния и «восстановления сил» в огромном океане потенциальности — океане духа, Девственности (Virgin) всех миров — «божественные души» призываются древним Именем и новым пробуждением душевной памяти, когда внимание Бога «ещё раз» обращается к тому, что осталось незавершённым в циклическом времени — «незавершённому делу» прошлого.
Это то «обращение внимания», которое в огромном мировом цикле является возобновлением времени. Бог видит Себя, как «Его сыновья», мы можем сказать. Когда это происходит, нельзя более говорить о Единстве — чистом и простом. Внутри Бога вновь появляется Элохим, ОН-боги; множественность становится активной, и космическое Семя приводится в движение силой зарождения. Тогда как Элохим, оглядывающий в духе поле будущего Творения (тёмные воды «земли»; Книга Бытия 1:2), осознаёт меру последствий хаоса, и вот — Бог высвобождает активную силу связанности, которая является энергией для субстанции божественной Любви-Милосердия, которая есть «Свет».
Решение проблемы хаоса присуще природе Света. И этот Свет есть «душа» воображения. Свет растворяет тьму — подобно тому, как сознание души разрешает проблемы, укоренённые в «глубине» бессознательного (психологического) «гумуса», созданного нагромождением разрозненных плодов прошлых падений и неудач. Аналогично, по-настоящему творческое воображение привносит порядок в ход инерции прошлого и насыщает данный момент видением будущего — целью и планом.
Действительно, первейший аспект божественного Отцовства это творческое воображение — власть предвидеть разрешение любой необходимости, плюс способность эффективно планировать реализацию визуализированных в уме решений. Творческое воображение это сила Элохима. Она смешивается со Светом, который несёт центральный принцип связанности в бытие Бога — «Сердце Бога», — и эти две силы в абсолютном единстве начинают актуализацию творческого процесса.

Основной паттерн

«Семь Дней» Творения, описываемые в первой главе Книги Бытия, представляют собой семь характерных фаз творческого процесса вселенной. Но паттерн, показанный в символическом библейском повествовании истинен для всех творческих процессов — везде и на любом уровне. Творение, я повторяю, это не мистическое событие, случившееся шесть тысяч (или же много триллионов) лет назад. Творение присутствует в любом моменте. Бог «действует» сейчас. Библейский нарратив применим к любой ситуации, в которой остатки прошлого трансформируются в более интегрированное, более «совершенное» состояние бытия в будущем. Такая трансформация постоянна; сопротивляться этому, значит сопротивляться творческому духу Бога-Элохима. Отказываться от изменений, направленных в будущее, значит начать умирать духовно. И основной силой, способной повлиять на будущие изменения и метаморфозы, всегда является воображение.
Творческое воображение действует через ум; но ум должен ясно видеть различие между творческим Умом Бога и человеческим умом. Конечно, в обоих случаях суть деятельности ума есть формирующая сила. Деятельность ума направлена на сосредоточение посредством формы. Но божественное сосредоточение Ума — огромный вечный поток творческого воображения и любви-милосердия Бога, — в то время как человеческий ум, по-существу является способностью к ассоциированию, способностью соотносить, обобщать и абстрагировать множество данных, поставляемых человеческими чувствами.
Человеческий ум обобщает частные случаи, строя теории и системы, опираясь на результаты полученного опыта и экспериментов мира «жизни и материальности». Божественный Ум фокусирует универсалии в частном. Как кристальной чистоты линза концентрирует рассеянный солнечный свет в образ солнечного диска, так божественный Ум концентрирует творческое воображение и любовь Отца (т.е. рассеянную универсальную силу Отцовства) во множество точных «образов и подобий» Отца, каждый из которых — потенциальный «сын», совершенная «божественная душа» в потенции.
Эта формирующая деятельность божественного Ума разворачивается в последовательности шести основных фаз, называемых в первой главе Книги Бытия «Днями». Эти «Дни» представляют собой шесть шагов инволюции Духа Бога в сферу архетипических форм и душ; и в конце шестого Дня в Уме Бога создаётся Форма, совершенный Архетип, Человек как образ и подобие Отца. Эта совершенная Форма, или основа, Человек, далее проецируется и выражается в материальности, — это напоминает проект дома, который будет использован при постройке здания дома из необходимых для этого материалов: глины, известнякового раствора и дерева.
