Акварун: сайт интегрального человековедения. Астрология, психология, целительство, педагогика, мантика.

Кен Уилбер

Кто я?

© Уилбер К. Никаких границ. — М., 1998.
Это может произойти внезапно, когда угодно и где угодно, безо всякого предупреждения и какой-либо видимой причины.
«Внезапно я был объят облаком цвета огня. У меня мелькнула мысль о пожаре, запылавшем где-то неподалеку в этом огромном городе; но в следующее мгновение я осознал, что огонь был внутри меня. Тотчас пришло чувство ликования и громадная радость, которая сопровождалась неописуемым интеллектуальным вдохновением. Я не просто уверовал, я увидел, что Вселенная состоит не из мертвой материи, но являет собой живое Присутствие; я осознал в себе вечную жизнь. Это было не убеждение, будто я буду жить вечно, но сознание того, что я уже обладаю вечной жизнью; я увидел, что все люди бессмертны; что космический порядок таков, что все вещи, несомненно, действуют сообща на благо всех и каждого; что основополагающим принципом этого мира и всех миров является то, что мы называем любовью, и что счастье в конечном счете есть удел всех и каждого.» (Цитата из «Космического сознания» Ричарда Бека.).
Какое великолепное осознание! Мы, безусловно, допустили бы серьезную ошибку, поспешно объяснив подобные переживания галлюцинациями или помрачением ума, ибо при ближайшем рассмотрении мы не найдем в них и следа мучительного пароксизма психотических видений.
«Пыль и камни мостовой были столь же драгоценны, как золото, ворота сначала казались концами мира. Зеленые деревья, когда я первый раз видел их через одни из ворот, приводили меня в восторг и восхищение... Кувыркавшиеся и игравшие на улице мальчики и девочки были живые драгоценности. Я знал не то, что они были рождены или должны будут умереть. Но все вещи вечно пребывали такими, какие есть, и на должном месте. В свете дня была явлена вечность...» (Траэрн).
Выдающийся американский психолог Уильям Джеймс неоднократно подчеркивал, что «наше нормальное бодрствующее сознание представляет собой всего лишь особый тип сознания, тогда как вокруг него, отделенные тончайшей из завес, лежат потенциальные формы сознания, совершенно от него отличные». Наше повседневное осознание подобно небольшому островку, окруженному огромным океаном непредсказуемого и неизведанного сознания, волны которого непрерывно бьются о барьерные рифы привычного нам сознавания, пока однажды совершенно неожиданно не пробиваются сквозь них и не затопляют наш островок знанием безбрежной, в основном неисследованной, но в высшей степени реальной сферы сознания нового мира.
«А сейчас пришел момент такого сильного восторга, что Вселенная застыла, как бы изумленная неописуемым величием этого зрелища. Один во всей бесконечной Вселенной! Вселюбящий, Совершенный Единый... В этот же чудесный миг небесного блаженства я испытал озарение. Я узрел внутренним взором, как атомы или молекулы, из которых состоит Вселенная, — я не знал, материальные они или духовные, — перестраиваются по мере перехода космоса (в его непрерывной, вечной жизни) от одного порядка к другому. Какова же была моя радость, когда я увидел, что цепь эта без изъяна, что ни одно звено не выпало, что все здесь на своем месте и в свое время. Миры, системы, все сливалось в одно гармоничное целое.» (Р.М. Бек)
Самая захватывающая сторона такого рода озарений состоит в том, что человек начинает явственно и несомненно ощущать себя единым со всей Вселенной, со всеми ее мирами, высокими и низкими. священными и обыденными. Его чувство самотождественности простирается далеко за узкие пределы его разума и тела и охватывает весь космос. Именно поэтому Р.М. Бек называл это состояние «космическим сознанием». Мусульмане называют его «Высшим Тождеством» — высшим потому, что это тождество со Всем. Мы будем называть его «сознанием единства» — состоянием любовных объятий со Вселенной как целым.