Таким образом, человек появляется в сфере жизни как «живущая душа» (см. Книга Бытия 2). Начинается эволюция души; и библейское повествование выделяет три характерные периода этой эволюции: от Адама до Авраама, от Авраама до Моисея, от Моисея до Иисуса. Такую эволюцию следует понимать, как более тесное «соглашение» («завет») между Богом и человеком. Душа эволюционирует из состояния «души живущей» до состояния «души божественной»; но Бог, в симметричном движении, постепенно «наполняет» человека до тех пор, пока человек и Бог не становятся в Иисусе Христе совершенно одним.
Через это Воплощение Бога и Преображение человека, для всех по-настоящему индивидуализированных «сынов человеческих», открывается возможность стать через Христа творческими посредниками, расширить творческую деятельность Отца и приумножить Воинство «сынов Бога». Благодаря этой возможности, человек, даже если он ещё находится в состоянии индивидуальной эволюции, весьма далёком от конечной цели, должен постоянно ориентироваться на творческий процесс и сонастраиваться с ним, поскольку этот процесс от Бога.
По-настоящему творческий опыт, однако, не приходит через использование только лишь человеческого ума, который, как мы помним, функционирует, как ассоциативный интеллект и направляется эмоциональными импульсами, которые привязаны к материи «гравитационными» силами эгоистических желаний: власти, богатства или славы. Человек может никогда не стать в полном смысле творческим индивидуумом, если он не станет посредником божественного Ума; если Элохим, ОН-боги, не станет творить через него.
Теперь следует подчеркнуть, что в первые шесть Дней Творения происходит формирование творческой Мысли, а не создание материальных организмов и тел в том смысле, в котором мы сегодня используем слово «материальный». Самое большее, что можно предположить об этой архетипической «организации» божественной творческой Мысли, это представить её «моделью» того, что впоследствии будет претворено в сфере жизни. Это можно уподобить архитектурному проекту, или музыкальной партитуре композитора. В совершенном проекте или партитуре, законченное произведение полностью определено, включая мельчайшие детали; и всё же, множество фактических воплощений (звучаний) симфонических партитур могут совершенно не отразить и даже полностью извратить замысел (или цель) создателя; и множество подрядчиков и строителей провалили попытку возведения в материале идеального храма, прорисованного воображением архитектора, и затем, полностью сформулированного им в конечном проекте.
Каждый творческий процесс приводит к некоторому количеству сбоев, то есть, к определённой степени соответствия чистому Архетипу в божественном Уме. Причины таких провалов сложны, и они характерны для взаимоотношений между материей и Создателем (материалом и мастером). Они присущи природе времени и изменений в непрерывной поляризации единства и множественности. Именно по этим причинам периодически возникает необходимость вселенской ре-интеграции.
Все творческие процессы могут рассматриваться, как формулирование и воплощение «проекта». Проект Бога это возможное создание, по Его образу и подобию, множества совершенных душ. Для чего создание душ? Не ради «славы» Бога — ибо это выглядит преуменьшением Бога до человеческих масштабов! Для того, чтобы через деятельность этих душ (множества Его «сыновей») хаотические остатки прошлого могли снова испытать интеграцию и единство, и прошлое становилось преобразовано, космосом настоящего времени, в божественное будущее.
Человек был назван Храмом Живого Бога. Но ни один настоящий храм не строится во славу архитектора, как «красивый» памятник. Он строится, чтобы работать. Он задумывается и сооружается для собрания людей с тем, чтобы они могли в священном месте пережить Присутствие Бога, и таким образом, постепенно трансформироваться в больше-чем-человека.
Всегда и на любом уровне то, что создаёт Бог в целях интеграции — трансформируется и преображается. «Индивидуальная душа» преобразуется в «божественную», и материальные частицы (хаотичные вначале) усовершенствуются, а затем перевоплощаются в божественную энергию; материя в состоянии хаоса является неодушевлённой энергией, сведённой к состоянию почти абсолютной инерции.

Семь Дней

1. Первая фаза любого чистого творческого процесса, по-существу, относится к осознанию творцом того факта, что существует некая потребность, требующая удовлетворения. Мы можем представлять себе эту потребность множеством способов; на человеческом уровне, например, автор может начинать творческий проект с целью удовлетворить психологическую или материальную потребность. Если художник создаёт «потому, что должен», это просто означает, что потребность выражается в форме психологического понуждения. Однако, это «понуждение», в некоторых случаях, может быть направлено творческими Силами более высокого порядка с тем, чтобы актуализировать Архетип, пребывающий в уме Бога. Творец испытывает сильную заинтересованность, или внутренне понуждаем, ответить на потребность. Он мобилизует свои энергии (т.е. Он «проявляет волю») для ответа на вызов.