«Улицы были моими, храм был моим, люди были моими. Небо было моим, равно как и солнце, и луна, и звезды, — весь мир был моим, и я был единственным, кто созерцал его и наслаждался им. Мне не известны были ни приличия, ни связи, ни сословия; но все приличия и сословия были моими; все сокровища и их обладатели были моими. Так что больших трудов стоило испортить меня и заставить выучиться грязным приемам этого мира, пользоваться которыми я теперь разучился и — словно вновь стал малым ребенком, чтобы войти в царство Божие.» (Траэрн).
Такие переживания высшего тождества представляют собой столь широко распространенное явление, что вместе с учениями, претендующими на их объяснение, все это получило название «Вечной Философии». Существуют многочисленные указания на то, что подобные переживания, или постижения, лежат в основе всех основных религий — индуизма, буддизма, даосизма, христианства, ислама, иудаизма, — так что мы не без оснований можем говорить о «трансцендентном единстве религий», об их единодушии в изначальной истине.
Этот тип сознания, — сознание единства, или высшее тождество, — представляет собой естественное состояние всех живых существ; но мы постепенно все более ограничиваем наш мир и отвращаемся от нашей истинной природы, устанавливая свои границы. Впоследствии наше изначально чистое и единое сознание функционирует на разных уровнях с различными границами самоотождествления. По сути эти уровни представляют собой множество способов, которыми мы можем ответить и отвечаем на вопрос «Кто я есть?».
«Кто я?» Этот вопрос, волновавший человечество, вероятно, еще на заре цивилизации, и сегодня продолжает оставаться одним из самых «проклятых» человеческих вопросов. Ответы на него давались самые разные — сакральные и профанные, сложные и простые, научные и романтические, политические и личные. Но вместо того чтобы изучать эти многочисленные ответы, давайте взглянем на тот весьма специфический и фундаментальный процесс, который происходит, когда человек задается вопросом: «Кто я есть? каково мое действительное «Я»? какова моя фундаментальная тождественность?»
Действительно, что вы делаете, давая осмысленный, честный и более-менее подробный ответ на заданный вам кем-либо вопрос: «Кто вы такой?» Что при этом происходит у вас в голове? В одном определенном смысле, вы описываете себя таким, каким вы себя знаете, включая в описание большинство фактов — хороших и плохих, стоящих и бесполезных, научных и поэтических, философских и религиозных, — которые вы считаете существенными для своего самоопределения. Вы можете, например, думать: «Я неповторимая личность, человек, наделенный определенными потенциальными возможностями; я добрый, но иногда бываю жесток; мягкий, но иногда меня все раздражает; я адвокат и отец семейства, я люблю удить рыбу и играть в волейбол...» Вы можете перечислять все свои мысли и чувства в том же духе.
Между тем в основе процедуры самоопределения лежит гораздо более фундаментальный процесс. Когда вы отвечаете на вопрос «Кто вы», происходит одна простая вещь. Знаете вы об этом или нет, но, описывая, объясняя или даже просто внутренне ощущая свое «я», вы проводите мысленную разграничительную линию через все поле вашего опыта; все, что оказывается внутри этой границы, вы ощущаете и называете «я», а все, что оказывается вне ее, вы называете «не-я». Иными словами, ваша самотождественность всецело зависит от того, где вы проведете эту пограничную линию.
Вы человек, а не стул, и вы знаете об этом, потому что, сознательно или бессознательно, проводите пограничную линию между людьми и стульями и способны распознать свое тождество с первыми. Если вы высокий человек, вы проводите мысленную черту между высоким и низким и благодаря этому определяете себя как «высокого». Вы начинаете чувствовать, что «я — это, а не то», проводя пограничную линию между «этим» и «тем», а затем признавая свое тождество с «этим» и свое отличие от «того».
Таким образом, когда вы говорите «мое я», вы проводите границу между тем, что является вами, и тем, что вами не является. Отвечая на вопрос «Кто вы?», вы просто описываете то, что находится внутри этой черты. Когда вы не в состоянии решить, как или где ее провести, возникает так называемый кризис самоопределения. Иными словами, вопрос «Кто вы?» означает «Где вы проводите границу?»
В основе любых ответов на вопрос «Кто я?» лежит именно эта фундаментальная процедура проведения пограничной линии между «собой» и «не-собой». Как только общие границы проведены, ответы на этот вопрос могут становиться очень сложными — научными, теологическими, экономическими — или оставаться самыми простыми и недетализированными. Но для любого возможного ответа нужно сперва провести пограничную линию.
Наиболее интересная особенность этой линии состоит в том, что она способна смещаться, и это действительно нередко происходит. Ее можно проводить заново. Человек может в некотором смысле заново составить карту своей души и обнаружить на ней территории, существование которых он никогда не считал возможным, достижимым или даже желательным. Как мы видели, самая радикальная переделка карты или смещение пограничной линии происходит в случае переживания высшего тождества, ибо здесь человек расширяет границу своей самотождественности настолько, что включает в нее всю Вселенную. Можно даже сказать, что он вообще лишается всех границ, ибо, когда человек отождествлен с «одним гармоничным целым», для него больше не существует ни внешнего, ни внутреннего и границу провести негде.
Разновидностей пограничных линий так же много, как и индивидов, которые их проводят, но любая такая линия относится к одному из нескольких ясно различимых классов.
Наиболее типичной пограничной линией является граница кожи, окружающей организм человека. По-видимому, это самая общепринятая граница между «я» и «не-я». Внутри границы кожи все в некотором смысле является «мной», а снаружи — «не-мной». Нечто за пределами границы кожи может быть «моим», но не «мной». Например, я признаю «моими» свой автомобиль, работу, квартиру. семью, но в отличие от всего того, что находится внутри моей кожи, они определенно не являются «мной». Таким образом, граница кожи — это одна из наиболее фундаментально принятых границ между «я» и «не-я».
Может создаться впечатление, что эта кожная граница настолько очевидна, настолько реальна и обычна, что проведение каких-либо иных границ невозможно — за исключением, быть может, редких эпизодов единства сознания, с одной стороны, и безнадежно психотических случаев — с другой. Но в действительности существует и другая чрезвычайно широко распространенная и прочно установившаяся пограничная линия, проводимая огромным числом людей. Ибо многие люди, признавая и принимая кожу в качестве само собой разумеющейся границы между «собой» и «не-собой», «я» и «не-я», проводят вместе с тем и другую, гораздо более значимую для себя границу — внутри целостного организма как такового.
Если проведение пограничной линии внутри организма покажется вам странным, позвольте вас спросить: «Чувствуете ли вы, что вы — это тело, или же вы чувствуете, что вы имеете тело? Большинство людей ответят, что они имеют тело — обладают или владеют им примерно так же, как автомобилем, квартирой или другим предметом. При таких обстоятельствах тело кажется не столько «мною», сколько «моим», а «мое», по определению, находится вне границы, проводимой между «собой» и «не-собой». Человек наиболее тесно и основательно отождествляет себя лишь с одним из аспектов своего целостного организма и ощущает его своим подлинным «я». Этот аспект известен под различными названиями: разума, психики, «эго» или личности.
С точки зрения биологии, нет ни малейшего основания для такого радикального раскола между разумом и телом, психикой и соматикой, «эго» и плотью, но на психологическом уровне подобная расщепленность носит повальный характер. Действительно, противопоставление разума и тела и сопутствующий ему дуализм выступают фундаментальной чертой западной цивилизации. Отмечу здесь, что, даже говоря об исследовании целостного поведения человека, я вынужден использовать состоящее из двух частей слово «психо-логия». Само слово отражает тот предрассудок, что человек по существу является разумом, а не телом. Даже св. Франциск относился к своему телу как к «бедному ослику», и большинство из нас в самом деле чувствуют, что как бы ездят на своем теле, словно на осле.