Это есть День первый (Книге Бытия 1). «Небо и земля» относятся не к миру материальной реальности, но к тому, что осознаёт Бог, поскольку обращает Своё внимание на дуалистическую реализацию полярностей духа и материи, субъективности и объективности. Реализация происходит полностью внутри Бога, Единого. Единый «думает» о Многих. Древнееврейское слово B’rashit («в начале») этимологически означает «в голове», в уме; или в другом значении — «в семени». В первых словах перевода Евангелия от Иоанна греческий термин использован как «начало» — «arche», то есть «принцип».
Первое «воспоминание» прошлого пробуждает в гармоническом бытие Бога активное состояние, — «Дух Элохима кружился над поверхностью вод», познавая таким образом «остатки» (затопленной памяти, «бездны») прошлого. Тьма над бездной это препятствие, возникающее пред взором Бога. Эта тьма побуждает Его высвободить свет. Бог не может не действовать просто от того, что Он есть таков, как Он есть. Божественная активность — это всегда активность, соответствующая необходимости; но «необходимость» Бога иная, — она не имеет привычного для человека характера, понимаемого им, как то или иное принуждение. Действие и бытие едины и неразделимы в Боге; творческое действие в Нём абсолютно спонтанно, и в том числе, когда оно необходимо. Здесь нет потенциального сопротивления, препятствия или конфликта. Сострадание едино с волей, и воля становится актом без интервала промедления.
Акт высвобождения Света: «Да будет Свет». Этот Свет поднимается из самой основы божественной Гармонии; это сила связанности, и это любовь-милосердие. Это Христос, Альфа цикла манифестации. Христос — ядро единства Творческого Воинства Элохима. Он есть Свет, и Он же есть возрождение времени, Эон.
2. Создатель, имеющий желание создавать и поляризовывать своё сознание (свет-и-тьма здесь могут интерпретироваться как дуализм неограниченного воображения и самокритики, или самопоиска), визуализирует, в свете спонтанности, основное решение «идеи семени» — её основы и «возможности» полного развития.
Эта стадия устанавливает создание «небесного свода» в течение второго Дня. Латинское слово означает «твёрдый ум». Бог называет небесный свод «небом». Но это уже не то «небо», о котором говорится в Книге Бытия 1:1. Это та небесная ширь, которая в архаическом сознании занимала место духовного основания, творящего Ума Бога, универсального Формирующего Органа «посреди» всего существующего.
3. Основное решение, «схваченное в духе» или постигнутое интуитивно, должно быть выражено в новой форме, или формуле — новом способе соотнесения элементов, — которые суть наследие прошлого. В новой симфонии используются те же ноты и большинство тех же инструментальных интонаций так же, как и в сочинённых прежде симфониях; но соотношения между этими нотами и интонациями новые, и это означает иное решение партитуры в новой симфонии.
Это есть третий День Творения. «Воды под небесами» составляют то, что станет сферой жизни, сферой, где материальные частицы хаоса будут постепенно интегрироваться в живые организмы. Бог задумывает такую сферу и первое в ней проявление жизни. Понятием «семени» (1:11) устанавливается весь циклический паттерн манифестации жизни — но устанавливается он, как архетип в Уме Бога.
4. Четвёртый шаг доводит до конца то, что было начато в двух предшествующих. Визуализированный план (шаг два) становится законченным проектом храма, партитурой музыкальной симфонии, пошаговой формулой химического (или духовно-алхимического) процесса. Этот план явно нуждается, если не в записи, то во всяком случае в какой-либо «фиксации» в уме или памяти.
В ходе четвёртого Дня, Бог обозревает то, что было начато в течение Дня второго, точный паттерн, действующий в «небесном своде», основной ритм. Для халдеев, и всех человеческих обществ первого тысячелетия до нашей эры, солнце, луна, звёзды и планеты представляли собой Формирующие Силы вселенной, «Творческую Иерархию». В течении четвёртого Дня Бог очерчивает контролирующую и осуществляющую роль всех космических процессов, определяющих основание для эволюции человека и его восхождения к совершенному состоянию божественного Сыновства.
5. Проект, музыкальная партитура (или формула), являются первыми ментальными абстракциями. Чтобы получить определённое звучание, нужные материалы должны быть собраны, обработаны и усовершенствованы.
В пятый День были созданы животные, живущие под водой и в воздухе, но не как плотные, материальные организмы (об этом говорится в Книге Бытия 2:19), но как роды и виды. В определённом смысле, морские и воздушные животные рассматриваются как средства усовершенствования материй жизни, которые будут использоваться человеком и его предшественниками. Эта ссылка относится, возможно, к алхимическим элементам, Воде и Воздуху, связанным соответственно с эмоциональной и интеллектуальной природой человека.
6. На шестой стадии комплектуются средства, благодаря которым потребность, приведшая в действие творческий процесс, будет, в конце концов, удовлетворена и завершится. Это только «средства», использование которых всё ещё принадлежит будущему. То есть закончен образ храма, на основе которого будет, в свою очередь, построено множество реальных, вещественных храмов; инженерные механизмы, которые со временем произведут множество устройств, будут построены; формула процесса лабораторно тестирована — она будет работать при надлежащем её использовании.
В шестой День, элемент Земли замыслен Умом Бога как финальный фактор Архетипа Человека. Он дифференцирован и усовершенствован через новую серию манифестаций животных — видов, способных развиваться на твёрдом элементе Земли. И когда все необходимые факторы были подвергнуты разработке, в Уме Бога был создан «эскиз» Человека как божественной Формы, душа которого будет способна пройти свой эволюционный путь к цели — к совершенству.
Воинством Элохима создан Человек как «образ и подобие» Бога, Отца. Задуман Человек как божественный Сосуд, внутри которого материалы земли, в своё время, могут не только испытать гармоничное единство, но в котором они могут быть преобразованы и перевоплощены в божественную энергию, — материя и энергия являются одним по сути. Но если человек подобен алхимическому Сосуду для преобразования, то душа является Алхимиком. И душе надлежит начинать свою эволюцию там, где только может быть найдена хаотическая материя — в сфере жизни, на земле (возможно, на иной планете так же!). Душа должна начинаться как «душа живущая», принудительно скованная повторяющимися бессознательными энергиями жизни; и только, если она поднимает себя сама и поднимается на уровень индивидуализации и активности ума, она может стать позитивным «доверенным» конечной цели Бога.
7. На седьмой стадии, удовлетворённый своей работой архитектор «отдыхает». Но, на самом деле, в каждой седьмой фазе любого цикла происходит переход с одного уровня деятельности на другой. Архитектор передаёт будущее своей работы в руки подрядчиков и непосредственных прорабов, которые будут направлять реальное производство конкретного здания из камня, дерева, строительного раствора и проч., и управлять множеством строителей. Композитор (на этой стадии реализации замысла) передаёт свою работу руководителю оркестра, который соберёт «незаменимых» исполнителей для «воплощения» абстрактной партитуры в последовательность живых, выразительных и проникновенных звуков — если всё пойдёт хорошо! «В-Уме-Творение» закончено, во всяком случае, что касается цикла времени и всех объектов, подчинённых этому понятию; начинается создание и эволюция в сфере жизни, и на материале жизни.

Человеческая эволюция и Господь Бог

Управителем всего, что связано с эволюционными достижениями является Бог, но Бог как Господь интеграционной деятельности и активности, в Своей особой ипостаси — «Господь Бог». В этом аспекте Бог впервые появляется в Книге Бытия 2:4, но Его полное откровение приходит только к Моисею, когда Бог декларирует Себя в Своём наивысшем образе как Я ЕСТЬ СУЩИЙ (Исход 3:14)
Выражением «Господь Бог» переводится древнееврейское «JHVH Elohim». Для древних евреев слово из четырёх букв JHVH считалось самым сакральным (непроизносимым) именем Бога. Оно было транслитерировано на английский язык как Иегова, или в более позднее время, Яхве. Но, по сути, оно является «тетраграмматоном» (от слова tetra, четыре) с наиважнейшим группированием один плюс три — Jod и He-Vau-He. Значение слова основывается, прежде всего, на числе 4 (квадрат или куб), которое представляет собой Краеугольный Камень и символизирует конкретную интеграцию в и через материю.