В этой пограничной линии между разумом и телом, несомненно, есть что-то странное, и возникает она не в момент рождения. Но по мере того как человек взрослеет, возводя и укрепляя границу между «собой» и «не-собой», он смотрит на свое тело со смешанными чувствами. Следует ли его непосредственно включать в границы своего «я», или же его нужно рассматривать как территорию за этими границами? Где провести черту? С одной стороны, тело в течение жизни служит источником многих удовольствий, воспринимаемых его органами чувств, — от экстазов эротической любви до утонченности изысканных яств и красоты солнечного заката. Однако, с другой стороны, тело таит в себе угрозу мучительных болей и изнуряющих болезней. Для ребенка тело служит единственным источником наслаждения и вместе с тем первым источником боли, первым источником конфликтов с родителями. Ведь в довершение всего выясняется, что тело производит отходы, которые по каким-то совершенно загадочным для ребенка причинам представляют собой постоянный источник тревоги и беспокойства родителей. Мокрые пеленки, сопли, полные штаны — и сколько шума! Все это связано с ним, с телом. Тут еще надо подумать, где провести черту.
Но ко времени вступления в зрелый возраст человек, как правило, уже распрощался со своим бедным братцем-осликом. При окончательном проведении границы между собой и не-собой бедный ослик явно оказывается по ту сторону загородки. Тело становится чужой территорией, почти (хотя никогда не полностью) столь же чужой, как и сам внешний мир. Граница проводится между разумом и телом, и человек непосредственно отождествляет себя с первым. Он даже начинает чувствовать, что будто бы живет у себя в голове, как если бы он был неким маленьким человечком, отдающим из черепа команды телу, которые оно может выполнять или не выполнять.
Иначе говоря, то, что человек чувствует тождественным себе, включает не весь организм, но лишь одну из сторон этого организма — «эго». Можно сказать, что человек отождествляется с более или менее точным образом себя, а также с интеллектуальными и эмоциональными процессами, связанными с этим образом. Поскольку он не желает непосредственно отождествлять себя со всем организмом, то самое большее, что он может себе позволить, — это образ всего организма. В связи с этим он чувствует, что он есть «эго», и что его тело просто болтается где-то внизу под ним. Таким образом, здесь мы можем видеть другой основной тип пограничной линии, устанавливающей личное отождествление преимущественно с «эго» — с образом себя.
Как мы можем видеть, эта граница между «я» и «не-я» бывает довольно подвижной. Поэтому не удивительно, если мы обнаружим, что даже внутри «эго», или «разума» — в данном случае я использую эти термины довольно свободно — может быть возведена граница еще одного типа. По разным причинам человек может отказаться считать своими даже некоторые стороны своей собственной психики. Происходит, говоря психологическим языком, расщепление психики, отчуждение, подавление или проецирование каких-то ее аспектов. Суть процесса состоит в том, что человек сдвигает границу между «я» и «не-я», включая в то, что является «собой», лишь какую-то часть тенденций, свойственных «эго». Такой суженный образ себя мы будем называть «маской» (персоной). Поскольку индивид отождествляет себя лишь с некоторыми сторонами своей психики (маской), остальная ее часть воспринимается как «не-я», как территория по ту сторону границы, чужая и пугающая. Человек переделывает карту своей души, чтобы отмежеваться от своих нежелательных сторон (эти нежелательные стороны, отбрасываемые маской, мы называем «тенью») и по возможности исключить их из сферы сознания. Благодаря этому он становится в той или иной степени «не в своем уме». Вполне очевидно, что тут мы имеем дело с еще одним основным типом пограничной линии.
На данном этапе в нашу задачу не входит определение того, какой из приведенных выше типов составления карты своей души «подлинный», «правильный» или «истинный». Мы просто констатируем очевидный факт существования нескольких основных типов пограничных линий между «собой» и «не-собой», «я» и «не-я». И так как наш подход к предмету не зависит от оценок и суждений, мы можем упомянуть по крайней мере еще один тип пограничной линии, в настоящее время привлекающий к себе большое внимание, — границу, связанную с так называемыми надличными, трансперсональными явлениями.