Другим важным фактом является то, что Яхве и Элохим, скреплённые вместе, по-видимому, символически показывают, что Яхве является одной из сторон Элохима. Возможно, мы можем сказать, что тетраграмматон представляет собой четвёртый аспект Бога — Бог как божественный Принцип персонификации; таким образом, Я ЕСТЬ СУЩИЙ. Именно потому, что Яхве, или Иегова, является божественным Принципом персонификации, Ему неистово поклонялись как «личному Богу». Однако существует большая разница между «личным Богом» и Богом, представляющим собой Принцип Индивидуальности, Я ЕСТЬ!
Действительно, сказать, что Бог демонстрирует атрибуты личностной сущности или души, приходя на помощь человеку, не то же самое, что безоговорочная вера в «личного Бога»! Разница может пониматься метафизически; и всё же, она абстрактно определяет два подхода к пониманию Бога. И в зависимости от того, какой из подходов принимается человеком, это становится основанием для самых глубоких и практических последствий.
Однако, взятое вместе с четвёртым стихом второй главы Книги Бытия, всё это может поменять представление о направлении деятельности Бога. Господь Бог создаёт человека из пепла земли, вдувает в него дыхание жизни; и человек становится душой живою (Книга Бытия 2:7). С этого момента душа является центральной фигурой библейской драмы; эволюция души становится основным сюжетом. Проблемой становится подъём души над гравитационным притяжением материальности в своей попытке контролирования последней, вместо существования под её контролем, контролем «дыхания жизни» (т.е. ритмически повторяющихся энергий живого организма человека — инстинктов, желаний, страстей и проч.). Вся история человечества, как и библейское повествование, ясно показывает всю трудность такой задачи. Основная проблема заключена в оппозиции между сущностью души, происходящей от единства Бога, и свойственными материи характеристиками, присущими живому организму; объединяющим ядром организма является «живущая душа». Материя инертна, и посему сопротивляется изменениям. И всё же, единственной целью Творения является создание душ, способных материю изменять. Жизнь как интегрирующая энергия, заставляет материальные частицы ритмически двигаться относительно друг друга и функционировать, как неотъемлемые части органического целого. И поскольку материя сопротивляется силе жизни и всегда норовит вернуться к своему инертному и нейтральному состоянию (тенденция, сегодня называемая «энтропией»), жизнь призвана её понуждать. Материя действует через принудительные ритмы, повторяющиеся снова и снова; и материальное тело повинуется. Повинуется, правда, в бессознательности инстинктов.
«Душа живущая» должна иметь характеристики всех проявлений жизни, ибо она является самим ядром, сосредоточившим в себе эти проявления. Как уже было заявлено, «живущая душа» как посредник связи между Богом и материей, привержена обоим путям. Разного рода «интуиция» души отражает божественную природу Господа, Яхве — пассивное отражение. А «инстинкты» вовлекают душу в деятельность материальных клеток и органов. Обманутая центробежным натяжением сменяющихся циклов жизни, которые призваны вихрями взбалтывать материю для высвобождения энергии (замкнутой в инертном ядре атома), «живущая душа» имеет тенденцию сильно отклоняться от предназначенного ей «места» и терять свою целостность, свою Бого-отражающую форму и характер. Таким образом, душа сталкивается с двойной проблемой. Если она должна в конце концов стать надёжным и живым посредником, осуществляющим работу Бога — выполнение Проекта Творения, «воображённого» Элохимом, — «живущая душа» должна стать активным и сознательным индивидом, утверждённым в своей собственной самости и идентичности, констатируя (на деле, а не на словах!): Я Есть. Это означает, что «живущая душа» должна прекратить пассивное отражение Господа, подобно тому, как современный ребёнок должен становиться зрелым юношей, свободным от повторения поведения своих родителей, от комплекса отца и комплекса матери. С другой стороны, «живая душа» должна вести постоянную борьбу с гравитационным притяжением материальности и саморазделённости и также с постоянными навязчивыми настроениями и ощущениями, связанными с удовлетворением инстинктов жизни. Это удовлетворение необходимо для продолжения функционирования организма; и душа, до тех пор, пока она является «живущей душой», не может даже помыслить о том, чтобы отказаться от этого.
Эта двойная проблема вызывает так много трудностей, что эволюция души представляет собой длинную историю неудач, приправленных некоторыми успехами на пути. И это та самая история, которую показывает библейское повествование: от создания Адама в Эдеме — до Преображения Иисуса.
вверх