Термин «надличный» указывает на то, что определенный процесс, протекающий в индивиде, в каком-то смысле выходит за его пределы. Простейшим примером такого процесса может служить так называемое экстрасенсорное, сверхчувственное восприятие (СЧВ). Парапсихологи различают несколько форм СЧВ: телепатию, ясновидение, предвидение и видение прошлого. К числу трансперсональных феноменов можно также отнести внетелесные переживания, переживания надличного «я», или свидетеля, пиковые переживания и т.п. Общим во всех этих областях является расширение границы между «я» и «не-я» за пределы кожной границы организма. Хотя трансперсональные переживания отчасти напоминают сознание единства, их не следует с ним смешивать. В сознании единства индивидуальное «я» отождествляется со Всем, абсолютно со всем существующим. В трансперсональных переживаниях личное тождество не расширяется до масштаба Целого, хотя и расширяется или по крайней мере распространяется за пределы организма. Хотя человек не отождествляется со Всем, его самотождественность более не ограничивается только его организмом. Как бы мы ни относились к трансперсональным переживаниям, есть огромное количество свидетельств того, что по крайней мере некоторые их формы действительно существуют. Поэтому мы можем с уверенностью заключить, что эти явления представляют еще один класс границ собственного «Я».
Суть этого обсуждения границ между «собой» и «не-собой», «я» и «не-я» состоит в том, чтобы подчеркнуть факт существования не просто одного, а многих уровней самотождественности, доступных индивиду. Эти уровни отождествления являются не теоретическими постулатами, но наблюдаемыми реалиями — вы можете сами проверить их наличие в себе. В связи с этим создается впечатление, что хорошо знакомое и все же в высшей степени таинственное явление, называемое сознанием, представляет собой как бы спектр, нечто подобное радуге, состоящей из нескольких диапазонов, или уровней, самоотождествления. Напомню, что мы вкратце обрисовали пять классов, или уровней, такого самоотождествления. Существуют, конечно же, вариации этих пяти главных уровней, да и сами они могут быть дополнительно разделены на множество подуровней, однако эти пять уровней, судя по всему, являются базовыми аспектами человеческого сознания.
Давайте расположим эти уровни в определенном порядке — в виде спектра. Такое их расположение показано на рис. 1, где показана пограничная линия между «я» и «не-я», а также рассмотренные нами основные уровни самоотождествления. Уровни различаются в зависимости от того, в каком «месте» проведена граница. Обратите внимание, что по мере приближения к нижней части спектра в той области, которую мы называем «надличной», пограничная линия становится прерывистой и полностью исчезает на уровне сознания единства, где «я» и «не-я» становятся «одним гармоничным целым».
Рис. 1. Спектр сознания
Очевидно, что каждый последующий уровень спектра представляет собой определенный тип сужения или ограничения того, что воспринимается индивидом как его «собственное Я», его действительная самотождественность, его ответ на вопрос «Кто вы?». У основания спектра он чувствует, что един со Вселенной, что его действительное «Я» — не только его организм, но и все мироздание. На следующем уровне спектра (или, можно сказать, «поднимаясь» вверх по спектру) индивид чувствует, что он един уже не со Всем, а только лишь со всем своим организмом. Его чувство самотождественности сместилось и сузилось от всей Вселенной до ее отдельного аспекта, а именно его собственного организма. Затем, на новом уровне, его самотождественность становится еще уже, ибо теперь он отождествляет себя преимущественно со своим разумом, или «эго», то есть только с одной из частей своего целостного организма. И на завершающем уровне спектра он может сузить свою самотождественность до одной из частей своего разума, отчуждая и вытесняя теневые или нежелательные аспекты своей психики. Он отождествляет себя лишь с одной из частей своей психики, той частью, которую мы называем «маской».
Итак, от Вселенной до ее части, называемой «организм»; от организма к его части, называемой «эго»; от «эго» к его части, называемой «маска» — таковы некоторые из диапазонов спектра сознания. На каждом следующем уровне спектра все больше и больше аспектов Вселенной оказываются для человека внешними. Так, на уровне целостного организма по ту сторону границы оказывается окружающая среда — она становится чужой, внешней, становится «не-я». Но на уровне маски и окружающая среда, и тело человека, и некоторые аспекты его собственной психики оказываются внешними, чужими, находящимися по ту сторону границы — они становятся «не-я».
Различные уровни спектра представляют различия не только в самоотождествлении, как бы это не было важно, но также и в тех характеристиках, которые прямо или косвенно связаны с самоотождествлением. Возьмем, к примеру, такую широко распространенную проблему, как «конфликт с собой». Очевидно, что раз есть различные уровни «себя», то существуют и различные уровни такого конфликта. Это связано с тем, что на разных уровнях спектра пограничная линия между «я» и «не-я» проводится по-разному. Но пограничная линия, как скажет вам любой специалист по военному делу, представляет собой потенциальную линию фронта, так как граница отмечает территорию двух противостоящих друг другу и потенциально враждующих лагерей. Так, например, человек, пребывающий на уровне целостного организма, находит потенциально враждебной окружающую его среду, ибо она оказывается по ту сторону границы, находится вне его и по этой причине таит в себе угрозу его жизни и благополучию. Но человек, пребывающий на уровне «эго», считает находящейся по ту сторону границы не только окружающую его среду, но и свое собственное тело, в связи с чем природа его конфликтов и огорчений оказывается совершенно иной. Он передвинул пограничную линию своего «я» и тем самым перенес линию фронта своих конфликтов. В этом случае собственное тело оказывается его врагом.
Эта линия фронта может стать очень резко выраженной на уровне маски, ибо здесь индивид провел пограничную линию между различными сторонами своей психики, так что линия фронта проходит теперь между индивидом как маской, с одной стороны, и его окружающей средой, телом и частью его собственного разума — с другой. Когда человек определяет границы своей души, он определяет тем самым и характер предстоящих ей битв. От границы самоотождествления индивида зависит, какие аспекты Вселенной станут «я», а какие — «не-я». Таким образом, на каждом уровне спектра различные аспекты мира оказываются «не-я», враждебными и чужими. На разных уровнях различные процессы Вселенной могут восприниматься как посторонние по отношению к этому уровню. И поскольку, как однажды отметил Фрейд, каждый посторонний кажется врагом, постольку каждый уровень потенциально вовлекается в различные конфликты с разнообразными врагами. Помните, каждая линия границы является также линией фронта — и враг на каждом уровне различен. Говоря психологическим языком, разные «симптомы» порождаются разными уровнями.
Тот факт, что различные уровни спектра сознания обладают различными характеристиками, симптомами и потенциалами, подводит нас к одному из самых интересных моментов. В настоящее время существует необычайно широкий и все возрастающий интерес ко всякого рода школам и методикам, нацеленным на работу с сознанием. Многие люди обращаются к психотерапии, юнгианскому анализу, мистицизму, психосинтезу, дзэн-буддизму, транзактному анализу, рольфингу, индуизму, биоэнергетике, психоанализу, йоге и гештальт-терапии. Общим для всех этих школ является то, что они пытаются тем или иным путем вызвать изменения в человеческом сознании. На этом, однако, их сходство заканчивается.
Человек, искренне стремящийся к самопознанию, сталкивается с огромным разнообразием психологических и религиозных систем, крайне затрудняющим проблему выбора. Если он попытается разрешить эту проблему путем добросовестного изучения всех основных школ психологии и религии, то может прийти в еще большее замешательство, ибо эти школы, взятые в целом, явно противоречат друг другу. Например, дзэн-буддизм предлагает забыть или превзойти «эго», а психоанализ — усилить и укрепить «эго». Кто прав? Эта проблема стоит одинаково остро как перед непрофессионалами, так и перед психотерапевтами. Существует великое множество различных конфликтующих между собою школ, и все они направлены на понимание одного и того же — человека. Но так ли это?
Направлены ли все они на один и тот же уровень сознания человека? Или, может быть, в действительности эти различные подходы являются подходами к различным уровням человеческого «я»? И тогда они не противоречат друг другу, но отражают действительные и весьма существенные различия между разными уровнями спектра сознания, и все эти подходы могут быть более-менее верны в приложении к соответствующим уровням спектра сознания?
Если это так, то мы сможем привнести существенный порядок и ясность в эту, казалось бы, безумно сложную область. Тогда окажется, что различные религиозные и психологические школы представляют собой не столько различные подходы к рассмотрению человека и его проблем, сколько дополняющие друг друга подходы к рассмотрению различных уровней человеческого сознания. При этом все множество школ распадается на пять-шесть ясно различимых групп, и становится очевидно, что каждая группа ориентирована преимущественно на один из основных диапазонов спектра сознания.
Чтобы дать несколько кратких и общих примеров, отметим, что целью психоанализа и большинства форм традиционной психотерапии является исцеление раскола между сознательными и бессознательными аспектами психики, с тем чтобы человек вошел в соприкосновение со всем, что творится в его душе. Эти школы психотерапии нацелены на воссоединение маски и тени для создания сильного и здорового «эго» — правильного и приемлемого образа себя. Иными словами, все они ориентированы на уровень «эго». Они пытаются помочь индивиду, живущему на уровне маски, переделать карту своей души так, чтобы перейти на уровень «эго».
В отличие от этого цель большинства школ так называемой гуманистической психотерапии иная — исцелить раскол между самим «эго» и телом, воссоединить психику и соматику для возрождения целостного организма. Вот почему о гуманистической психологии, называемой «третьей силой» (другими двумя главными силами в психологии являются психоанализ и бихевиоризм), говорят также как о «Движении за осуществление возможностей человека». По мере расширения самоотождествления человека от одного лишь разума или «эго» до организма в целом огромные возможности целостного организма высвобождаются и становятся достоянием человека.
Если мы пойдем еще дальше, то обнаружим такие дисциплины, как дзэн-буддизм или индуизм веданты, задача которых состоит в исцелении раскола между целостным организмом и средой для восстановления высшего тождества со всей Вселенной. Иными словами, они нацелены на уровень сознания единства. Но не будем забывать, что между уровнем сознания единства и уровнем целостного организма лежат надличные, трансперсональные диапазоны спектра сознания. Школы психотерапии, которые обращаются к этому уровню, заняты углубленным изучением «сверхиндивидуальных», «коллективных» или «трансперсональных» процессов в человеке. Некоторые из них говорят даже о «надличном Я», и хотя это «надличное Я» не тождественно Всему (что было бы сознанием единства), оно тем не менее выходит за пределы индивидуального организма. К числу школ, ориентированных на этот уровень, относятся психосинтез, юнгианский анализ, различные предварительные ступени йогической практики, «трансцендентальная медитация» и т.д.
Все это, конечно, очень упрощенная картина, но она все же в общих чертах показывает, как большинство психологических, психотерапевтических и религиозных школ соотносятся с различными уровнями сознания. Я должен подчеркнуть, что, как и в любом другом спектре, уровни спектра сознания переходят друг в друга постепенно и поэтому никакая четкая классификация уровней, равно как и терапий, адресующихся к этим уровням, невозможна. Кроме того, когда я «классифицирую» терапию на основании того уровня спектра, на который она направлена, я имею в виду самый глубокий из уровней, явно или неявно признаваемых этой школой терапии. В общем случае вы обнаружите, что психотерапия любого уровня будет принимать и признавать потенциальную возможность существования всех тех уровней, которые находятся над ее собственным, но отрицать существование всех тех уровней, которые находятся под ним.
Знакомство со спектром сознания — его различными уровнями, их потенциальными возможностями и проблемами — поможет человеку (как непрофессионалу, так и психотерапевту) лучше ориентироваться (или ориентировать своего клиента) на пути самопознания и личностного роста. Он сможет легче распознавать, к какому уровню относятся имеющиеся проблемы и конфликты, и таким образом применять для их разрешения соответствующий «терапевтический» процесс этого уровня. Он сможет также узнать, с какими возможностями или уровнями он хочет соприкоснуться и какие процедуры могли бы наилучшим образом способствовать этому росту.
Рост прежде всего означает расширение горизонтов индивида, продвижение его границ вовне и вглубь. Но это в точности определение нисхождения по спектру сознания (или «восхождения», в зависимости от того, какую точку зрения вы предпочитаете. Я употребляю слово «нисхождение» просто потому, что оно лучше соответствует схеме на рис. 1.). В результате перехода на нижележащий уровень спектра сознания человек перестраивает карту своей души, расширяя ее территорию. Рост — это постоянное перераспределение, перезонирование, переделка карты самого себя; признание, а потом и обретение все более глубоких и всеобъемлющих уровней своего «Я».
вверх